Клавинг В.
Гражданская война в России: Белые армии

СОДЕРЖАНИЕ

От автора

I. РУССКАЯ АРМИЯ

II. ВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ

III. ПОВОЛЖСКИЙ И ЗАПАДНЫЙ ФРОНТЫ

НАРОДНАЯ, РОССИЙСКАЯ, СИБИРСКАЯ АРМИИ

ПОВОЛЖСКИЙ ФРОНТ

НАРОДНАЯ АРМИЯ КОМУЧа

III-Б. ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ

ПОВОЛЖСКАЯ НАРОДНАЯ АРМИЯ

III-B. СИБИРСКАЯ АРМИЯ. Первое формирование

IV. ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ЮГА РОССИИ

V. БЕЛЫЕ АРМИИ

1. БЕЛОПОВСТАНЧЕСКАЯ АРМИЯ

2. ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ (БЕЛАЯ) АРМИЯ

3. ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ

4. ДОНСКАЯ АРМИЯ

5. ЗАПАДНАЯ АРМИЯ

6. ЗАПАДНАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ

7. ЗЕМСКАЯ РАТЬ

8. КАВКАЗСКАЯ АРМИЯ

9. КРЕСТЬЯНСКАЯ АРМИЯ

10. КУБАНСКЯ АРМИЯ

11. НАРОДНАЯ АРМИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ

12. ОЛОНЕЦКАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ

13. ОРЕНБУРГСКАЯ АРМИЯ

14. РУССКАЯ АРМИЯ, КРЫМ

15. СЕВЕРНАЯ АРМИЯ

16. СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АРМИЯ

17. СЕМИРЕЧЕНСКАЯ АРМИЯ

18. СИБИРСКАЯ ОТДЕЛЬНАЯ АРМИЯ

19. ТУРКЕСТАНСКАЯ АРМИЯ

20. УРАЛЬСКАЯ АРМИЯ

21. ЮЖНАЯ АРМИЯ

22. ЮЖНАЯ РУССКАЯ (ОСОБАЯ ЮЖНАЯ) АРМИЯ

23. ЯКУТСКАЯ НАРОДНАЯ АРМИЯ

От автора

Как и предыдущее издание, настоящая книга рассматривает военный аспект Белого движения в период Гражданской войны в России. Политические движения, их фавориты и лидеры, а также вопросы «как обустроить Россию», принципиально чужды автору и находятся за пределами его интересов к истории России. Однако рассматривать военный аспект любого исторического события в тот или иной исторический момент вне связи с политическим фоном, на котором происходят эти исторические события, в большинстве случаев не представляется возможным.

В этой связи следует отметить, что в период Гражданской войны в России, наряду с массой возникающих очагов военных столкновений и боевыми действиями армий и фронтов противоборствующих сторон, можно сказать, как грибы, появлялась масса «Временных правительств», которые, реализуя свои «политические интересы», подчиняли себе военизированные отряды и армейские соединения как в ограниченных районах, так и на просторах областей и регионов всей бескрайней России.

В этой связи, рассматривая чисто военный аспект Белого движения в период Гражданской войны, все же нельзя обойти вниманием тот политический фон, который определял стратегию и тактику как боевых действий, так и судьбы солдат и Белой армии в целом.

В Белом движении особое место занимает Белая Гвардия. Поэтому почти всегда, когда заходит речь о Белой армии и Белом движении, в целом участников этих движений и их солдат обобщенно называют — «белогвардейцы».

Естественно, что это произошло не случайно. И Белое движение, и Белые армии почти во всех регионах возглавили генералы и офицеры Русской армии, участвовавшие в Первой Мировой войне и присягавшие императору Николаю II.

После захвата власти большевиками, которые уже к февралю 1918 установили власть Советов на территории почти всей России, перед офицерским корпусом Русской армии встала дилемма: или служить большевикам, или принять их репрессивный удар, направленный на не желавших перейти в ряды Красной армии. (Народный комиссар и Главком Красной армии Троцкий бывших офицеров Русской армии, отказывающихся служить большевикам, своим приказом приговаривал к расстрелу. Для «наблюдения» за бывшими офицерами, все же попавшими в ряды Красной армии по принудительной мобилизации, в частях и соединениях Красной армии он же ввел институт военных комиссаров и Особых отделов, а также внедрял в ряды солдат и штабы подразделений представителей органов ЧК).

Многие из бывших офицеров, по нравственным соображениям не могли изменить ранее данной присяге и служить новым хозяевам России по чуждым им большевистским канонам. И, находясь под угрозой расстрела, вынуждены были уходить в подполье, что неизбежно привело к повсеместному созданию антибольшевистских нелегальных организаций. Эти подпольные организации, первоначально в своем большинстве состоявшие из бывших офицеров, вскоре начали вооружаться и готовиться к открытому военному выступлению против власти большевиков. Постепенно их ряды пополняли контрреволюционно настроенные солдаты бывшей Русской армии, недовольные продразверсткой и продналогом крестьяне, квалифицированные рабочие. Подобные вооруженные организации вскоре стали называть «белогвардейскими», полагая, что белый цвет наиболее соответствует сторонникам и защитникам «законного правопорядка» и противопоставляется красному — цвету революции и восставших масс (страница 59 энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР», Москва, 1983). Естественно, что белый цвет олицетворяет белизну и чистоту во кем, включая понятия чистоты и нравственных ценностей, установившихся в историческом процессе развития цивилизации в целом.

Быстрое становление армейских отрядов Белой Гвардии в западной части и на юге России объясняется тем, что наибольшая масса офицерского корпуса бывшей Русской армии оказалась именно в этих регионах. Так, уже почти сразу же после революции 1917 года группа высших офицеров бывшей Русской армии, включая генералов Корнилова, Деникина и других, под руководством генерала Алексеева начала на юге России создание Добровольческой (Белой) армии, на базе антибольшевистской «Алексеевской организации», созданной еще в Петрограде (смотри — «Добровольческая армия»). Буквально через несколько дней после переворота на юг, на Дон, стали стекаться офицеры, юнкера, кадеты, гардемарины. Туда же направлялись гимназисты, студенты и старые солдаты; как одиночно, так и группами. Поэтому не случайно именно здесь впервые произошли знаменитые «психические атаки» фактически безоружных людей против вооруженных орудиями, пулеметами и винтовками частей большевиков — главная слава «белогвардейцев».

Далее приводим строки из его книги Н.З. Колосникова «Краткий очерк Белой борьбы под Андреевским флагом»: «Прибывшие в ноябре 1917 в Новочеркасск юноши шли в формируемый капитаном В. Парфеновым отряд молодежи, который расположился в здании лазарета на Барочной улице. Можно полагать, что именно здесь, под видом выздоравливающих, возникла первая воинская часть возрождающейся Русской армии — юнкерский батальон под командованием капитана Парфенова. Батальон состоял из 2-х рот: юнкерская (командир ротмистр Скосырский) и кадетская (штабс-капитан Мизерницкий), 4-й взвод которой был укомплектован исключительно моряками. 26.11.1917 батальон получил приказ грузиться в вагоны, и утром 27-го поезд подошел к Новочеркасску, захваченному большевиками. Большевики начали обстрел подошедшего поезда. Батальон быстро выгрузился, построился и пошел в одну из тех знаменитых атак, о которых еще и сейчас вспоминают советские историки.

Идя без оружия во весь рост, не сгибаясь, юнкерский батальон вышиб красных из Балабановской рощи. В этом бою почти полностью погиб взвод капитана Донского, состоявший из кадетов Одесского и Орловского корпусов. Найденные трупы мальчиков были изрешечены пулевыми и штыковыми ударами».

Это была первая атака юношей-белогвардейцев, которая впоследствии не раз повторялась взрослыми, опытными солдатами-офицерами, потому что в первый, 1918, год из-за отсутствия достаточной численности войсковых частей солдатами служили офицеры. Дроздовские, корниловские, марковские, ижевские, воткинские и другие известные полки Белой армии не раз во весь рост, плотными рядами, без оружия, в фуражках, ремешки которых опускались под подбородки; часто с папиросами в зубах, иногда под звуки полкового оркестра, — не сгибаясь под сплошным орудийно-пулеметным и ружейным огнем, шли в атаку на большевиков, смыкая свои ряды после падения убитых. И, как правило, наплывающие молчаливые шеренги Белой Гвардии, без выстрелов подходившие все ближе и ближе, заставляли противника бросать оружие, оставлять свои позиции и устремляться в паническое бегство. Однако случалось и обратное — шеренги и ряды шедших в атаку белогвардейцев были полностью скошены пулеметным огнем красноармейцев, нервы которых выдержали, победив страх. Однако даже и в таком случае, несмотря на огромные невосполнимые потери (ведь гибли массы образованных, опытных офицеров), подобные атаки оставляли свой мрачный след в душе каждого красноармейца, когда можно было предполагать возможность встречи с подобной ситуацией. (Красноармейцы эти атаки называли «психическими»).

К этому остается добавить, что Белая Гвардия, вследствие малочисленности добровольцев-офицеров и больших потерь в течение начального периода Гражданской войны, постепенно замещалась новыми, мобилизованными белыми правительствами массами крестьян и рабочих, а также пленными красноармейцами. Из-за возросшей протяженности линий фронтов, роста количества и численного состава армий, активно разлагающей ряды солдат большевистской пропаганды, Белые армии и Белое движение в целом потерпело жестокое поражение. И только слава первопроходцев — добровольцев-офицеров, именно Белогвардейцев, до сих пор заставляет даже историков все «Белое» называть обобщенным пониманием «белогвардейщина».

I. РУССКАЯ АРМИЯ СТАВКА ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ РУССКОЙ АРМИИ, ФРОНТЫ, ГРУППЫ АРМИЙ. АРМИИ. (24.11.1918-04.01.1920)

Так уж случилось, что эпицентр Белого движения к концу 1918 — началу 1919 годов переместился из западной части России в Сибирь. Тогда политическую власть Верховного правителя Российского государства адмирала Колчака и его Верховное Главнокомандование над всеми армиями на территории России признали все руководители антибольшевистских движений и армий как на западе России, так и в Сибири и на Дальнем Востоке. Поэтому, несмотря на то, что наиболее организованное Белое движение и образование армий происходило в западной части России, — кульминация его произошла в Сибири, и рассмотрение политического фона рационально кратко рассматривать в процессе описания организации, структуры и боевых действий именно Русской армии и Ставки (Верховного) Главнокомандования адмирала Колчака.

В Сибири, так же как и в западной части России, сразу же после революции начали возникать подпольные антибольшевистские организации, в составе которых преобладающее число составляли офицеры. В этой связи необходимо отметить такие организации в крупных городах, как, например, Омск, Красноярск, Томск, Новониколаевск (Новосибирск), Барнаул, Петропавловск и многие, многие другие. К началу 1918 года эти организации в Омске, Красноярске, Томске уже достигали численности в 2000 и более человек. При этом первым открыто вступил в борьбу с Советской властью в Сибири отряд войскового старшины Б. Анненкова: его «Партизанский отряд Атамана Анненкова», состоявший в основном из сибирских казаков и солдат 11-й Сибирской стрелковой дивизии прежней Русской армии, дислоцировавшейся в западной Сибири с конца 1917 года. Следует отметить и другие подпольные сравнительно большие (в несколько тысяч членов) отряды Белой Гвардии Сибири и Дальнего Востока и их организаторов-руководителей. Они действовали в Томске (подполковник А. Пепеляев и другие), Омске (генерал Иванов-Ринов), Павлодаре (войсковой старшина В.И. Волков), Красноярске (полковник В. Гулидов). Существовали подпольные «Туркестанская военная организация», антибольшевистские национальные организации Алтая и другие им подобные.

Мятеж Чехословацкого корпуса 25.05.1918 и присутствие частей этого корпуса в городах вдоль Сибирской железной магистрали позволил поднять антисоветские восстания во многих городах Сибири и изгнать власть большевиков. В этой связи можно отметить первый захват власти (26.05.1918) в Петропавловске (отряд В.И. Волкова), 01.06.1918 в Новониколаевске и Омске (Иванов-Ринов), восстание 14.06.1918 в Иркутске (полковник Эллерц-Усов), а также в Барнауле, на Алтае и других городах Сибири. 29.06.1918 белогвардейцы (подполковник А. Пепеляев) захватили Томск. После изгнания большевиков и разгона совдепов власть переходила к появляющимся различным местным «Временным правительствам».

После мятежей антибольшевистских организаций и активизации белогвардейских отрядов в марте —апреле 1918 во многих городах и областей Сибири и мятежа Чехословацкого корпуса во 2-й половине 1918 большое значение в объединении подпольных и других антибольшевистских организаций и создании Белых армий в Сибири сыграли полковник Гришин-Алмазов и генерал Иванов-Ринов. В июне 1918 была создана Сибирская армия. (Подробнее — смотри «Сибирская армия»).

Однако создание для всей Белой Сибири единой армии встречало огромные трудности. Летом и осенью то и дело возникали все новые и новые Временные правительства, которые претендовали на самостоятельное формирование «своей» армии и назначения «своих» командиров.

Еще 27.01.1918 в Томске подпольная «Сибирская областная Дума» (СОД) объявила о непризнании власти «совдепии» и, бежав от полного разгрома в Харбин, после захвата Томска чехословаками (руководимых капитаном Гайдой), 23.06.1918 заявило о создании Временного Сибирского правительства и Западно-Сибирской армии. Другая часть думцев, перебравшись из Харбина во Владивосток (после прихода туда 29.06.1918 частей Чехословацкого корпуса), создала «свое» «Временное правительство автономной Сибири», которое после переворота в Омске и прихода к власти Колчака было распущено генералом Хорватом.

23.09.1918 в Уфе была создана Уфимская Директория — «Временное Всероссийское правительство», на базе соглашения со всеми другими правительствами Сибири, включая Комитет членов Учредительного собрания — КОМУЧ (созданный в Самаре еще 08.06.1918 и имевший «свое» правительство и с 30.08.1918 свою Народную армию), Временное Сибирское правительство (Томск), Уральское Временное правительство, правительства в Оренбургской, Иркутской и других областях, национальные правительства в Туркестане, на Алтае и «казачьи» правительства Сибири, Енисея, Семиречья и другие местные и региональные Временные правительства. Это Временное Всероссийское правительство объявило о роспуске всех областных, национальных, казачьих и других «правительств». 03.11.1918 Временное Сибирское правительство (в Томске) передало свою власть Временному Всероссийскому правительству, переехавшему 09.10.1918 из Уфы в Омск. Главнокомандующим Народной армии оставался генерал Болдырев (смотри «Народная армия»). 04.11.1918 Военным министром был назначен адмирал Колчак, прибывший 14.10.1918 из Харбина в Омск вместе с представителем Антанты, английским генералом Ноксом.

Наблюдая из Харбина рост численности различных местных, областных, казачьих и национальных правительств и продолжающееся стремление многих из них к «самостийности» (несмотря на их риторическое согласие объединиться вокруг Временного Всероссийского правительства), а также желая укрепить дисциплину в армии и в Сибири, при поддержке ранее пришедшего из Петропавловска отряда войскового старшины В.И. Волкова, отряда есаула И.Н. Красильникова и помощи Антанты, адмирал Колчак 18.11.1918 произвел государственный переворот, установив единоличную власть и диктатуру на Урале, в Сибири и Дальнем Востоке. При этом он объявил себя Верховным Правителем Российского государства и Верховным Главнокомандующим (новой) Русской армии, со всеми входящими в нее другими армиями, военными соединениями и частями по всей России.

Ставка Верховного Главнокомандования — образована Верховным Правителем Государства Российского — адмиралом Колчаком А.В., под руководством которого координировала все боевые операции сибирских белых армий с 24.12.1918 по 04.01.1920. Посты Начальника штаба Ставки занимали генералы: Лебедев Д. А. (21.12.1918 — 09.08.1919), Дитерихс М.К. (09.08-17.11.1919), Занкевич М.И. (17.11.1918-04.01.1920). Военное министерство Колчака возглавляли генералы: Сурин В.И. (21.12.1918 — 01.01.1920), Степанов Н.А. (03.01-23.05.1919), Лебедев Д.А. (23.05-12.08.1919), Будберг А.П. (12-25.08.1919), Дитерихс М.К. (25.08-06.10.1919, Ханжин М.В. (06.10.1919-04.01.1920).

Ставка Верховного Главнокомандования расформирована 14.11.1919. Руководство военными операциями перешло к штабу при Верховном Главнокомандующем (адмирал Колчак), который возглавил генерал Занкевич М.И. (17.11.1919 — 04.01.1920). Штаб размещался в одном из ва гонов специального поезда, в котором убыл из Омска адмирал Колчак. В это же время он приказал генералу Лохвицкому Н.А. подготовить и обеспечить прием и размещение в Иркутске правительствами своего штаба, включая и подбор помещений как для самого адмирала, так и для сопровождающих его членов правительства и штаба Главнокомандования. Одновременно генералу Лохвицкому было приказано предварительно подготовить переезд адмирала Колчака, его правительства и штаба в Читу, в Забайкалье, под защиту войск атамана Семенова, в случае если войска Русской (Сибирской) армии не остановят катящийся вал наступления Красной армии и им (войскам) также придется искать убежища в Забайкалье.

Непосредственно в оперативном подчинении Ставки в течение 1919 находились:

Сибирская армия (генерал-лейтенант Гайда Р., 24.12.1918—10.07.1919; генерал-лейтенант Дитерихс М.К., 10-22.07.1919, 22.07.1919 преобразована в 1-ю и 2-ю армии Восточного фронта.

Западная армия (генерал-лейтенант Ханжин М.В., 01.01 —20.06.1919; генерал-лейтенант Сахаров К.В., 21.06-22.07.1919). 22.07.1919 преобразована в 3-ю армию Восточного фронта.

Оренбургская армия (генерал-лейтенант Дутов А.И., 16.10.1918-03.05.1919). 23.05-18.09.1919 действовала как Южная армия (генерал-лейтенант Белов Г.А.); 18.09.1919-06.01.1920 (генерал-лейтенант Дутов А.И.). 06.01.1920 вошла в состав Семиреченской армии (генерал-майор Анненков Б.В.) как Оренбургский отряд, совершив «Голодный поход» через Туркестанские степи.

Семиреченская армия (генерал-майор Анненков Б.В., 25.08.1919-03.04.1920). Сформирована на базе Степной группы Восточного фронта и 2-го Степного Сибирского корпуса, интернирована в Китае после перехода 03.04.1920 Туркестано-Китайской границы.

Уральская армия (генерал-лейтенант Савельев Н.А., 15.11.1918-08.04.1919; генерал-лейтенант Толстов B.C., 08.04.1919-20.05.1920). 22.07.1919 передана в оперативное подчинение ВСЮР (генерал-лейтенант Деникин А.И.).

Южная армия (генерал-лейтенант Белов Г. А., 23.05.1919-01.12.1920). Переформирована 23.05.1919 из Южной группы Западной и Оренбургской армий. 22.07.1919 вошла в состав Восточного фронта, а с 10.10.1919 — в составе Московской группы Восточного фронта.

22.07.1919 Сибирская и Западная армии, переформированные в 1-ю, 2-ю и 3-ю армии, а также Южная армия и Степная группа генерала Анненкова Б.В. были переданы и объединены в составе вновь созданного Восточного фронта (генерал-лейтенант Дитерихс М.К.). После отвода 1-й армии в тыл, в район Томска (для пополнения, переформирования и охраны Сибирской магистрали), а также разгрома Южной армии (генерал Белов Г.А.), 10.10.1919 оставшаяся часть Восточного фронта была преобразована в Московскую группу войск (генерал-лейтенанты Каппель В.О., 10.10.1919-21.01.1920; Войцеховский С.Н., 21.01-27.04.1920) и продолжала оказывать сопротивление Красной армии, совершив «Великий Сибирский Ледяной поход» (14.10.1919 — 03.03.1920) при отступлении колчаковской армии из Сибири в Забайкалье.

Кроме того, свое подчинение Ставке Верховного Главнокомандования Верховного Правителя Государства Российского юридически признали и/или были включены в состав Русской армии:

Вооруженные Силы Юга России—ВСЮР, под командованием Главнокомандующего генерал-лейтенанта Деникина А.И. (о своем подчинении Верховному Правителю адмиралу Колчаку объявил 12.06.1919).

Войска Северо-Западной области (генерал-от-инфантерии Юденич Н.Н., 10.07.1919-22.01.1920). Указом Верховного Правителя адмирала Колчака 10.07.1919 генерал-от-инфантерии Юденич назначен командующим всеми войсками Северо-Запада, включая Северо-Западную армию (генерал-майор Родзянко А.П., 06.07—02.10.1919; генерал-от-инфантерии Юденич Н.Н., 02.10 — 28.11.1919) и Западную Добровольческую армию (генерал-майор Бермондт-Авалов П.Р., 09-11.1919).

Северная армия — Войска Северной области, Северный фронт (генерал-лейтенант Марушевский В.В., 19.11.1918-13.01.1919; генерал-лейтенант Миллер Е.К., 13.01.1919-02.1920). Генерал-лейтенант Миллер Е.К. 10.06.1919 назначен адмиралом Колчаком командующим всеми войсками Северной области, включая Северную армию, которая одновременно находилась в оперативном подчинении у командования Северного фронта и Экспедиционного корпуса английских войск (генерал Айронсайд).

Мурманская Добровольческая армия — Войска Мурманского района (генерал-майор Звегинцев Н.И., 01.06 — 03.10.1918; полковник Костанди Л.В., 11.1918-06.1919); находилась в оперативном подчинении Северной армии, а также командующего английским Экспедиционным корпусом в Архангельске — генерал Айронсайд (и непосредственно в Мурманске - генерал Пуль). 06.1919 Мурманская Добровольческая армия была переименована в Войска Мурманского района и вскоре объединена с войсками Олонецкой Добровольческой армии под общим командованием генерал-лейтенанта Скобельцына B.C.

Олонецкая Добровольческая армия (генерал-лейтенант Скобельцын B.C., 02.1919-02.1920). После разгрома Красной армией в Карелии 07.1919 Олонецкая армия объединена с Мурманской Добровольческой армией.

Состав и боевые действия Сибирских армий адмирала Колчака приведены в главах «Восточный фронт», «Московская группа войск», а также в отдельных справках об этих армиях.

Приказом Главковерха адмирала Колчака 03.01.1919 новая Русская армия должна была иметь структуру и состав такой же, как и прежняя Русская армия при императоре Николае II. То есть структура Русской армии предусматривала создание рот (150 штыков в каждой), батальонов (по 4 роты), полков (4100 штыков, в 4-х батальонах или 16-и ротах), дивизий (16 500 штыков в 4-х полках), корпусов (37 000 в 2-х дивизиях в каждом). К 01.05.1919 численность Русской армии составляла 680 000 штыков и сабель, из которых в действующих армиях Сибири к этому времени было сформировано 8 корпусов. В течение 1919 года планировалось довести численность войск до 2 000 000 солдат и офицеров. Краткое описание боевых действий, фронтов и армий, входивших в состав Русской армии и в непосредственное подчинение Ставки Верховного Правителя адмирала Колчака, приведены в последующем изложении.

Представляется полезным остановиться, хотя бы и весьма кратко, на менее известных подробностях прекращения деятельности Ставки Верховного Главнокомандования, связанных с концом жизни адмирала Колчака. Краткая (фрагментарная) история этого события может быть представлена следующим образом.

После фатальных поражений Сибирских армий Колчака под Челябинском (07 — 08.1919) и на Тоболе (08 — 09.1919) волна отступающих войск, группируясь в отдельные колонны, устремилась в направлении Сибирской магистрали на восток, с целью уйти в Забайкалье, под защиту войск атамана Семенова и оккупационных японских войск. Так начался известный Великий Ледяной Сибирский поход.

Правительство и Ставка Колчака вынуждены были покинуть Омск, который 14.11.1919 без боя был сдан Красной армии. Теперь Ставка вынуждена была «руководить» войсками, находясь в вагоне поезда, хотя и тешила себя еще надеждой, что вскоре восстановит свою «стационарную» деятельность, добравшись до Иркутска. Но это была лишь мечта. При таком массовом и быстром отступлении, в непрерывно меняющейся боевой ситуации, о реальном и квалифицированном руководстве государством и боевыми действиями из единого центра не могло быть и речи. При этом следует напомнить, что за поездом Колчака следовал эшелон с «Золотым запасом» России. Это придавало особую специфику и важность начавшемуся железнодорожному марафону.

Благодаря воле генерала Каппеля остатки Сибирских армий 10.10.1919 удалось объединить в Московскую группу войск, которая благополучно достигла Забайкалья в начале марта 1920, заплатив за это и жизнью самого генерала Каппеля, и жизнью адмирала Колчака. (Существует версия реплики Каппеля, увидевшего в Омске эшелон «Золотого запаса» — именно того, который он еще в конце 1918 приказал вывести из Казани перед ее сдачей большевикам: «Золото Рейна не принесло счастья нибелунгам и Германии. Не принесет золото счастья и русским богатырям».)

Поезд Колчака и «золотой» эшелон (как и в какой-то мере колчаковско-каппелевские войска) теперь находились в зависимости от пропускной способности и работы всей Сибирской магистрали. И так как все города и станции этого железнодорожного пути находились в руках войск Чехословацкого корпуса (который постепенно смещался на Дальний Восток, чтобы эвакуироваться из Владивостока в Чехословакию), судьба следования поездов всецело зависела от настроения командиров гарнизонов того или иного населенного пункта, находящегося на пути проезда: захотят — пропустят, не захотят — нет; отцепят вагон или не дадут паровоз, уголь, воду, возможности пополнить запасы продовольствия, или заставят стоять сколь угодно долго.

Начиная с Новониколаевска (сдан большевикам 14.12.1919), чехи стали подолгу задерживать «литерные» поезда Колчака и эшелон с золотом, ломая голову, как бы подороже продать этот столь желанный большевикам «товар». Колчак мог надеяться только на свой конвой, хотя и понимал, что этих «сил» весьма недостаточно, чтобы чувствовать себя в безопасности. Адмирал стал фактически узником и одновременно заложником в заигрывании союзников с коммунистами. Колчаку на всех станциях даже младшие офицеры давали понять, кто здесь хозяин. «Выяснение отношений» достигло кульминации 12.12.1919, когда в Красноярске чехи задержали поезд Верховного и, применив силу, отцепили паровоз, мотивируя это необходимостью подсоединить его к эшелону с убегавшими во Владивосток солдатами Чехословацкого корпуса, а также ссылаясь на очередь отправки санитарных поездов с ранеными.

Не выдержав, генерал Каппель «взорвался», требуя от генерала Сыровы немедленно прицепить паровоз обратно, к поезду адмирала, наказания виновных и принесения соответствующих извинений. В противном случае генерал Каппель пригрозил применить силу против чешских войск. Сыровы не соизволил выполнить требования Каппеля — последний вызвал чешского генерала на дуэль! Сыровы проигнорировал этот вызов. Так вело себя командование союзников в отношении представителей военных властей Сибири, подавая наглядные примеры своим подчиненным — офицерам и солдатам чешских и японских войск, располагавшихся вдоль Сибирской магистрали.

Тем временем поезд адмирала на пути к Нижнеудинску (Улан-Удэ) 21.12.1919 получил известие, что в Черемхове (станция в 130 километрах северо-западнее Иркутска) произошло восстание, и власть перешла к коммунистам, а партизанские отряды большевиков подошли в Нижнеудинску, Зиме и Иркутску. Сообщение по железной дороге к Иркутску прервано и блокировано в Черемхове. Несмотря на это, Колчак решил продолжать следовать в Забайкалье. 27.12.1919 поезд Верховного прибыл в Нижнеудинск. Здесь адмиралу сообщили (майор Гассек из чешского гарнизона), что эшелоны задерживаются «до особого распоряжения» (дополнительно пояснив, что нет паровозов, угля, а дальнейшие пути блокированы партизанами). Через несколько часов майор Гассек передал указание, полученное от представителя всех военных миссий стран Антанты в Сибири и на Дальнем Востоке французского генерала Жанена — поезда адмирала и эшелон с «Золотым запасом» берутся под непосредственную охрану союзных держав, и когда «позволит» обстановка — проследуют дальше (под флагами союзных держав). Станция Нижнеудинск объявляется нейтральной, и союзным (чешским) войскам приказано охранять и не допускать к ним новые власти любого правительства (эсеры, коммунисты и прочие) Нижнеудинска. Конвой адмирала не разоружать и в случае нападения на поезда — разоружить обе стороны. По собственному желанию адмирала Колчака — предоставить ему личную свободу действий. Одновременно Верховный получил телеграмму из Иркутска от генерала Лохвицкого, который не рекомендовал адмиралу ехать далее, в Иркутск. Около двух недель поезд адмирала Колчака стоял в Нижнеудинске, будучи фактически под арестом союзников (чешских войск). Связь с Иркутском была прервана. (Генерал Лохвицкий Н.А., пытаясь предотвратить восстание в городе и подавить восставших силами войск иркутского гарнизона и находящихся в Иркутске чехов, признал нереальность и невозможность дальнейшего удержания города этими силами и 05.01.1920 убыл в Читу, к атаману Семенову).

По прошествии двух недель майор Гассек сообщил новое решение штаба союзников: Колчаку предлагали безопасное передвижение только в его (одном) вагоне; остальные вагоны и эшелон с «Золотым запасом» должны оставаться в распоряжении союзных (чешских) войск. У Колчака оставались три возможности: попытаться с личным конвоем (60 офицеров и 500 солдат) пройти в Монголию (преодолев более 250 верст по малонаселенной, безлюдной местности, при весьма низких температурах, ограниченном запасе продовольствия и других непредвиденных смертельных ситуациях); либо уйти (переодевшись в простую одежду) только со своим адъютантом, бросив на произвол судьбы поезда со своим конвоем и «Золотым запасом»; либо договориться с чехами (майором Гассеком), чтобы, переодевшись, одному пересесть в первый же идущий на восток эшелон с отступающими солдатами Чехословацкого корпуса (как это делали многие «счастливчики», убегая от большевиков и партизан). Или, наконец, смириться со своей участью: ехать под охраной союзников в своем одном вагоне. Все пути бегства (и особенно скрыться с помощью чехов) Колчак отверг. Собрав свой конвой, он предложил всем уйти, а остаться только тем, кто категорически не желает его покинуть. К своему удивлению он обнаружил, что почти весь конвой покинул его и тут же перешел к «красным»; остались несколько офицеров. Этот факт окончательно подорвал веру Колчака в счастливое окончание своей карьеры и жизни в целом. (За последующую ночь, как утверждали очевидцы — например последний начальник штаба Ставки, генерал Занкевич М.И. — голова адмирала стала абсолютно белой от поседевших за несколько часов волос).

Колчак известил штаб японского адмирала Като, что он согласен ехать в Иркутск (где тогда находился штаб союзных войск) в только одном предоставленном ему вагоне. К эшелону 1-го батальона 6-го чешского полка был прицеплен большой пульмановский вагон, где разместились 60 офицеров личного конвоя, оставшегося с адмиралом, и сам адмирал Колчак. К этому же поезду прицепили вагон «Омского» правительства (Пепеляев В.Н. и другие), который присоединился к эшелону на станции Тайга.

Тем временем Сибирские армии под командованием генерала Каппеля вынужденно продолжали отступать пешком по заснеженным таежным тропам Сибири, отражая периодические атаки преследующих их войск Красной армии и местных партизан. 04.01.1920 прежняя охрана адмирала Колчака была заменена исключительно чешскими солдатами. Выходить из вагона офицерам конвоя запрещалось (как и самому адмиралу). Поезд с «Золотым запасом» союзники тащили за собой. Над вагоном Колчака был поднят Андреевский флаг и флаги союзных государств. 04.01.1920 адмирал Колчак подписал свое «отречение», передав власть Верховного Правителя Государства Российского генералу Деникину, а управление в Забайкалье и на Дальнем Востоке (в Восточной Сибири) — атаману Семенову. Пройдя 120 километров от Нижнеудинска, эшелон с войсками чехословаков миновал Тулун, который фактически уже контролировали партизаны. 11.01.1920 добрались до станции Зима. В районе Зимы партизаны блокировали железную дорогу. Комендант эшелона чешский майор Кадница приказал установить на крышах поезда пулеметы и категорически запретил всем (русским) выход из вагонов. Партизаны отцепили паровоз, требуя передачи им адмирала Колчака и «Золотого запаса». Но в конце концов, после переговоров с чешскими командирами, добившись введения в охрану вагона Колчака своих бойцов (и усилив охрану эшелона с «Золотым запасом» партизанами), паровоз прицепили и разрешили продолжать следование на Черемхово и Иркутск.

Таким образом, если до станции Зима адмирал Колчак находился в качестве заложника (и символического арестанта) союзников, то теперь он и «Золотой запас» попали под реальный арест как чехословаков, так и партизан, подсевших в вагоны поезда на станции Зима. «Охрана» еще более усилилась, когда за проходящими эшелонами вдогонку помчался маневренный паровоз с вагоном, набитым рабочими-дружинниками и партизанами станции Черемхово.

Но до Иркутска Верховного Правителя ждало еще одно испытание: станция Иннокентиевская была также блокирована, и «массы» дружинников и партизан, окружив поезд, были полны решимости завладеть и адмиралом, и плывущим в их руки золотом. После длительных переговоров с чешскими солдатами и их командиром о выдаче адмирала Колчака и «Золотого запаса», восставшие рабочие Иннокентиевской (и партизаны) согласились с компромиссным предложением: ввести еще новые отряды рабочих дружин и партизан в охрану эшелонов и нести эту службу совместно с чешскими солдатами.

После присоединения нового отряда «охранников» эшелоны двинулись к Иркутску, куда прибыли 15.01.1920. Через несколько часов на один из тупиков прибыл и поезд с «Золотым запасом» (1878 мешков и 5143 ящика с золотом в 29 вагонах, а также 7 вагонов с платиной и серебром). Выскочившая охрана (чешские солдаты вперемешку с рабочими-дружинниками) собралась у дверей вагона Колчака. На перроне стояла группа иркутских коммунистов, окруженных вооруженными рабочими. Вокруг вокзала собралось достаточно много чешских, японских и польских войск, присутствовали и рабочие вооруженные дружины. Ни дипломаты, сосредоточенные в Иркутске, ни генерал Жанен (из стоящего на соседних путях вагона), ни генерал Сыровы (из эшелона чешских войск), которому союзниками была поручена безопасность и охрана Верховного Правителя и продвижение его поезда — никто не встречал прибывшего адмирала. Не появлялись и представители Политцентра, в чьих руках с 12.11.1919 находилась власть в Иркутске. (Иркутск стал последней «столицей» Верховного Правителя, куда несколько раньше и перебрались из Омска все дипломатические представители, командование союзными войсками, а также специально посланный адмиралом Колчаком генерал Лохвицкий, который должен был не допустить сдачи города восставшим рабочим и партизанам до прихода основной массы отступающих колчаковских войск).

Вечером, почти сразу же по приходу поезда, по приказу генерала Сыровы солдаты чешской инструкторской роты, сопровождаемые 20-ю дружинниками и 10-ю партизанами, отправили адмирала Колчака, кутавшегося в меховую шубу, через Ангару (покрытую льдом), на противоположный берег, где располагался основной город. Цепочка этой процессии по узкой ледяной тропинке проводила адмирала Колчака (и Пепеляева) в одиночные камеры губернской тюрьмы.

Таким образом, когда 04.01.1920 Колчак официально передал власть генералу Деникину (как Верховному Правителю Государства Российского) на западе и атаману Семенову (как Верховному Правителю Сибири) на востоке, Ставка Верховного Главнокомандования прекратила свое существование. Карьера адмирала закончилась арестом и тюремным заключением в Иркутске 15.01.1920.

21.01.1920 власть Политцентра под угрозой всеобщего восстания в Иркутске пала и перешла к коммунистам. Союзники (чехи, японцы и другие военные части) бежали на Восток, во главе со своими генералами: Жаненом, Сыровы, Като. Судьба адмирала Колчака была предрешена — 07.02.1920 А.В. Колчак и В.Н. Пепеляев по «приговору суда» был расстреляны на покрытой льдом Ангаре, а их тела были сброшены под лед.

II. ВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ (21.07-10.10.1919)

Восточный фронт образован 21.07.1919 приказом Верховного Главнокомандующего адмирала Колчака А.В.

Командующие Восточным фронтом: генерал-лейтенант Дитерихс М.К., 21.07-04.11.1919;

генерал-лейтенант Сахаров К.В., 05.11 — 09.12.1919;

генерал-лейтенант Каппель В. О., 10.12.1919-25.01.1920; генерал-лейтенант Войцеховский С.Н., 25.01-20.04.1920.

Начальники штаба — полковник Сальников Д.Н., 21.07-01.09.1919; генерал-майор Рябиков П.Ф., 02.09-08.11.1919; генерал-майор Оберюхтин В. И.,10.11.1919-20.04.1920)

После поражений Сибирской и Западной армий к лету 1919 было принято решение создать на их базе оперативное, более мобильное управление войсками, не умаляя при этом приоритета штаба Ставки Верховного Главнокомандования. Реализуя это решение, 21.07.1919 был создан ВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ, который объединил, включив в свой состав к 01.08.1919:

1-ю армию (генерал Пепеляев А.Н.);

2-ю армию (генерал Лохвицкий Н.А.):

3-ю армию (генерал Сахаров К.В.);

Отдельную Южную армию (генерал Белов Г.А.), 23.05-21.09.1919 (до 05.1919 и после 09.1919 именовалась Оренбургской армией);

Отдельную Степную группу (генерал Лебедев Д.А.);

Отдельный Сибирский казачий корпус (генерал Иванов-Ринов П.П.).

Состав Восточного фронта до 02.1920 претерпевал некоторые изменения в боевом составе и командовании соединениями (о чем будет сказано в дальнейшем).

После удачного «Весеннего наступления» Сибирской (генерал Гайда), Западной (генерал Ханжин), Оренбургской (генерал Дутов) и Уральской (генерал Савельев) армий — захвата Перми и Глазова, подхода менее чем на 100 километров к восточному, левому, берегу Волги и Самаре, к лету 1919 все эти армии адмирала Колчака потерпели ряд жестоких поражений и вынуждены были откатиться назад, на восток, за реки Белая, Уфа, Урал, к подножию Уральских гор. В результате контрнаступления Красной армии к лету 1919 в руках большевиков оказались Пермь, Уфа, Стерлитамак, Оренбург, Уральск и другие важные в стратегическом плане города и районы Урала. Особенно чувствительными для колчаковских армий были потеря Уфы и операция по окружению и разгрому группы белых войск в районе Златоуста. Потеря Златоуста открывала Красной армии прямой путь к полному завоеванию Урала.

Командование Русской армии адмирала Колчака, понимая нависшую угрозу полного разгрома своих вооруженных сил в случае продолжения успешных наступлений Красной армии, и главное — потерю Урала как (прежде всего) естественного рубежа, каким является Уральский горный хребет, его промышленность, железные дороги и другие подобные стратегические факторы; лихорадочно планировало решающий контрудар по большевистским войскам. Выбор пал на район Челябинска, куда был нацелен и последующий основной удар главных сил большевистских войск — 5-й Красной армии, которые так успешно наносили колчаковцам одно поражение за другим (Уфа, Златоуст и Екатеринбург).

Разрезанные на две части войска Отдельной Сибирской армии, потеряв у Екатеринбурга (захвачен 15.07.1919) только пленными около 3500 бойцов, поспешно отступали в направлении Тобольска (во главе со своим командующим, генералом Гайдой). Другая группа Сибирской армии (меньшей по численности) отступала на северо-восток, к Верхотурью, после захвата которого красными 19.07.1919 вынужденно изменила направление отступления, повернув на восток, в направлении Томска.

Таким образом, 22.07.1919 вновь образованный Восточный фронт (генерал Дитерихс) фактически имел в своем подчинении только часть Сибирской армии генерала Гайды — новую 2-ю армию (генерал-лейтенант Лохвицкий Н.А.), так как 1-я армия (генерал-лейтенант Пепеляев) — вторая часть прежней Сибирской армии, как уже сказано, — в это время отступала от Екатеринбурга на юго-восток, в направлении Тобольска и Кунгура-Томска и активно участвовать в контрнаступлении у Челябинска не имела возможности.

3-я армия (созданная на базе прежней Западной армии), которой с момента образования (22.071.1919) Восточного фронта командовал генерал-лейтенант Сахаров, фактически оказалась под командованием начальника штаба Ставки Верховного Главнокомандования генерала Лебедева, так как последнему адмирал Колчак («Главковерх») приказал непосредственно возглавить Челябинское контрнаступление. Для усиления войск Восточного фронта в этой операции Верховное Главнокомандование пополнило их еще не окончившими формирование новыми 11-й, 12-й и 13-й Сибирскими дивизиями, которые, как это станет очевидным, сыграли скорее негативную, чем положительную роль. На 3-ю армию возлагались большие надежды в деле успешного проведения наступательной операции.

Таким образом, на Восточном фронте в июле 1919 была сосредоточена группа войск, которой предстояло реализовать разработанный штабом генерала Лебедева план наступления и разгрома советских войск в районе Челябинска. План этой операции горячо поддерживал генерал Сахаров, командующий 3-й армией.

Общее (стратегическое и оперативное) руководство контрнаступлением в районе Челябинска было возложено на генерал-майора Лебедева Д.А., — представителя Верховного Главнокомандования, начальника штаба Ставки Верховного Главнокомандующего. Тактическое руководство планируемой операции оставалось за Командованием Восточным фронтом — генерал-лейтенантом Дитерихсом М.К.

Для проведения контрнаступательной операции на Челябинск Восточный фронт объединил следующие войска Русской армии:

2-я армия, 14.07.1918 — 20.03.1920. Создана на базе части бывшей Отдельной Сибирской армии (генерал Гайда Р.). Командующие— генерал-лейтенанты Лохвицкий Н. А., 14.07-01.09.1919; Войцеховский С.Н., 01.09-25.01.1920; Вержбицкий Г.А., 25.01-20.03.1920);

Северная группа, 22.07.1919-20.03.1920. Создана на базе 4-го Сибирского армейского корпуса (генерал-лейтенант Гривин П.П., 26.03-20.07.1919). Командующий Северной группой — генерал-лейтенант Гривин П. П., 22.07-20.11.1919; с 21.11.1919 - генерал-майор Бордзиловский А.В.; в составе

3-й Иркутской стрелковой дивизией, 28.07.1918 — 20.03.1920 (генерал-майор Гривин П.П., 28.07.1918-26.03.1919; генерал-майор Ракитин В. А., 04.1919-03.1920); с ее

— 9-м Иркутским стрелковым полком,

— 10-м Байкальским стрелковым полком,

— 11-м Нижнеудинским стрелковым полком,

— 12-м Верхнеудинским стрелковым полком.

3-я Иркутская дивизия, находясь в Тобольской группе (генерал-майор Бордзиловский А.В.) под командованием генерал-майора Ракитина В.А. в «Великом Сибирском Ледяном походе» достигла Читы, как одна из самых многочисленных частей Белой армии (в колонне генерала Вержбицкого). Позже генерал Ракитин пытался покончить с собой (застрелиться) 05.06 и умер 07.06.1923 у Охотска, находясь в дружине генерала Пепеляева А.Н. Последняя убыла из Владивостока 08.1922 и 17.06.1923 сдалась в Аяне, окруженная красными войсками комдива Строда.

15-й Омской Сибирской стрелковой дивизии, 21.03.1919 — 01.1920 (полковник Шулькевич Б.А., генерал-майор Вознесенский, 06.10.1919-01.1920); с ее

— 57-м Павлоградским Сибирским стрелковым полком,

— 58-м Акмолинским Сибирским стрелковым полком (полковник Соловьев),

— 59-м Саянским Сибирским стрелковым полком (полковник Тонкошкур),

— 60-м Бугурусланским Сибирским стрелковым полком (подполковник Головоненко),

01.1920 дивизия попала в плен под Красноярском.

Красноуфимской партизанской бригады, 03.1919 — 01.1920 (полковник Рычагов); с ее

— 1-м Красноуфимским партизанским стрелковым полком (поручик Бочанинов),

— 2-м Каштымским партизанским стрелковым полком (штабс-капитан Жук).

Весь состав бригады 12.1919 — 01.1920 погиб или частично попал в плен в известном бою под Кемчугом при подходе 2-й армии к Краснодару,

Вскоре после смерти генерала Гривина Северная группа 20.12.1919 была передана в состав Тобольской группы.

Южная группа, 12.10.1919-20.03.1920. Создана на базе 3-го (Степного) Сибирского корпуса, (генерал-майор Вержбицкий Г.А., 03.01 — 1.10.1919). Командующий Южной группой— генерал-лейтенант Вержбицкий Г. А., 03.01.1919-20.03.1920; в составе:

4-й Сибирской стрелковой дивизии, 15.06.1918 (в Омске)—20.03.1920 (полковник Фукин М.И.; генерал-майор Вержбицкий Г.А., 20.06.1918-03.01.1920; генерал-майор Смолин И.С. 01.01-20.03.1920); и ее

— 13-м Омским Сибирским стрелковым полком, 07.06.1918 (подполковник Вознесенский, подполковник Жилинский, капитан Покровский, штабс-капитан Будилкин, 05.1919),

— 14-м Иртышским Сибирским полком, 06.1918 — 20.03.1920 (подполковник Панков, полковник Домбровский),

— 15-м Курганским Сибирским стрелковым полком 06.1918 — 20.03.1920 (подполковник Черкасов, подполковник Смолин И.С, 07.1918 — 01.1910, подполковник Вержбович),

— 16-м Ишимским Сибирским стрелковым полком, 16.09.1918-20.03.1920. Создан на базе 1-го Партизанского офицерского отряда, 01.06 — 16.09.1918 (подполковник Казагранди Н.Н., 07.06 —20.04.1919; полковник Метелев);

7-й Тобольской Сибирской стрелковой дивизии, 03.01.1919-20.03.1920 (полковник Черкасов, 03.01 — 24.05.1919; полковник Булатов, 25.05-03.06.1919; генерал-майор Бордзиловский А.В., 09 — 20.11.1919; полковник Франк, 20.10.1919-20.03.1920); с ее

— 25-м Тобольским Сибирским стрелковым полком, 01.1919-01.1920 (полковник Бордзиловский, 01-08.1919),

— 26-м Тюменским Сибирским (прежний 20-й) стрелковым полком,

— 27-м Верхотурским Сибирским стрелковым полком,

— 28-м Ялуторовском Сибирским полком.

06.10.1919 дивизия передана Тобольской группе (генерал-майор Редько М.Е.). 01.1920 часть дивизии попала в плен в районе Мариинска — Красноярска.

18-й Сибирской стрелковой дивизии, 19.04.1919 — 01.1920 (полковник Казагранди Н.Н., 22.04-22.07.1919; полковник Осипов, 12.1919 — 01.1920); с ее

— 69-м стрелковым полком,

— 70-м стрелковым полком,

— 71-м стрелковым полком, 17.08.1919 полк развернут в Сводную бригаду,

— 72-м стрелковым полком.

01.1920 дивизия попала в плен под Красноярском.

3-й Сибирской штурмовой бригады, 09.05 — 17.08.1919 (подполковник Троицкий); с ее

— 5-м Сибирским штурмовым полком,

— 6-м Сибирским штурмовым полком.

17.08.1919 бригада вместе с 71-м полком сведены в Сводную дивизию.

Красноуфимской прифронтовой (штурмовой) бригады, с 05.1919 (полковник Панков); с ее

— 1-м Кунгурским прифронтовым полком (полковник Галилеев),

— 2-м Кунгурским прифронтовым полком (подполковник Парфенов).

Конная (Южная) группа (казачьих войск), 28.06 — 20.11.1919, создана на базе Сводного Сибирского корпуса, 18.03-28.06.1919 (генерал-майор Волков В.И., 18.03- 28.06.1919, командующий Конной группой — генерал-майор Волков В.И., 18.03.1919-20.03.1920); в составе:

1-й Кавалерийской дивизии, 06 (в Омске)—09.1919 (генерал-лейтенант Милович); с ее

— Томским гусарским полком, с 07.1918 (полковники Клейн (с 05.1919), Зеленцов, Хрущев); 14.01.1920 у Канска попал в плен.

— Казанским драгунским полком, с 07.1918; — Екатеринбургским уланским полком, с 07.1918 (ротмистр Молоствов),

— Симбирским уланским полком, 07.1918 — 03.1920.

2-й Уфимской кавалерийской дивизии, 02.11.1918 —

20.03.1920. Входила в состав Уральской группы, 05— 07.1919; во 2-й армии с 22.07.1919. Командиры — полковник Павлов 22.11.—07.12.1918; генерал-майор Джунковский, 20.04 — 20.07.1919; генерал-майор, князь Кантакузен, 18.10.1919-03.1920; и ее

— Драгунским Уфимским полком,

— Гусарским Уфимским полком,

— Уланским Уфимским полком,

— Казачьим Уфимским полком.

1-й Сибирской казачьей дивизии, во 2-й армии с 20.07.1919;

2-й Сибирской казачьей дивизии, во 2-й армии с 08.1919.

20.11.1919 Конная (Южная) группа передана в 3-ю армию.

3-я армия, 22.07.1919-20.03.1920. Создана на базе прежней Западной армии. Командующие — генерал-лейтенант Сахаров К.В., 22.07 — 10.10.1919; генерал-лейтенант Каппель В.О., 10.10 — 10.12.1919; генерал-майор Петров П.П. (ВРИД), 14.12.1919-23.01.1920; генерал-лейтенант Сахаров К.В., 23.01-20.03.1920.

Поволжская (Волжская) группа, 25.05.1919 — 20.03.1920. Создана на базе 1-го Волжского корпуса, 03.01 — 25.05.1919; (прежняя Самарская группа Поволжского фронта генерала Войцеховского С.Н., 12.10—25.12.1918). Командующий Поволжской группой — генерал-лейтенант Каппель В.О., 25.12.1918—10.10.1919; генерал-майор Имшенецкий А.С, 04.11.1919-05.01.1920); всоставе:

1-й Самарской стрелковой дивизии (генерал-майоры Имшенецкий (умер) и Сахаров Н.П., 04.11.1919 — 20.03.1920):

— 1-й Волжский стрелковый полк (полковник Миронов, в первом же бою 17.07.1919 отстранен Имшенецким; с 22.07.1919 — капитан Мечь, который вскоре также был снят),

— 2-й Самарский стрелковый полк (подполковник Пирфаров, снят 20.08.1919, полковник Калац),

— 3-й Ставропольский стрелковый полк (полковник Ромеров).

К 20.11.1918, в начале «(Великого) Сибирского Ледяного похода», вследствие больших потерь дивизия сведена в районе Новониколаевска в бригаду.

3-й Симбирской стрелковой дивизии, 20.08.1918 — 20.12.1919 (полковник Подрядчик К.Т.):

— 9-й (Симбирский) стрелковый полк,

— 10-й Бугульминский стрелковый полк,

— 11-й Сенгилевский стрелковый полк,

— 12-й Бузулукский стрелковый полк.

После сдачи Новониколаевска Красной армии, 19.11.1919 дивизия выведена в резерв и сведена в полк. Расформирована 20.12.1919.

13-й Казанской стрелковой дивизии, 11.1918 — 01.1920 (генерал-майор Перхуров А.П.):

— 49-й Казанский стрелковый полк,

— 50-й Арский стрелковый полк,

— 51-й Уржумским стрелковый полк,

— 52-й стрелковый полк.

Дивизия уже в начале «Великого Сибирского Ледяного похода» вследствие малочисленности была сведена в бригаду и почти полностью погибла у Красноярска 01.1920. Генерал-майор Перхуров А.П., заблудившись в Байкальской тайге 11.03.1920, попал в плен, сдавшись (окружившим его и нескольких его спутников, включая брата Бориса) красным партизанам.

Волжской кавалерийской бригады, 01.1919 — 20.03.1920 (генерал майор Нечаев К.П.), с ее

— Самарским гусарским полком,

— Волжским драгунским полком. Оренбургской казачьей бригады, 11.1919 — 03.1920.

Уфимская группа, 17.08—20.03.1920. Создана на базе 2-го Уфимского корпуса (генерал-лейтенант Люпов С.Н., 01.10.1918 —13.01.1919; генерал-майор Джунковский (И.О. — замещал генерала Войцеховского), 13.01 — 22.03.1919; генерал-лейтенант Войцеховский С.Н., 01.01 — 18.08.1919; генерал-лейтенант Бангерский Р.К., 01.09.1919-25.01.1920). Командующие Уфимской группой — генерал-лейтенант Войцеховский С.Н., 22.07— 01.09.1919, генерал-лейтенант Бангерский Р.К., 01.09.1919-25.01.1920; в составе:

4-й Уфимской генерала Корнилова стрелковой дивизии (генерал-лейтенант Люпов С.Н., 06.09—01.10.1918; генерал-майор Косьмин В.Д., 01.10.1918—26.05.1919; генерал-майор Токмачев В.И., 22.07.1919—01.1920; полковник Карпов (ВРИД), 12.1919-01.1920, генерал-майор Петров П.П.); с ее

— 13-м Уфимским стрелковым полком, 07.1918 (Уфа)-20.03.1920 (полковники Карпов и с 08.1919 Сидамонидзе);

— 14-м Уфимским стрелковым полком, 07.1918 (Уфа), (полковник Бырдин, подполковники Слотов и Модестов);

— 15-м Михайловским стрелковым полком (капитан Егоров);

— 16-м Уфимским (Татарским) стрелковым полком (полковник Павлович; полковник Недоспелов);

8-й Камской адмирала Колчака стрелковой дивизии, 30.09.1918 — 20.03.1920 (командиры — генерал-майоры Пронин и с 08.1919 Пучков Ф.А.) с ее

— 29-м Бирским стрелковым полком (в Бирске с 07.1918), (командиры — капитан Ларионов, с 06.1919 — штабс-капитан Рождественский, с 08.1919 полковник Сотников);

— 30-м Аскинским стрелковым полком (в Аскине с 09.1918, командир — полковник Старов М.И.);

— 31-м Стерлитамакским стрелковым полком (подполковник Воробьев),

— 32-м Прикамским стрелковым полком (в Мамадыше с 08.1918, подполковники Молчанов, Турнов и капитан Порошник, до 11.1919.);

12-й Уральской стрелковой дивизии, 04.10.1918 (в Екатеринбурге)—20.03.1920 (полковник Бангерский Р.К., 09.1918-03.1919; полковник Боржинский, 09-11.1919; полковник Бутенко, 12.1919 —03.1920); с ее

— 45-м Сибирским стрелковым полком, 10.1919 (в Екатеринбурге)-01.1920 (капитан Обухов, 10.1918-01.1919; полковник Катитонов, 07 — 11.1919; полковник Веретенников, 11.1919-01.1920).

09.05.1919 восточнее Бугуруслана (станция Сарай-Гир), у деревни Кузьминовская полк перешел к красным партизанам Блюхера (курень «Тараса Шевченко»). После нового формирования, в «Великом Сибирском Ледяном походе», в боях под Кемчугом (в районе Красноярска) полностью погиб, частично попав в плен.

— 46-м Исетским стрелковым полком, 10.1918 — 12.1919 ( полковник Иванов, 09.12.1919, убит).

20.10.1919 пополнен 22-м Златоусским горных стрелков полком из 6-й Уральской горных стрелков стрелковой дивизии. 12.1919 Иссетский полк погиб в Щегловской тайге от голода, холода и атак красных партизан.

— 47-м Тагильским стрелковым полком, 10.1918 — 03.1920 (полковник Ванюков, поручик Высоцкий, капитан Хлусов, полковник Бондырев, капитан Самойлов, капитан Бурмистров С.К., 11.1919-03.1920).

Вновь восстановлен 20.10.1919 частями переданного 21-го Челябинского полка из 6-й Уральской горных стрелков дивизии.

— 48-м Туринским стрелковым полком, 10.1918 — 01.1920 (сформирован в Ирбите, полковник Украинцев, капитан Овчинников, 09.1919 — 01.1920).

Полк погиб от холода, голода и атак красных партизан в Щегловской тайге 01 — 02.1920.

12-й Уральской дивизии, с 10.1918 входила в состав 3-го Уральского корпуса, с 01.1919 — в составе 6-го Уральского корпуса, с 22.07.1919 — в Уфимской группе 3-й армии.

13-й Сибирской стрелковой дивизии, 30.07 — 01.1920, (командир — генерал-майор Зощенко А.П.); с ее

— 49-м Сибирским кадровым стрелковым полком (полковник Моисеев, капитан Мейбом, с 28.07.1919).

Под Челябинском большая часть полка 20.07.1919 перешла на сторону большевиков.

— 50-м Сибирским кадровым стрелковым полком. Под Челябинском 20.07.1919 полк перешел на сторону большевиков.

— 51-м Сибирским кадровым стрелковым полком. Под Челябинском 20.07.1919 полк перешел на сторону большевиков.

— 52-м Сибирским кадровым стрелковым полком.

18-ю Сибирской стрелковой дивизии (полковник Казаг-ранди; с 01.12.1919 полковник Осипов); и ее

— 69-й Сибирский стрелковый полк,

— 70-й Сибирский стрелковый полк,

— 71-й Сибирский стрелковый полк,

— 72-й Сибирский стрелковый полк.

В течение «Великого Сибирского Ледяного похода» 18-я Сибирская дивизия распалась и почти вся исчезла в Щегловской тайге, за исключением частей некоторых ее полков, которые дошли до Читы.

Сибирской казачьей бригады, 17.11.1919 (в Новониколаевске) — 20.03.1920. Командир — генерал-майор Глебов Ф.Л., 10.1919-05.1920; и ее

— 2-м Сводным казачьим полком,

— 10-м Казачьим полком.

Уральская группа, 11.06—10.12.1919. Создана на базе 3-го Уральского (горных стрелков) корпуса, который 02.1919 был переброшен под Кунгур, 04.07.1918 — 11.06.1919 (генерал-лейтенант Ханжин М.В., 08.07 — 24.12.1918; генерал-майор Голицын В.В., 10.01 — 11.06.1919; генерал-майор Волков В.И., 11-27.06.1919; генерал-майор Иванов-Мумжиев, 28.06—24.07.1919). Командующий — генерал-майор Косьмин В. Д., 03.08 — 15.11.1919; генерал-лейтенант Лебедев Д.А., 16.11.1919 — 20.03.1920; с 6-й Уральской горных стрелков дивизией, 11.07.1918 (в Челябинске)—20.10.1919 (полковник Сорочинский; полковник Иванов, 07.1918; полковник Нейланд, 01.08.1918-30.06.1919; полковник Кузьмин, 01.07 — 20.10.1919); и ее

— 21-м Челябинским стрелковым полком (07.1919 два батальона 21-го полка перешли на сторону красных на реке Белой),

— 22-м Златоустовским стрелковым полком,

— 23-м Миасским стрелковым полком (01.02.1919 передан 10-й Верхнетурской стрелковой дивизии),

— 24-м стрелковым полком (01.02.1919 передан 1-й Верхнетурской стрелковой дивизии).

20.10.1919 6-я Уральская дивизия расформирована.

7-й Уральской горных стрелков дивизией, 06.08.1918 (в Екатеринбурге) —02.01.10120. Создана на базе 2-й Уральской стрелковой дивизии (полковник Голицын В.В., 06.08-27.12.1918; полковник Торейкин, 01-08.1919; полковник Пустовойтенко, 06.08 — 13.09.1919; полковник Вышрин 14.09 — 04.10.1919; генерал-майор Бондырев, 05.10-01.12.1919); и ее

— 25-м Екатеринбургским стрелковым полком, 08.1918 (в Екатеринбурге) — 01.1920 (полковник Герасимов);

— 26-м Шадринским стрелковым полком, 08.1918 (в Екатеринбурге) — 01.1920;

— 27-м Камышловским стрелковым полком, 08.1918 (в Екатеринбурге) —01.1920 (полковник Тарасевич М.С., 08.1918-01.1919; полковник Рожко П.К., 02-12.1919; штабс-капитан Недельский Г.В., 01.1920);

— 28-м Красноуфимским (ранее Ирбитско-Перновский) горных стрелков полком, 10.1918 — 01.1918 (полковник Некрасов).

7-я Уральская дивизия, прикрывая отход 3-й армии, погибла в боях с красными партизанами (в основном 25.12.1919 в бою у деревни Дмитриевской в Щегловской тайге. Командир полковник Бондырев сбежал, бросив дивизию на произвол судьбы. Оставшаяся небольшая часть рассеяна и пленена 01.1920 между Мариинском и Красноярском).

11-й Уральской стрелковой дивизией, 04.10.1918 (в Челябинске)—01.1920 (полковник Вельк, 10.10.1918 — 24.03.1919; генерал-майор Ванюков, 24.03.-04.06.1919; генерал-майор Круглевский, 04.06 — 04.09.1919; генерал-майор Беляев, 07.09.1919- 01.1920); и ее

— 41-м Уральским стрелковым полком,

— 42-м Троицким стрелковым полком, с 17.08.1919 (бывший 45-й Сибирский стрелковый полк из 12-й Сибирской стрелковой дивизии),

— 43-м Верхнеуральским стрелковым полком.

43-й полк перешел к красным партизанам 11,12,1919.

— 44-м Кустанайским стрелковым полком.

11-я Уральская дивизия 01.1920 погибла в боях под Красноярском.

12-й Сибирской стрелковой дивизией, 05.03— 17.08.1919 (полковник Иванов, 03.1919; генерал-майор Сергеев, 31.03-17.08.1919); и ее

— 45-м Сибирским стрелковым полком.

45-й полк в полном составе сдался красным партизанам 20.07.1919.

— 46-м Сибирским стрелковым полком.

46-й полк в полном составе перешел к красным партизанам 11.12.1919.

— 47-м Сибирским стрелковым полком (полковник Моисеев, капитан Мейбом с 28.07.1919 вывел 900 солдат батальона из окружения).

Под Челябинском 20.07.1919 полк (50 офицеров и 1010 солдат) перешел на сторону большевиков.

— 48-м Сибирским стрелковым полком.

27.07.1919 12-я Сибирская дивизия расформирована и ее части переданы на пополнение 11-й Уральской стрелковой дивизии. При этом 45-й — переформирован в 42-й Троицкий стрелковый полк в 11-й Уральской стрелковой дивизии.

1-й Отдельной стрелковой бригадой.

16.11.1919 в Уральскую группу вошли войска Степной группы.

10.12.1919 Уральская группа передана в состав Тобольской группы (генерал Редько). 20.12.1919 (уже в составе Тобольской группы) вошла в «Колонну генерала Вержбицкого».

1-я армия, 14.07.1919—12.1919. Создана на базе части бывшей Отдельной Сибирской армии (генерал Гайда Р.). Командующий — генерал-лейтенант Пепеляев А.Н.; и ее

Северная (Тобольская) группа, 22.07.1919-12.1919. Командующий — генерал-майор Редько М.Е., 06.08 — 12.1919; в составе

15-й Боткинской стрелковой дивизии, 03.01.1919 — 20.03.1920. Создана на базе переформирования Боткинской Народно-Революционной армии, 08.1918 — 01.1919. Командиры — полковники Юрьев Г.И., 08.1918 — 01.1919; Альбокринов Н.П., 01-07.1919; Михайлов, 08-12.1919; фон Бах, 12.191903.1920. С ее стрелковыми полками

— 57-м Боткинским заводским «17-го августа» (полковник Вольский),

— 58-м Сайгитским имени Чехословаков (полковник Крейер),

— 59-м Осинским имени Минина и Пожарского (поручик Жуланов),

— 60-м Боткинским имени Союзных держав (полковник Отмарштейн).

25-я Екатеринбургская Сибирская стрелковая дивизия, 30.07.1919 — 20.03.1920 (полковник Степанов); создана на базе 1-го Сводного Сибирского корпуса и его 1-го и 2-го Ударных полков.

Ударная Сибирская стрелковая дивизия, создана на базе 1-й и 2-й Ударных Сибирских дивизий; командир — полковник Воронов.

Генерал Пепеляев А.Н. одновременно оставался непосредственным командующим 1-м Средне-Сибирским стрелковым корпусом.

1-й Средне-Сибирский стрелковый корпус, 12.06.1918 (в Томске) — 27.12.1919. Командующие — подполковник Пепеляев А.Н., 13.06.1918-22.07.1919; генерал-майор Зиневич А.К., 05 — 12.1919; в составе:

1-й Средне-Сибирской стрелковой дивизии, 26.07.1918 — 03.01.1920. Командиры — генерал-майор Зиневич А.К., 08.1918-05.1919; генерал-майор Мальчевский, 05 — 12.1919; с ее

— 1-м Новониколаевским Сибирским стрелковым полком,

— 2-м Барабинским Сибирским стрелковым полком,

06.1918 (в Барнауле)—20.03.1920 (подполковник Вольский, 06.1918-02.1919; капитан Богословский, 02-04.1919; полковник Юрманов, 05-07.1919; полковник Камбалин А.И.,

07.1919 — 20.03.1920); единственный полк корпуса, пришедший в Читу, пройдя севером от озера Байкал по глухой тайге и заснеженным долинам Лены и Витима;

— 3-м Барнаульским Сибирским стрелковым полком (единственный из корпуса полк, пришедший в Читу

03.1920 в полном составе; командир — полковник Камбалин А.И.),

— 4-м Енисейским Сибирским стрелковым полком.

08.11.1919 выведена в тыл на пополнение и переформирование. 03.01.1920, отступая в Забайкалье, попала в плен красным партизанам и Красной армии в районе Мариинска — Красноярска.

2-й Средне-Сибирской стрелковой дивизии, 07.1918 (в Томске)-03.01.1920; с ее

— 5-м Томским Сибирским стрелковым полком (майор Кузьминский),

— 6-м Мариинским Сибирским стрелковым полком (капитан Олифер),

— 7-м Кузнецким Сибирским стрелковым полком (полковник Щеткин),

— 8-м Бийским Сибирским стрелковым полком (капитан Иованович),

16-й (4-й) Пермской Сибирской стрелковой дивизией (генерал- майор Шаров); с ее

— Пермским пехотным полком,

— Оханским пехотным полком,

— Добрянским пехотным полком (30.06.1919 в боях за Пермь почти весь полк сдался Красной армии),

— Чердынским пехотным полком.

17-й Сибирской стрелковой бригады, с 03.1919 (полковник Перчук); с ее

— 65-м Обским Сибирским стрелковым полком (подполковник Серебянников),

— 66-м Алтайским Сибирским стрелковым полком (подполковник Верстак).

20.12.1919 Тобольская группа вошла в состав Южной группы 2-й армии, образовав тем самым общую «Колонну генерала Вержбицкого».

В 1-ю армию также вошли многие отдельные полки, и том числе запасные (сведены в бригаду), 11-й Оренбургский казачий полк и другие части, а также 3-й Сибирский корпус генерала Вержбицкого, который еще 02.1919 был переброшен под Кунгур и вскоре вошел в состав 2-й армии.

16.11.1919, после поражения в боях на Тоболе и у Но-вониколаевска (Новосибирска), остатки 1-й армии отведены на пополнение и переформирование в тыл в район Томска, где вскоре были распропагандированы большевистскими агентами, разложились, частично разбежались, а большая часть сдалась в плен красным партизанам. И только небольшая часть Тобольской группы (генерал-майор Редько М.Е.)к 12.1919 с боями и потерями смогла пройти Щегловскую тайгу и соединиться в районе станции Зима с Южной группой генерала Вержбицкого. Вошла в ее состав, была создана общая «Колонна генерала Вержбицкого», которая, продолжая сопротивляться наступающей Красной армии и неся потери, 11.03.1920 пришла в Читу, в Забайкалье.

В состав Восточного фронта также вошли:

Степная (Отдельная, Армейская) группа, 22.07 — 16.11.1919. До 09.08.1919 именовалась Южной группой. Командующий — генерал-майор Лебедев Д.А. Расформирована 16.11.1919, и ее части переданы в состав Уральской группы, которая в свою очередь в начале декабря 1919 вошла в состав Тобольской группы.

Сибирский (Отдельный) казачий корпус, 23.08 — 07.11.1919. Создан на базе войск Сибирского Казачьего корпуса («Казачья армия»), 07 — 08.1919 (генерал-лейтенант Иванов-Ринов П.П.). Командующий Отдельным Сибирским казачьим корпусом — генерал-лейтенант Иванов-Ринов П.П. С октября 1919 части Сибирского казачьего корпуса начали передаваться в другие соединения, так что генерал Иванов-Ринов фактически отрешался от командования корпусом и 07.11.1919 вынужденно ушел на пост помощника командующего Восточным фронтом (генерал Сахаров К.В.), формально оставаясь в этой должности до прибытия в Читу, в Забайкалье, 03.1920. (Смотри «Иванов-Ринов П.П.»).

Общая численность Восточного фронта в Челябинской операции составляла около 30 000 бойцов (Группы генералов Войцеховского — 16 000; Каппеля — 10 000; Косыгина - 4000).

Восточному фронту у Челябинска противостояли советские войска: 5-я Красная армия (Тухачевский) общей численностью около 32 000 человек и влившиеся (частично мобилизованные) рабочие Челябинска — более 12 000 (10 000 — в состав 5-й армии и более 4000 — при отражении колчаковских частей в пригородах, непосредственно в боях за город, в составе рабочих дружин). В состав 5-й Красной армии входили: 26-я, 27-я и 35-я стрелковые дивизии, а также 5-я и 21-я стрелковые дивизии 3-й Красной армии (около 15 000).

После захвата большевиками Златоуста (13.07.1919) и быстрого продвижения к Челябинску 5-й Красной армии Ставка Колчака лихорадочно принимала меры с целью не только остановить «девятый красный вал», но и переломить ситуацию, нанеся серьезное поражение Красной армии. Успехи Деникина в походе на Москву тем более подталкивали Колчака и его штаб к такому ведению операции. Разгром Отдельной Сибирской армии (генерал Гайда) и захват большевиками Екатеринбурга, начавшееся 17.07.1919 наступление 5-й Красной армии в направлении Челябинска — подсказали Колчаку, где и как нанести столь желаемый удар. Севернее Челябинска перегруппировывалась Уфимская группа Войцеховского, южнее — Поволжская группа Каппеля. Этим группировкам предписывалось ударами во фланги 5-й Красной армии остановить и разгромить советские войска, в то время как Уральская группа Косьмина должна была сдерживать части 5-й Красной армии на встречных боях непосредственно перед Челябинском. Но быстрое продвижение советских войск к Челябинску, несмотря на труднопроходимый ландшафт Уральских гор, в последний момент заставило колчаковцев внести некоторые изменения в проведение контрудара. Вместо фронтального сдерживания войск 5-й Красной армии — дать ей возможность самой «влезть в мешок» горных проходов далее на восток, даже отдав Челябинск противнику, и ударами с флангов (с севера и юга) захлопнуть красные войска в этом мешке.

Начав наступление 17.07.1919, войска 5-й Красной армии, встречая сравнительно небольшое сопротивление и преодолевая Уральские горы, через семь дней подошли к Челябинску и с ходу ворвались в город, захватив его 24.07.1919. Воодушевившись столь большим успехом, советские войска ринулись вперед, дальше на восток, как бы помогая колчаковцам в осуществлении их плана. И вскоре, 27.07.1919, они ощутили на себе лобовой удар Уральской группы генерала Косьмина (6-я и 11-я Уральские дивизии). Красные части остановились, попытались организовать оборону, но удар был столь мощным, что вместо этого пришлось быстро отступать.

28.07.1919 части генерала Косьмина оказались в восточных предместьях Челябинска. Завязались бои внутри города. Коммунисты, напрягая все свое красноречие, уговаривали рабочих Челябинска встать на защиту Отечества. Военные комиссары вели «мобилизационную» кампанию. В результате войска 5-й Красной армии увеличились на 8000—10 000, а в рабочих «дружинах» прибавилось еще 4000 присоединившихся к обороне города.

Одновременно (27.07.1919) Поволжская группа генерала Каппеля начала свое наступление на северо-запад, в тыл правого фланга 5-й армии. Двумя днями ранее Уфимская группа генерала Войцеховского, наступая на юго-запад, угрожала не только левому флангу 5-й армии, но грозила и всему ее тылу (реализовав выполнение плана — «захлопнуть» войска большевиков, прорвавшихся в Челябинск). Казалось, что план колчаковцев действительно превращается в реальность. Но случилось непредвиденное: два полка (50-й и 51-й Сибирские полки) 13-й Сибирской стрелковой дивизии, прибывшей из Новониколаевска, на которые особенно надеялись как на ударную силу и помощь, перешли на сторону большевиков, оголив южный фланг Уфимской группы и позволив северо-западным частям Челябинской группировки советских войск ударить по южным тылам группы Войцеховского. К тому же, понимая всю трагичность положения в Челябинске, советское командование в спешном порядке перебросило 21-ю стрелковую дивизию 2-й Красной армии с севера, из района Верхотурья, поставив ее в направлении Тобольска с целью ворваться (с севера) в глубокий тыл Уфимской группы.

Теперь возникла угроза самой Уфимской группе оказаться «в мешке» и попасть в полное окружение. Выход оставался только один — отступать на восток (и как можно скорее), тем более что предательство двух полков 13-й Сибирской стрелковой дивизии подталкивало другие части войск Войцеховского к подобному поведению. (О роли разложения солдатских масс, особенно принудительно мобилизованных в процессе войны, а также о действиях партизан еще не раз придется говорить, учитывая чрезвычайную важность этого вопроса.)

Аналогичная ситуация сложилась в Поволжской группе Каппеля: 47-й Сибирский стрелковый полк вновь прибывшей 12-й Сибирской стрелковой дивизии (генерал Сергеев) перешел на сторону большевиков в начале контрнаступления.

Одновременно, пополнив свои войска за счет примерно 12 000 рабочих Челябинска, 26-я стрелковая дивизия 5-й Красной армии (из Челябинска) начала контрнаступление на войска генерала Косьмина. Предательство и превосходство в численности позволили советским войскам сорвать планы колчаковцев, не говоря уже о допущенных тактических ошибках руководителей в этой одной из важнейших сибирских боевых операций (генералы Лебедев и Сахаров).

01.08.1919, перегруппировав свои ряды, 5-я Красная армия, при поддержке 3-й армии (с севера), начала новое наступление, заставив Сибирские армии Колчака отступать на юго-восток, неся тяжелые потери и потерпев поражение у Челябинска. Захват красноармейцами Троицка 04.08.1919 поставил точку в Челябинской операции на Урале. Весь Урал оказался в руках большевиков.

К сказанному необходимо добавить, что (в некоторых источниках) указанное число 15 000 пленных, взятых Красной армией под Челябинском, видимо, несколько преувеличено, так как общая численность колчаковских войск в этих боях не превышала 30 000. Учитывая ожесточенность боев, потери убитыми и ранеными составили несколько тысяч, и поэтому «пленение» еще 15 000 солдат вряд ли соответствовало действительности. Однако разгром не менее пяти полков — совершенно очевидный фактор, поскольку более трех полков просто перешли на сторону большевиков. Сомнительность такого числа пленных подтверждается и тем фактом, что, например, 2-й батальон 49-го Сибирского стрелкового полка под командованием капитана Мейбома в составе 900 солдат благополучно вышел из окружения (за что капитан Мейбом был назначен на пост командира этого полка, вместо полковника Моисеева).

В результате Челябинской катастрофы Сибирские армии Колчака (1-я, 2-я и 3-я армии) в начале августа 1919 безудержно покатились на восток, стекаясь в район Сибирской железнодорожной магистрали, преследуемые войсками 5-й Красной армии и подвергаясь атакам партизан, которые по своим последствиям иногда превосходили успех самых известных побед Красной армии. В итоге дивизии распылялись в полки, полки — в батальоны и т.д. В начавшемся Сибирском походе (отступление колчаковско-каппелевских войск) к концу 1919 и приходу остатков этих войск в Читу (с 03.03.1920) под защиту японских войск и войск атамана Семенова Уфимская, Поволжская, Северная, Южная и другие «группы» войск превратились в «дивизии», с численностью не более полка. А некоторые группы, например Тобольская, Уральская, вообще «растворились» в сибирской (Щегловской) тайге, либо стали призом большевиков — разгромлены, погибли, попали в плен под Кемчугом и в районе Мариинск — Красноярск.

Начавшийся исход из Сибири — «Великий Сибирский Ледяной поход» не только особенно усилился по темпу отступления (кое-где превращаясь в обыкновенное бегство), но и фактически подорвал привычную стойкость и боеспособность войск Белой Гвардии. (Прежней кучки офицеров-добровольцев, составлявших полки Белой армии почти уже не осталось, армию теперь составляли новобранцы, распропагандированные агентами большевиков. Армия все более и более теряла боеспособность, и солдаты чаще и чаще переходили на сторону Красной армии и красных партизан). И только благодаря оставшимся в живых офицерам-добровольцам и преданным им солдатам, которые начинали свой боевой путь еще с весны и лета 1918, удавалось спасать часть остатков войск прежней Белой Гвардии. Это могло быть реализовано только благодаря усилиям, стойкости и военному таланту таких высших офицеров — боевых командиров, как Войцеховский, Каппель, Бангерский, Вержбицкий, Молчанов, Белов и других известных руководителей сибирских армий. Именно они пытались не только спасти и сохранить былую честь и славу солдат Белой Гвардии, но и, переходя в контратаки, часто могли малочисленными силами останавливать и отбрасывать накатывающийся каток советских войск.

Еще на тысячекилометровом пути отступления от Урала до Забайкалья нет-нет да и вспыхивали ожесточенные схватки: остатки колчаковских войск льстили себя надеждой, что, проявив еще и еще раз свой «офицерский» нрав и военную грамотность, они смогут хотя бы остановить этот катящийся на них «красный поток». Так получилось на Тоболе, у Омска, Новониколаевска, Красноярска. Не во всех этих ситуациях удавалось организовать сопротивление и провести удачное сражение или добиться успеха реализации масштабного контрнаступления.

И все же о некоторых из таких примеров и контрударов следует напомнить и кратко рассказать.

После Челябинской катастрофы первой серьезной задачей командования Восточным фронтом было остановить наступление 5-й Красной армии и отступление своих войск, дав им хотя бы «передышку».

С этой целью был разработан контрудар по советским войскам у водного рубежа на реке Тобол. Главная цель — не допустить красные войска к Петропавловску. (Следует заметить, что как при подготовке наступления у Челябинска, так и теперь, при планировании контрудара на Тоболе, командующий Восточным фронтом генерал Дитерихс говорил о более тщательной подготовке и накоплению сил, чтобы быть полностью уверенным в успехе. Для этого Дитерихс предлагал временное отступление, вплоть до ухода за водный рубеж рек Тобол и Иртыш, чтобы с помощью Антанты поднять боеспособность остатков Русской армии адмирала Колчака до приемлемого уровня и безусловного обеспечения успеха боевых операций).

Как уже упоминалось, (Отдельная) Сибирская армия (генерал Гайда) к 20.07.1919 была разгромлена и расчленена надвое. Екатеринбург и Верхотурье оказались в руках большевиков (15.07 и 19.07.1919 соответственно). Сибирская армия была расформирована и переформирована в 1-ю Сибирскую (генерал-лейтенанта Пепеляева) и 2-ю Сибирскую (генерал-лейтенанта Лохвицкого) армии. Генерал Гайда был снят и уволен из рядов колчаковских войск. Все это произошло до 22.07.1919. К этим негативным и печальным итогам к началу августа 1919 добавились результаты Челябинской катастрофы.

Однако у командования Восточным фронтом не было достаточных резервов и средств для радикального увеличения численности офицерского корпуса и количества солдат, а также материального обеспечения, чтобы разгромить и отбросить войска большевиков. 2-я и 3-я армии и их Уральская, Уфимская, Поволжская (Волжская) и Южная группы войск фактически остались без изменений своих штатных боевых расписаний. Но к осени 1919 в составе сибирских армий появилась долгожданная новая мобильная и сравнительно сильная группа войск — Сибирский казачий корпус, на который были обращены все надежды как на спасение отступающих войск Русской армии, так и на возможность разгромить, наконец, наступавшие войска Красной армии.

Сибирским казачьим корпусом командовал бывший командующий Сибирской армией в конце 1918 генерал-лейтенант Иванов-Ринов П.П. Он всю первую половину 1919 формировал этот корпус, не упуская возможности (на фоне поражений колчаковских войск) рекламировать будущую мощь казачьего корпуса и вселял надежду, что с приходом сибирских казаков на фронт последуют столь желанные успехи и победы.

Оценив понесенные потери и не имея достаточных резервов, командование Восточным фронтом (генерал Дитерихс) настаивало на своем первоначальном плане — отвести остатки войск за реку Иртыш и при поддержке союзников перевооружить, пополнить и переформировать Белую армию, с целью удержать оставшуюся территорию и укрепить власть на востоке Сибири, от Иртыша до Приморья, при более плотном объединении с войсками атамана Семенова. Этому, как и прежде, противоречил командующий 3-й (Сибирской) армией генерал Сахаров, отклонивший план Дитерихса и настоявший на проведение «решающего» сражения на водном рубеже Тобола.

Ставка полностью не могла понять, что даже успех — это лишь временное решение стоящей проблемы, чтобы избежать окончательной катастрофы и победы большевиков в Гражданской войне в Сибири. Однако после некоторых колебаний Ставка адмирала Колчака приняла план генерала Сахарова-Лебедева проведения сражения на реке Тобол. Началась перегруппировка «по-Сахаровски». 10.10.1919 генерал Сахаров образовал так называемую Московскую группу войск в составе 3-й (генерал Каппель) и Южной (генерал Белов) армий, Степной (Армейской) группы (генерал Лебедев) Сибирского казачего корпуса (генерал Иванов-Ри-нов). Командование Московской группой генерал Сахаров оставил за собой. Сохраняя давнюю антипатию к генералу Сахарову, генерал Войцеховский не пожелал отдать свою 2-ю армию в непосредственное подчинение к упомянутому генералу, оставив ее в составе Восточного фронта под командованием генерала Дитерихса.

Таким образом, к 10.10.1919 Восточный фронт (генерал-лейтенант Дитерихс) имел в своем составе:

Московскую группу войск (генералы Сахаров, с 16.11.1919 — Каппель), объединявшую:

3-ю армию (генерал Каппель);

Южную армию (генерал Белов), которая 10.09.1919 была переформирована в Оренбургскую армию (атаман генерал Дутов);

1-ю армию (генерал Пепеляев); 2-ю армию (генерал Войцеховский).

Группы и корпуса:

Поволжская (генерал Каппель; генерал Имшенецкий, с 06.11.1919, умер 12.1919);

Северная (генералы Гривин, убит 20.11.1919; Бордзиловский с 23.11.1919);

Степная (генерал Лебедев);

Тобольская (генерал Редько);

Уральская (генерал Косьмин);

Уфимская (генерал Бангерский);

Южная (генерал Вержбицкий);

Отдельный Сибирский казачий корпус (генерал Иванов-Ринов);

1-й Средне-Сибирский корпус (генерал Зиневич);

4-й Сызранский корпус (генерал Бакич);

Отдельный Южный отряд (генерал Доможиров).

Дивизии:

1-я (Средне-) Сибирская (генерал-майор Мальчевский);

2-я Сызранская (генерал-майор Бакич А.С);

3-я Сибирская (полковник Подрядчиков);

3-я Иркутская (генерал-майор Ракитин, убит);

4-я Уфимская (генерал-майор Токмачев, генерал-майор Петров П.П. с 18.09.1919);

4-я Сибирская (генерал-майор Смолин И.С);

5-я пехотная (генерал-майор Гулидов В.П.);

7-я Уральская (генерал-майор Бондырев);

8-я Камская (генерал-майор Пучков);

10-я Верхнеуральская (полковник Кононов К.Л.);

11-я Уральская (генерал-майор Круглевский);

12-я Уральская (полковник Боржинский, полковник Бутенко, с 12.1919);

12-я Сибирская (генерал-майор Сергеев);

13-я Сибирская (генерал-майор Зощенко, полковник Поляков с 15.08.1919);

13-я Казанская (генерал-майор Петухов);

14-я Сибирская (гарнизон города Иркутска);

15-я Боткинская (полковник Михайлов, полковник фон Вах с 12.1919);

18-я Сибирская (полковник Казагранди Н.Н., полковник Осипов с 01.09.1919);

Ижевская стрелковая бригада (генерал Молчанов В.М.).

Тем временем в начале августа 1919 советские войска перешли от преследования к стратегическому наступлению, с целью разгромить наиболее компактную колчаковскую группировку войск, скопившихся в направлении общего отступления сибирских армий вдоль Сибирской железнодорожной магистрали. 5-я Красная армия 04.08.1919 начала свое очередное наступление в направлении Петропавловска. Имея в своем составе 5-ю, 26-ю, 27-ю и 35-ю стрелковые дивизии (всего около 35 000 штыков и 2500 сабель), 20.08.1919 красные форсировали реку Тобол и в течение последующих 10 дней продвинулись на восток на 130 — 180 километров, подойдя к городу Петропавловску на 70 километров.

Этим войскам противостояла 3-я армия генерала Каппеля численностью до 24 000 солдат.

Одновременно 3-я Красная армия в составе 29-й, 30-й и 51-й стрелковых дивизий (около 26 500 штыков и 3500 сабель) начала наступление на войска 1-й (генерал Пепеляев) и 2-й (генерал Войцеховский) армий (около 34 000) в направлении Тобольск — Ишим.

Командование Восточного фронта было вынуждено принимать срочные меры и разработать план как не только остановить, но и попытаться, в свою очередь, разгромить советские войска. С этой целью 02.09.1919 был отдан приказ 3-й армии генералов Сахарова — Каппеля и Сибирскому казачьему корпусу генерала Иванова-Ринова ударами с юга, а 1-й и 2-й армиям (генералов Пепеляева и Войцеховского) — с севера, окружить и разгромить 5-ю Красную армию.

Для этого еще не полностью сформированный Сибирский казачий корпус спешно и по частям был переброшен из резерва на южный фланг Восточного фронта. Начав контрнаступление 02.09.1919, войска южного фланга 3-й армии и Сибирского казачьего корпуса довольно быстро добились успеха. Ударом на Маршихинское, на северо-запад, по войскам 26-й стрелковой дивизии (на стыке с 31-й стрелковой дивизией) 5-й Красной армии, казаки прорвали фронт. При этом 27.08.1919 генерал Иванов-Ринов лично возглавив атаку своего корпуса, у поселка Островного (станицы Пресновской) разгромил две красные бригады. Правый фланг 5-й армии дрогнул и попытался, перейдя к обороне, отразить контрудар Сибирского казачьего корпуса. Однако расклад сил были не в пользу наступающих. Кроме того, в какой-то момент генерал Иванов-Ринов упустил инициативу и не смог провести запланированный рейд по тылам советских войск, завершив его ударов на Курган. (Это послужило формальной причиной для генерала Дитерихса к замене его генералом Беловым на посту командующего корпусом, хотя вскоре, 24.09.1919 Колчак восстановил генерала Иванова-Ринова в прежней должности. Однако генерал Дитерихс приказал использовать отдельные части казачьего корпуса, переводя их в другие дивизии, что, естественно, сказывалось на общей боеспособности корпуса. При этом генерал Иванов-Ринов оказывался как бы не у дел, что привело его к уходу с фронта, приняв должность помощника командующего Восточным фронтом у генерала Сахарова, который вскоре стал преемником генерала Дитерихса).

Между тем войска Белой армии, поддержав удар казаков, бросили 7-ю и 11-ю Уральские дивизии в создавшийся прорыв фронта красных и контратакой заставили весь правый фланг 5-й Красной армии начать отступление. Одновременно части 2-й армии, усиленные Отдельной казачьей дивизией (генерал Мамаев), начали контрнаступление с северо-востока в направлении Маршихинского, обойдя озеро Черное (прикрывая им свой левый фланг) и ударив по 5-й стрелковой дивизии на ее стыке с 30-й стрелковой дивизией красных.

Усмотрев возможность окружения, 5-я Красная армия начала отступление по всему фронту, откатываясь назад, к Тоболу. Воспользовавшись отходом правого крыла 5-й армии красных, 1-я армия начала контрнаступление на Ялуторовск, одновременно усилив давление на левый фланг 3-й Красной армии (на стыке 29-й стрелковой дивизии 3-й Красной армии и 30-й стрелковой дивизии 5-й Красной армии). Оголенный отходом 5-й армии, левый фланг 3-й армии не позволил большевикам перейти к обороне, и 3-я Красная армия также начала отступать на исходные позиции (к реке Тобол).

Между тем общее состояние войск Белой армии становилось все более и более неустойчивым, падал моральный дух и воля к сопротивлению, и стремительно росло общее разложение и число случаев перехода на сторону большевиков и партизан. (А что могла пропаганда властей Колчака противопоставить простым и столь желаемым подавляющему большинству лозунгам большевиков: «Землю — крестьянам, заводы — рабочим!» Кто тогда из простых россиян мог предполагать, что эти лозунги большевиков — обман и, как квалифицировали бы знатоки шахматной игры, не являются ли они известной типичной для шахматистов «ловушкой Ласкера» для большинства малограмотного и неграмотного населения России?). Поэтому все вместе взятое не позволяет рассматривать успех остатков Русской армии в боях на Тоболе как масштабную победу, а считать его всего лишь как выигранный бой местного значения. При других обстоятельствах это возможно был бы успех стратегического масштаба. Однако резервы были исчерпаны, потери значительны, боевой дух не превратился в порыв, который смог бы смести противостоящие войска Красной армии и взять инициативу ведения войны в свои руки. Большевики отступили на исходные рубежи и обосновались на западном, высоком берегу Тобола. Наступила небольшая пауза. Стороны приводили свои ряды в порядок, начав разработку новых операций.

Кажущаяся многочисленность указанных армий, групп войск, дивизий (и подразумеваемое количество полков при четырех полковом составе дивизий) могут создать впечатление, что один только Восточный фронт Русской армии обладал огромной массой войск, сравнимой чуть ли не с наполеоновским нашествием. В действительности, как это утверждает бывший военный министр генерал Будберг (и подтверждает известный советский военачальник Гражданской войны Какурин Н.Е.), все войска Русской армии едва насчитывали 50 000 офицеров и солдат «действующей» армии при сопутствующих им 300 000 «едоков» — числящихся по спискам в составе белых частей!!!

Достаточно добавить к сказанному, что численность армий на линии фронта не превышала 15 000 в целом! Большинство дивизий едва насчитывала 400 — 900, а полки — 100 — 200 штыков! В такой ситуации весь Восточный фронт едва мог противопоставить 30 000—40 000 штыков и сабель войскам большевиков. Мобилизация утратила возможность создавать резервы — они были полностью исчерпаны. Остатки способных нести оружие людей уходили в леса и тайгу к красным партизанам.

Сибирские казаки с большой неохотой шли в Сибирский казачий корпус, и к моменту сражения на Тоболе корпус все еще вступал в бой по частям, полностью не закончив формирование. Поэтому его удар во фланг 5-й Красной армии увенчался лишь частичным успехом. Корпус не смог глубоко ворваться в тылы и окружить 5-ю армию. Потери в боях (между Тоболом и Петропавловском) с 20.08 по 02.10.1919 (и особенно 02.09-02.10.1919) составили почти 50% боевого состава войск, сосредоточенных на фронте непосредственно в районе Сибирской магистрали Челябинск —Курган —Петропавловск —Омск. Поэтому оптимистические заверения генерала Сахарова и его «показательная» Московская группа войск не изменили решения генерала Дитерихса отвести остатки войск за реку Енисей, а затем — даже за Обь (о чем уже неоднократно говорилось). Однако Ставка, по настоянию Сахарова, решила продолжить сражение между Тоболом и Петропавловском. В свою очередь, 5-я и 3-я Красные армии (за время «паузы» 02 — 03.10.1919) получили пополнение и произвели перегруппировку своих войск.

Дополнив свои ряды до 75 000 бойцов, 5-я Красная армия, начав 14.10.1919 форсировать Тобол, перешла в новое наступление. Наступая в направлении Петропавловска (через Лебедянь), советские войска встретили ожесточенное сопротивление новой Русской армии Восточного фронта. Сильное противодействие наступающим оказывала в том числе и Южная армия генерала Белова. К наступлению 5-й подключилась и 3-я Красная армия, нанося свой удар в направлении на Омутанское и далее — на Ишим. К 17.10.1919 5-й Красной армии удалось не только переправиться через Тобол, но и захватить плацдарм глубиной до 20 километров. Однако с этого момента советские войска начали испытывать ожесточенные контратаки войск Восточного фронта генерала Дитерихса. Но более слабая 1-я армия (генерал Пепеляев) не смогла остановить наступление 3-й Красной армии и начала отступать в надежде закрепиться за рекой Ишим. Но это привело к открытию фланга Московской группы (и захвату 04.11.1919 Ишима большевиками). Открытие правого фланга армий генерала Сахарова повлекло за собой необходимость отступления всего фронта, во избежание полного окружения. После трехдневных боев 31.10.1919 пал Петропавловск.

Несмотря на отдельные успехи и одержанные победы в Тобольском сражении, разбитые в ходе непрерывных боев превосходящими силами в течение трех месяцев (08 — 11.1919), сибирские армии адмирала Колчака в целом потерпели жестокое поражение. Организованное сопротивление таких масштабов в дальнейшем исключалось. Войска начали свой «Великий Сибирский Ледяной поход». Остатки армий двинулись на восток, вдоль Сибирской магистрали—в Забайкалье, под защиту японских оккупационных войск и армии атамана Семенова.

Теперь речь могла идти только о попытках замедлить темпы наступления Красной армии и борьбе за «пространство», то есть за удержание тех или иных районов, которые еще находились в руках колчаковских властей. При этом приходилось вступать в ожесточенные бои и с партизанами, которые блокировали пути отступления и фактически обладали властью во многих тыловых регионах.

Многие источники говорят о невосполнимых потерях войск Сибирских армий в сражении на Тоболе: более 50% своего состава (около 17 000 человек)! Резервов не было, и по мере отступления численность войск Белой армии буквально таяла, вследствие перехода к противнику, партизанам, дезертирства, болезней, нежелания покидать родные места, боязни наступления зимы, холодов и голода и многих других подобных факторов.

Теперь адмирал Колчак наконец принял предложение генерала Дитерихса отходить (скорее — бежать) за реку Енисей, а еще лучше — за Обь. Разбитые войска Восточного фронта отступали к Омску и за Ишим, преследуемые Красной армией.

Генерал Дитерихс, пользуясь достаточно жестким сопротивлением Московской группы (Сахаров), Южной (Белов) и 2-й (Войцеховский) армий, все еще оказываемым наступавшим советским войскам, начал спешно перебрасывать 1-ю армию (Пепеляев) через тылы своих войск — в Омск. Этим Дитерихс пытался решить две задачи: спасти остатки 1-й армии и создать достаточные силы для обороны Омска. Ведя арьергардные бои, сюда же (к Сибирской магистрали) отступали и главные силы Восточного фронта. Но советские войска, обладая достаточными резервами и имея численность более 100 000, увеличили темпы наступления частей, нацеленных непосредственно на Омск. В борьбе за «пространство» это было определяющим фактором окончания войны в Западной Сибири.

Так и случилось: остатки войск прежней Южной армии (генерал Белов), а также и более южная Оренбургская армия (генерал Дутов) отступали на юго-восток, отрываясь от основных сил Восточного фронта, в то время как основные силы (Московская группа), связанные арьергардными боями, медленно отходили к Омску. Одновременно, пользуясь уходом 1-й армии белых, 3-я Красная армия, форсировав Ишим восточнее озера Уватское, вдоль левого (западного) берега Иртыша ускоренным маршем устремилась в обход Московской группы, к Омску. Боясь попасть в полное окружение, Московская группа, к которой теперь фактически была «привязана» и 2-я армия генерала Войцеховского из-за своей малочисленности, вынуждена была ускорить свое отступление.

В такой ситуации с 04.11.1919 развивалась боевая обстановка на этом, наиболее важном участке противоборствующих сторон. Красные части, посадив пехоту на подводы, ускорили темпы отбрасывания и преследования белых войск (до 30 километров в сутки). Этому способствовали и удары партизан по тылам Восточного фронта. 27-я стрелковая дивизия (Блажевич И.Ф.) красных 14.11.1919, совершив 100-километровый марш-бросок за сутки и форсировав Иртыш, ворвалась в Омск. Генерал-губернатор Томского (Средне-Сибирского) военного округа и командующий войсками гарнизона Омска генерал-лейтенант Матковский, принимая во внимание неготовность прибывающих войск 1-й армии, а также паническое настроение частей гарнизона и понимая бессмысленность разрушения города и возможных огромных человеческих потерь, решил сдать Омск большевикам без боя. 14.11.1919 Матковский сдался в плен, город оказался в руках Советов. В плен попало и около 30 000 (части гарнизона и 1-й армии). Большевики расстреляли генерал-лейтенанта Матковского, показав, что ожидает каждого командира Белой армии.

16.11.1919 войска Московской группы переправились (в спешном порядке) на правый, восточный берег Иртыша, отступая к Новониколаевску (Новосибирск). Остатки 1-й армии, потерявшей всякую боеспособность, Дитерихс приказал отвести в тыл, в Томск.

Тем временем 5-я и 3-я Красные армии, после небольшого отдыха и перегруппировки (16—20.11.1919), продолжали торопливо «отвоевывать» новые пространства Западной Сибири. Теперь целью операций стал Новониколаевск. 20.11.1919, наращивая темпы наступления, 5-я и 3-я Красные армии двинулись вдоль Сибирской магистрали, на восток.

Генерал Дитерихс, получив очередной отказ на предложение отвести все остатки войск за Обь, критикуя оптимистические рапорты и планы генерала Сахарова К.В., подал в отставку с поста командующего Восточным фронтом. 16.11.1919 командующим Восточным фронтом стал генерал Сахаров. Командующим Московской группой и войсками 3-й армии был назначен генерал-лейтенант Каппель.

Следует напомнить, что Ставка и правительство Колчака еще 10.11.1919 покинули Омск. Адмирал Колчак с этого момента командовал (если это можно так квалифицировать) из своего вагона, в котором он все время находился до своего «приезда» в Иркутск. Штаб Ставки, как и сама Ставка, вынуждены были прекратить свое существование. Формально управление остатками войск Русской армии перешло к штабу Верховного Главнокомандования (генерал-лейтенант Занкевич М.И.). В действительности командование остатками Русской армии оставалось за командующим Восточным фронтом и его армиями. Но и генерал Сахаров недолго оставался командующим всеми этими войсками: 10.12.1919 на станции Тайга Сахаров К.В. был арестован братьями Пепеляевыми (Владимиром Николаевичем, председателем Омского правительства, и генерал-лейтенантом Анатолием Николаевичем, командующим 1-й армией) и обвинен в развале, поражениях и измене Белому движению в Сибири. Таким образом, единственным командующим остатками войск Русской армии стал генерал-лейтенант Каппель В.О. Теперь этим малочисленным войскам, возвращаясь мысленно к своим прежним успехам — когда небольшой отряд Каппеля занял в 1918 Казань, Симбирск и другие крупные города в Поволжье и на берегах Волги и когда в 1919 еще недавно его Волжский корпус и Поволжская группа войск приводили к победам под Уфой, Челябинском, на Тоболе, — оставалось с грустью и гордостью только и тешить себя запомнившимся в истории России именем — «каппелевцы».

Но в попытке отстоять Новониколаевск главную роль все еще пока играл генерал Сахаров. Теперь Московская группа войск состояла из частей 2-й и 3-й армий и фактически в таком составе представляла Восточный фронт (1-я армия находилась вне боев, на переформировании в Томске, где 20.12.1919 сдалась подошедшей стрелковой дивизии 5-й Красной армии).

Южная часть Московской группы войск после боев на Тоболе отступила на юго-восток, фактически утратив связь и оперативное управление из штаба Восточного фронта, и пыталась присоединиться к отступавшей в Туркестан Оренбургской армии генерала Дутова.

Таким образом, наступление на Новониколаевск прикрывали остатки 2-й и 3-й Армий генералов Войцеховского и Каппеля, численностью около 18 000 (12 000 штыков и 6000 сабель). В составе этих армий значились те же стрелковые дивизии, что и в прежнем представлении, только численность их не достигала теперь и полка (а порой — и батальона). Однако несколько позже главная роль по обороне Омска отводилась остаткам 1-й армии генерала Пепеляева, которому было приказано форсированным маршем спешно следовать к городу и организовать оборону Омска. В то же время 2-я и 3-я армии должны были противостоять катящемуся потоку наступающих войск Красной армии на главных направлениях.

Опережая даты хронологии событий, прежде чем продолжить краткое описание боевых действий в борьбе за «пространство» между Омском и Новониколаевском, следует сделать небольшое уточнение, касающееся дислокации 1-й армии генерала Пепеляева. После боев на Тоболе и под Омском штаб (генерал Пепеляев) был отправлен в Томск на пополнение, отдых и переформирование, о чем уже было упомянуто. Вместе со штабом 1-й армии в Томск прибыла 2-я Сибирская стрелковая дивизия с 5-м Тобольским, 6-м Мариинским, 7-м Кузнецким и 8-м Бийским стрелковыми полками. Всего 15 000 — 20 000 солдат, включая резервы и гарнизон Томска. Вся эта группа войск в Томске вскоре (20.12.1919) сдалась в плен 30-й стрелковой дивизии (комдив Лапин А.Я.) 5-й Красной армии, которая совершила почти 200-километровый марш-бросок из захваченной ею 14.12.1919 Колывани — пригорода Новониколаевска (в 50 километрах к северу).

Штаб 1-й (Средне-) Сибирской стрелковой дивизии (генерал-майор Мальчевский) и ее 2-й Барабинский Сибирский стрелковый полк (полковник Ивакин А.В., замещавший в начале декабря 1919 заболевшего генерала Мальчевского) были оставлены в Новониколаевске в помощь гарнизону. При подходе Красной армии к Оби и Но-вониколаевску разложившийся 2-й Барабинский полк во главе с полковником Ивакиным 09.12.1919 поднял мятеж с попыткой захватить город и сдать его красным. Мятеж был подавлен, Ивакин — убит (по одной из версий — покончил с собой, застрелился).

Штаб бывшего 1-го (Средне-) Сибирского корпуса (генерал-майор Зиневич) 1-й армии разместился в Красноярске. 3-й Барнаульский (Сибирский) стрелковый полк (полковник Камбалин А.И.) был переброшен в Барнаул, став частью гарнизона города.

Таким образом, 1-я армия (и генерал Пепеляев), не сумев своевременно подойти и обеспечить оборону Омска, с середины, ноября 1919 г. фактически в боевых операциях не участвовала, и именно войска этой армии почти без боев исчезли в сибирских таежных просторах (в основном — в Щегловской тайге). Единственное исключение составляла небольшая Тобольская группа (генерал Редько, а 23.11.1919 — генерал Бордзиловский), ранее входившая в эту армию и которая, войдя составной частью в Северную группу генерала Вержбицкого (заменившего убитого генерала Гривина) и объединившись с Южной группой 2-й армии, подчиняясь воле и твердости генерала Вержбицкого, к концу 1919 г. смогла 25.12.1919 выйти на Сибирскую магистраль в районе станции Тайга (200 километров северо-восточнее Новониколаевска и около 70 километров к юго-востоку от Томска). Здесь основные силы войск 2-й армии, влившись в группу войск генерала Вержбицкого, присоединившись к основным силам Московской (каппелевской) группы войск, образовали известную «Колонну генерала Вержбицкого» — авангард 2-й армии генерала Войцеховского при продвижении в Забайкалье. Приведенные войска «колонны Вержбицкого» (части Северной, Степной, Уральской и Тобольской групп) представляли большую часть войск прежнего Восточного фронта. (Следует заметить, что умирающий генерал Каппель 21.01.1919 назначил генерала Вержбицкого командующим 2-й армией, на место своего преемника — генерала Войцеховского).

Между тем начатое 16.11.1919 наступление Красной армии на Петропавловск встретило сопротивление оставшихся частей 2-й и 3-й армий и остатки Сибирского казачьего корпуса, которые были пополнены стрелковыми частями (и переименованы в Степную группу войск).

14.12.1919 для более оперативного управления 3-й армией Каппель приказал (вместо него) вступить в командование этой армией генерал-майору Петрову П.П., в то время командиру 4-й Уфимской генерала Корнилова пехотной дивизии. Но генерал Петров не смог отыскать штаб 3-й армии и оставался командиром этой дивизии до прихода ее 03.1920 в Читу.

Части Красной армии усиливали давление и успешно наращивали темпы наступления. За неделю они продвинулись на 120 —160 километров вдоль Сибирской магистрали и параллельно ей. Еще 26.11.1919 каппелевцы оставили Татарскую. Тогда же 3-я Красная армия, передав свои 20-ю и 51-ю стрелковые дивизии 5-й армии, была выведена в резерв. Ослабляя сопротивление, войска 2-й и 3-й армий откатывались к Новониколаевску, спеша уйти за Обь ранее подхода Красной армии. Последняя наступала со средней скоростью 20 — 25 километров в сутки. Через 25 дней советское командование рассчитывало войти в Новониколаевск, преодолев около 600 километров.

Отступая, войска Белой армии не упускали возможности перейти в контратаку в попытке остановить накатывающийся вал противника. Иногда это удавалось. Так, например, пользуясь прохождением озера Чаны и прикрывая им левый фланг, 2-я армия сделала такую попытку. Но это лишь на время замедлило наступление Красной армии, и «кроваво-красный вал» продолжал катиться на восток.

27-я стрелковая дивизия 5-й Красной армии захватила Барабинск и Чалым и, после трехдневных боев, 14.12.1919 вошла в Новониколаевск. 30-я стрелковая дивизия захватила Колывань. 5-я Красная армия достигла Оби, «поглотив» еще 650 километров Западной Сибири.

Перейдя на восточный берег Оби, каппелевские войска не обрели покоя, который им недавно казался обеспеченным за столь могучей водной преградой. Слишком поздно удалось достичь этого рубежа: силы армий таяли, поражения «добивали» морально. О резервах, теплых (и сытых) казармах приходилось только мечтать. А ледяной покров Оби уже не представлял непреодолимой преграды для массы «красного катка».

В то же время поток красных войск продолжал быстро катиться вдоль Сибирской железнодорожной магистрали. Новониколаевск пал 14.12.1919, и 20.12.1919 в руках советских войск уже оказались станция Тайга и город Томск, в котором в плен были захвачены остатки (около 12 000) 1-й армии и 2-й Сибирской стрелковой дивизии с ее четырьмя полками (5-м Томским, 6-м Мариинским, 7-м Кузнецким и 8-м Бийским), дислоцировавшимися непосредственно в Томске. 02.01.1920 Красная армия вошла в город Ачинск. 10.12.1919 пал Барнаул, 13.12.1919 - Бийск, 26.12.1919 -Кузнецк. 28.12.1919 в руки советских войск перешел Мариинск. Наступление красных войск достигло Красноярска. Не имея возможности останавливаться на каждом из этих этапов, где наступали, отступали, контратаковали, вели обычные боевые действия противоборствующие стороны, рассмотрим подробнее одно из определяющих столкновений Гражданской войны в Западной Сибири.

Так получилось, что к этому моменту у Красноярска сосредоточились почти все основные силы (остатки) колчаковско-каппелевских войск Сибирских армий — остатки Русской армии. Ядром этих войск оставались 2-я, 3-я и частично 1-я армии и дислоцировавшиеся непосредственно в Красноярске штаб 1-го Средне-Сибирского корпуса генерала Зиневича и 4-й Енисейский (Сибирский) стрелковый полк (генерал-майор Ястребов). Юг этого региона был в руках красных партизан и контролировался партизанскими армиями Кравченко и Щетинкина. Север, заросший Щег-ловской тайгой, контролировался частями северо-енисейских партизанских соединений. Общая численность партизанских войск в регионе Красноярска достигала более 70 000. Наступавшая с запада и северо-запада 5-я Красная армия (26-я, 27-я, 30-я, 35-я и 51-я стрелковые дивизии) имела в своем распоряжении более 40 000 бойцов.

Колчаковско-каппелевские войска (включая всю номенклатуру разрозненных отдельных частей и соединений) составляли не более 70 000. Единое руководство всей этой отступающей разрозненной массой было весьма затруднено, что нередко вело к самым негативным и тяжелым последствиям. Это особенно жестко проявилось в боях в районе Красноярска, где колчаковско-каппелевские войска потеряли более половины своей численности.

Конкретно ситуация сложилась следующим образом — отступление остатков Русской армии в «Великом Сибирском Ледяном походе» в конце 1919 года, на восток, в Забайкалье проходило по двум параллельным направлениям — по северной стороне Сибирской магистрали и по ее южной стороне. При этом по южной стороне Сибирской магистрали отступали части «Колонны генерала Сахарова» Московской группы армий, основой которой являлась 3-я армия и «Колонна генерала Бангерского». По северной стороне на восток шли части 2-й и остатки 1-й армий. При этом войска 1-й армии, уцелевшие после захвата Новониколаевска и Томска, пробиваясь на юго-восток через непроходимые чащи Щегловской тайги, почти полностью погибли от холода и голода, перешли на сторону партизан, или просто разбежались. Короче, как уже предварительно было отмечено, большая часть 1-й армии фактически «растаяла» в Щегловской тайге. Небольшая ее часть, сведенная в Тобольскую группу, влилась в Южную группу 2-й армии, образовав «Колонну генерала Вержбицкого». При этом в авангарде «Колонны генерала Вержбицкого» шли остатки Тобольской группы под командованием генерал-майора Бордзиловского А.В., возглавляемой остатками 3-й Иркутской дивизии генерал-майора Ракитина В.А. Части 2-й армии генерала Войцеховского и ее колонна генерала Вержбицкого, периодически участвуя 12.1919 — 01.1920 в дальнейших боях с красными войсками и партизанами, упорно продвигались на восток. Приняв бой 03.01.1920 у Кемчуга (в 80 километрах западнее Красноярска) и у Большой Сережской (южнее Кемчуга), войска 3-й армии почти полностью потеряли 4-ю Уфимскую (полковник Карпов) и 8-ю Камскую (генерал-майор Пучков) стрелковые дивизии. Будучи окруженными, 06.01.1920 большая их часть вынуждена была сдаться красным. Полки Красноуфимской бригады (генерал-майор Рычагов) также сдались в плен в бою у Кемчуга. Этому способствовало, что, пытаясь прорваться в Красноярск под защиту дислоцированного там 4-го Енисейского полка и войск гарнизона, солдаты вдруг узнали, что еще 04.01.1920 части этого полка подняли мятеж, который поддержали восставшие рабочие Красноярска. Больше того, мятежных солдат и восставших рабочих поддержал и генерал Зиневич (командир 1-го Сибирского корпуса) с частями своих войск. Надежда на помощь Красноярска рухнула. Для многих солдат — оставалось только сдаться в плен, не имея возможности противостоять хорошо вооруженному и организованному, превосходящему в силах противнику.

Эта же весть и окружение белых войск (с севера и запада — 5-я Красная армия, с юга — партизанские армии Кравченко и Щетинкина, в тылу — мятежники и измена в Красноярске) вынудили генерала Каппеля, командующего войсками Восточного фронта, обратиться к солдатам и офицерам с призывом, что принятие ими решения о сдаче в плен не будет рассматриваться командованием как измена и не подлежит осуждению. С этого времени в Белой армии должны остаться только добровольцы!

Более половины солдат воспользовались этим решением своего командующего. В это же время (04.01.1920) подошедшая к Красноярску 3-я армия во главе с генералом Каппелем также втянулась в тяжелые бои в образовавшемся «Красноярском котле». На долю именно этой армии достались наиболее ожесточенные бои, чтобы вырваться на восток. 12-я Уральская стрелковая дивизия (полковник Бутенко) 03.01.1919, окруженная у Балахтинской, в 120 километрах юго-западнее Красноярска, вынуждена была сдаться (ее 45-й Сибирский стрелковый полк полковника Веретенникова первым и в полном составе сдался противнику). Еще ранее, прикрывавшая выходившие из Щегловской тайги основные части 3-й армии, 7-я Уральская горных стрелков дивизия (генерал-майор Бондырев) в бою у деревни Дмитриевской 25.12.1919 почти полностью погибла, а ее остатки 02.01.1920 у деревни Аптацкой вынуждены были сдаться в плен частям Красной армии. Такая же судьба постигла 11-ю Уральскую стрелковую дивизию (генерал-майор Беляев) и большую группу 1-й Сибирской стрелковой дивизии (полковник Ивакин, убит). 13-я Казанская стрелковая дивизия почти полностью погибла под Красноярском; из оставшихся 50-и солдат дошедших до Читы 03.1920, еще несколько человек этой группы, плутали, заблудившись в тайге, пока не наткнулись на отряд красных партизан, который 11.03.1920 взял их в плен, включая командира, — известного по организации мятежа в 1918, в Ярославле — полковника Перхурова А.П. Сдались в плен 58-й и 59-й полки 15-й Боткинской дивизии (полковник фон Вах).

В боях у Красноярска попали в плен или погибли еще несколько частей и полков войск Восточного фронта.

Ранее в Щегловской тайге погибли 46-й Исетский (полковник Иванов), 48-й Туринский (капитан Овчинников), Томский гусарский и еще несколько полков 1-й, 2-й и 3-й армий.

Но все же, именно каппелевцы, пройдя 150 километров в окружении превосходящих сил врага, сумели 06.01.1920 прорвать фронт окружения в направлении на северо-восток и соединиться (северо-восточнее) со 2-й (Сибирской) армией генерала Войцеховского.

Сдача в плен нескольких дивизий и полков, включая гарнизон Красноярска, предательство генерала Зиневича, чрезвычайно высокая активность действий партизан, усталость Белой армии, активные действия большевистских агитаторов по разложению колчаковско-каппелевских войск, зима, недостаток питания, амуниции и боеприпасов — все это привело к красноярской трагедии и потере более 50 000 солдат и значительного числа офицеров.

После катастрофы в районе Красноярска продолжали отступать и вести боевые действия (в основном с партизанами) только оставшиеся у Каппеля добровольцы. Всем, кто этого хотел, генерал Каппель предоставил возможность перейти к противнику или вернуться в свои родные места. Оставшиеся добровольцы, отступая, часто вынуждены были вступать в бои с партизанами, захватывать станции и города (для пополнения продовольствия и боеприпасов), силой оружия заставляли союзников (чешские войска) принимать раненых и направлять поезда в Забайкалье. Потери от болезней, переохлаждения, в боях и контратаках с противником (главным образом — с партизанами) значительно осложняли последние сотни километров к заветной цели.

Рамки книги не позволяют более полно остановиться на катастрофе Белой армии в районе Красноярска и подробнее рассказать об этой самой трагической странице Гражданской войны в Сибири.

Однако Красная армия, продолжая борьбу за «пространство», уверенно теснила каппелевцев и занимала города все далее и далее к востоку. 24.12.1919 Красная армия захватила станцию Тайга (27-я стрелковая дивизия, начдив Путна), 28.12.1919 — Мариинск (35-я, начдив Нейман), 04.01.1920 — Красноярск. Еще продолжалось окружение и сдача в плен около Красноярска, а 30-я стрелковая дивизия 15.01.1920 уже заняла Канск. Последовательно в руки большевиков перешли: Тайшет, Нижнеудинск, Тулун, Зима — все они еще до прихода Красной армии были захвачены партизанами, либо находились в руках восставших рабочих, либо были просто блокированы партизанами (включая блокаду железнодорожных путей).

Уже в Нижнеудинске чешские войска отобрали вагоны и локомотивы у Каппеля и вынудили его войска передвигаться далее пешком; эшелоны же с ранеными просто оставались стоять на запасных путях. Поезд Колчака в Нижнеудинске был задержан на две недели; чешское командование отцепило паровоз, передав его эшелону с чешскими солдатами, направляющимися во Владивосток.

Как уже упоминалось, с этого момента подобная практика союзников вошла в норму, интервенты думали только о своих интересах. 27.12.1919 адмиралу Колчаку сообщили, что отныне он (и поезд с «Золотым запасом») передается под охрану войск союзников, то есть фактически адмирал уже в Нижнеудинске становится заложником чешских войск, которые дислоцировались вдоль всей Сибирской железнодорожной магистрали, от Красноярска до Владивостока. Исключение составляло Забайкалье, где (помимо войск атамана Семенова) располагались японские оккупационные войска.

04.01.1919, оценив ситуацию после катастрофы у Красноярска, своим последним приказом на той же станции Нижнеудинск адмирал Колчак передал власть Верховного правителя генералу Деникину — на западе и атаману Семенову — на востоке.

Вскоре после прорыва из окружения в районе Красноярска генерал Каппель, переправляясь по льду реки Кан (приток Енисея), отморозил ноги и был спасен только благодаря их ампутации. Продолжая командование войсками верхом, сидя в седле, часто контратакуя партизан и части Красной армии, он все еще оставался грозной ударной силой. Так, 15 — 17.01.1919 каппелевцы ворвались в Нижнеудинск и, создав угрозу Иркутску, вызвали в этом городе буквально панику — появилась боязнь, что Каппель, ворвавшись в Иркутск, попытается освободить адмирала Колчака. Угроза реализации такого хода событий усиливалась, так как появились сообщения, что группа войск атамана Семенова под командованием генерала Скипетрова и бело-чешские гарнизоны в городах и на станциях между Нижнеудинском и Иркутском наносят удары по партизанам и подходящим войскам Красной армии. Войска генерала Войцеховского («Колонна генерала Вержбицкого») подходиди к Иркутску. Но перевес сил большевиков был настолько велик, а наступательный, победный натиск их столь неотразим, что даже самые стратегически важные удачи каппелевцев оказывались всего лишь мелкими временными успехами местного значения. Красные войска и партизаны достаточно быстро ликвидировали последствия этих успехов, устанавливая свою власть и порядки.

В это время генерал Каппель заболел воспалением легких и (сдав 21.01.1920 командование генералу Войцеховскому) 25.01.1920 умер. После ультиматума — категорического требования союзников (то есть — чехов) не пытаться наступать и захватывать Иркутск, располагая минимальным количеством своих войск (не более 6000), понимая фактическую бессмысленность боев за Иркутск, новый командующий (Войцеховский), не теряя времени (возмущаясь и ругая предательство чехов и избегая лишних потерь), приказал обойти город и, не огибая озеро Байкал, пройти по льду Байкала и следовать в Читу, в Забайкалье. Тем более что захват Иркутска не только требовал потерь измученных длительным отступлением солдат в боях с обороняющимися красными войсками и партизанами, но и не имел большого стратегического значения при незащищенном, открытом тыле с востока. А вопрос спасения адмирала Колчака из большевистского плена не мог иметь сколь не будь реального значения, так как даже при успехе войск Белой армии, большевики адмирала либо расстреляют, либо отправят в Москву партизанскими тропами; в любом случае спасти жизнь адмиралу Колчаку не представлялось возможным.

Это решение поддержали все высшие офицеры Московской группы войск на собранном генералом Войцеховским Военном Совете, исключая генерала Сахарова и больного атамана Енисейского казачества Феофилова. Первый всегда пытался представить себя в роле ортодоксального сторонника ведения «активных» боевых действий. (При этом следует также отметить, что значительная часть, точнее — большинство простых солдат также хотели атаковать большевиков и «отогреться» в Иркутске).

Впереди, до Читы, войска каппелевцев ожидал еще переход в 800 — 1000 километров таежными тропами в безлюдной, с глубоким снежным покровом тайге в 30—40-градусные морозы; не говоря уже о предстоящем тяжелом и опасном форсировании переходе войск по льду озера Байкал (из-за трещин, промоин, разводий, торосов и прочих подобных факторов).

После того как части Красной армии вошли в Иркутск (30-я стрелковая дивизия), наступление и продвижение их далее на восток было приостановлено. Причиной прекращения преследования остатков каппелевцев за пределами Байкала послужили политические события. Необходимо было предотвратить столкновения с войсками японских интервентов, которые фактически оккупировали север и запад Забайкалья. Меньшевики и эсеры через свой «Политический центр» попытались перехватить власть и образовать «свою республику», договорившись с союзниками и японцами в частности. Но 22.01.1920 власть в Иркутске перешла в руки большевиков (Иркутского Ревкома), а 07.03.1920 в Иркутск вошли части 30-й стрелковой дивизии.

В марте 1920 было создано Дальбюро РКП(б), которому было поручено (теперь уже большевиками) подготовить и создать Дальневосточную Республику (ДВР). ДВР была провозглашена 06.04.1920 в Верхнеудинске (Улан-Удэ). В состав ДВР вошли Забайкальская, Амурская, Приморская, Камчатская области и Северный Сахалин. Временное Правительство ДВР составляли коммунисты.

В начале 1920 г. власть ДВР распространялась только на Прибайкалье, со столицей в Улан-Удэ. Остальные области ДВР в то время оставались под контролем белогвардейских властей и были оккупированы («союзными») интервентами (Чехословацким корпусом, располагавшимся вдоль Сибирской железнодорожной магистрали; японскими войсками — в Забайкалье и Приамурье; английскими и американскими частями — в Приамурье и Владивостоке).

Пользуясь и этим фактором в сложившейся ситуации, остатки каппелевских войск продолжали свой путь на восток, в Забайкалье. Пройдя от Байкала до Читы более 1000 километров по тропам безлюдной сибирской тайги, в жестокие морозы (до 30 — 40 градусов ниже нуля), в условиях голода и периодически вступая в бои с партизанами (из партизанских соединений Мамонтова), в начале марта 1920, они достигли цели. Первые отряды каппелевцев появились в Чите 03.02.1920.

Так, по некоторым источникам, до Читы удалось дойти, в частности:

— 1-й Самарской стрелковой дивизии (генерал-майор Сахаров Н.П., более 300 бойцов);

— 3-й Иркутской стрелковой дивизии (генерал-майор Ракитин) — около 300 солдат и офицеров (три четверти уничтожено в боях на Тоболе, у Новониколаевска и Красноярска);

— 3-й Симбирской стрелковой дивизии (полковник Подрядчиков) — не более 10 бойцов (полностью уничтожена);

— 4-й Уфимской генерала Корнилова стрелковой дивизии (полковник Сидамонидзе) — 1500 бойцов, менее полка (потерявшей более половины состава у Красноярска);

— 4-й Сибирской стрелковой дивизии (генерал-майор Смолин) — более 1800 бойцов.

— 8-й Камской адмирала Колчака стрелковой дивизии (генерал-майор Пучков) — 1500 бойцов, менее полка (потерявшей более половины состава у Красноярска);

— 11-й Уральской стрелковой дивизии (генерал-майор Круглевский) — более 3000 бойцов;

— 12-й Уральской стрелковой дивизии (полковник Бутенко) — около 2000 бойцов (Бутенко пришел в Читу во главе 47-го Тагильского стрелкового полка);

— 13-й Казанской стрелковой дивизии (генерал-майор Ястребов, заменивший генерала Перхурова, который, заблудившись в тайге, попал в плен к красным партизанам) — всего 50 солдат и офицеров;

— Боткинской дивизии (полковник фон Вах) — около 770 (из них — 100 офицеров), при этом дивизия сохранила всю артиллерию (12 орудий);

— Добровольческой дивизии (генерал-майор Краморенко) более 2000 бойцов (из добровольцев армии Деникина, прибывших с Юга на Урал и принимавших участие в боях от Челябинска до Красноярска, где дивизия потеряла более половины своего состава);

— 1-й кавалерийской дивизии (генерал-майор Милович) — около 800 сабель;

— 2-й кавалерийской (Татарско-Башкирской) дивизии (генерал-майор князь Кантакузен) — около 700 сабель;

— Ижевской бригаде (генерал Молчанов) — около 600 солдат и 50 офицеров;

— Красноуфимской бригаде — не более 20 бойцов (два полка полностью уничтожены под Кемчугом, полковник Рычагов убит);

— Сибирской казачьей (конной) бригаде (полковник Глебов), в составе трех конных полков — около 1200 сабель;

— 3-му Барнаульскому полку (полковник Камбалин) — более 2000 бойцов (почти в полном составе); единственный полк 1-й Средне-Сибирской стрелковой дивизии (до 01.1920 командование совмещал генерал Зиневич, 04.01.1920 в Красноярске перешел на сторону большевиков).

Всего в Читу дошло более 25 000 каппелевцев.

Указанное даже столь небольшое, неполное количество частей каппелевских войск, прибывших в Читу, и их численность наглядно показывает всю трагедию «Великого Сибирского Ледяного похода» и конец Русской армии адмирала Колчака.

Прибывшие в Читу каппелевские войска и имеющиеся в Забайкалье части позволили атаману Семенову сформировать Дальневосточную (Белую) армию, оставив командующим этими войсками генерал-лейтенанта Войцеховского. Из частей 2-й и 3-й (бывших Сибирских) Армий были сформированы:

2-й Сибирский стрелковый корпус (бывшая 2-я армия) под командой генерал-лейтенанта Вержбицкого;

3-й Сибирский стрелковый корпус (бывшая 3-я армия) под командой генерал-лейтенанта Я. Молчанова.

В Дальневосточную армию вошел также 1-й Забайкальский корпус, под командой генерал-лейтенанта Савельева; состоявшего в основном из «семеновцев» — частей атамана Семенова.

Одновременно в ДВР большевики формировали (с 11.03.1920) Народно-Революционную армию ДВР (командующий — командарм Эйхе).

Этим двум армиям вскоре предстояло еще раз встретиться на полях сражений — Народно-Революционной армии ДВР была поставлена задача «выбить Читинскую пробку», то есть уничтожить Дальневосточную армию атамана Семенова и, изгнав ее из Забайкалья, объединить Забайкалье и Приморье в рамках ДВР.

III. ПОВОЛЖСКИЙ И ЗАПАДНЫЙ ФРОНТЫ
НАРОДНАЯ, РОССИЙСКАЯ, СИБИРСКАЯ АРМИИ (06-12.1918)

Как уже говорилось ранее, в 1918 г., сразу же после революции и установления власти большевиков, в Поволжье, на Урале, в западной и восточной Сибири, в Забайкалье, на Дальнем Востоке, как и в западной части России, стали возникать и организовываться подпольные антисоветские общества, организации и вооруженные отряды, дружины, ячейки.

Это же достаточно интенсивно происходило в крупных городах Сибири, как, например, Омск, Красноярск, Томск, Новониколаевск (Новосибирск), Барнаул, Петропавловск, во Владивостоке, в Чите и многих, многих других городах и селениях. Все зависело от наличия людей, включая политиков и военных, которые после революции волею судеб оказались в Сибири, Забайкалье, на Дальнем Востоке, а также их воли, желания, и главное способности, найти кадры, организовать и уметь принимать необходимые решения, и руководить собранными людьми в условиях столь динамично меняющейся ситуации в начале 1918 г. Особенно это имело значение для организаций и отрядов, находящихся на нелегальном положении в условиях Советской власти с ее местными, районными и областными службами милиции и ВЧК.

В начале 1918 года антисоветские подпольные организации и отряды в Омске, Красноярске, Томске уже достигали численности 2000 и более своих членов. При этом открыто первым вступил в борьбу с Советской властью в Сибири отряд войскового старшины Б. Анненкова. Его «Партизанский отряд Атамана Анненкова» состоял в основном из сибирских казаков и солдат 11-й Сибирской стрелковой дивизии бывшей Русской армии, которая дислоцировалась в западной Сибири с конца 1917 года. Его небольшие отряды уже в январе 1918 систематически делали налеты на станицы, располагавшиеся в радиусе до 200 — 300 километров от Омска. Еще в мае 1918 Б. Анненков установил связь с чешскими войсками и, прикрывая их фланги при наступлении на Омск, анненковцы первыми ворвались 01.06.1918 в Омск и присоединились к восставшим жителям, заставив совдеп бежать на пароходах по Иртышу, спасаясь от возмездия омичан.

Такая же ситуация имела место в Забайкалье, где атаман Г. Семенов также сумел создать достаточно мощную антисоветскую организацию и вооруженные отряды.

Бывшие офицеры Русской армии, оказавшиеся в Сибири в 1918 г., испытывая антибольшевистские настроения, в своем большинстве решительно вставали на путь реальной борьбы с совдепией, организуя и вступая в вооруженные отряды. Следует отметить и уже упоминавшиеся другие подпольные сравнительно большие (в несколько тысяч) отряды Белой Гвардии Сибири и Дальнего Востока и их организаторов-руководителей. Это были: в Томске и Иркутске — полковник А. Эллерц-Усов, подполковники А. Пепеляев и П. Гривин; Омске — генерал Иванов-Ринов, Павлодаре — войсковой старшина В.И. Волков, Красноярске — полковник В. Гулидов. Перечислить всех не представляется возможным — это тема отдельного большого исторического труда. Активизировались и подпольная «Туркестанская военная организация», антибольшевистские национальные организации Алтая и другие им подобные.

Мятеж Чехословацкого корпуса 25.05.1918 и присутствие военных частей этого корпуса в городах вдоль Сибирской железной дороги позволил поднять восстания во многих городах Сибири и изгнать власть большевиков. В этой связи можно отметить первый захват власти 26.05.1918 в Петропавловске (отряд В.И. Волкова), 01.06.1918 в Новониколаевске и Омске (генерал Иванов-Ринов), восстание 14.06.1918 в Иркутске (полковник Эллерц-Усов), а также в Барнауле и других городах Сибири, на Алтае. 29.06.1918 белогвардейцы (подполковник А. Пепеляев) захватили Томск.

Однако это в свою очередь привело к возникновению и появлению множества различных местных «Временных правительств», о чем не раз уже говорилось ранее.

Этого не избежало и Поволжье, где КОМУЧ — Комитет членов Учредительного Собрания, воспользовавшись победой в Самаре мятежа офицеров бывшей Русской армии под руководством подполковника Каппеля В.О., 08.06.1918 образовал свое правительство и объявил о создании Народной армии. Эта армия, объединив все отдельные небольшие отряды Поволжья, позволила последовательно освобождать множество городов Поволжья и совместно с командованием Чехословацкого корпуса создать один из первых общий фронт антисоветских войск в Поволжье. Рассмотрим кратко военные действия Народной армии и образованного несколько позже Поволжского фронта.

ПОВОЛЖСКИЙ ФРОНТ (15.08-12.10.1918)

Командующий Поволжским фронтом — командир 1-й Чехословацкого корпуса, полковник чешской армии Чечек С, одновременно командующий Народной армией.

Состав Поволжского фронта на 15.08.1918— смотри состав «Самарского фронта» на 10.08.1918.

Командующий Народной армией — полковник чешских войск Чечек С. Русские части Народной армии, оставаясь в составе прежних 3-х оперативных групп (смотри «Народная армия» ) в связи с созданием Поволжского фронта, были перегруппированы следующим образом:

1-я Стрелковая дивизия генерал-майора Потапова, объединявшая:

— Стрелковую бригаду (полковник Безбородов),

— 1-й Самарский стрелковый полк (полковник Шмидт),

— 2-й Самарский стрелковый полк (капитан Новиков),

— 3-й Самарский стрелковый полк (полковник Петров),

— 4-й Самарский стрелковый полк (полковник Фирфа-ров),

— 1-й Самарский кавалерийский полк (полковник Пузыревский), Георгиевский стрелковый батальон (подполковник Солодовников);

2-я Стрелковая дивизия (полковник Бакич А.С), объединявшая:

— 5-й Сызранский стрелковый полк,

— 6-й Сызранский стрелковый полк (полковник Соловьев),

— 7-й Хвалынский стрелковый полк (полковник Розенбаум),

— 8-й Волгский стрелковый полк (капитан Суслов),

— 2-й Сызранский кавалерийский полк (подполковник Фатеев);

3-я (Симбирская) Стрелковая дивизия (полковник Подрядчик К.Т.), объединявшая:

— 9-й Ставропольский стрелковый полк (полковник Мельников),

— 10-й Бугурусланский стрелковый полк (полковник Кононов),

— 11-й Бузулукский стрелковый полк (полковник Евецкий),

— 12-й Бугульминский стрелковый полк (полковник Воскресенский);

4-я (Уфимская) Стрелковая дивизия, 06.09.1918 — 20.03.1920; (генерал-майорТимонов М.И., 07.1918; генерал-лейтенант Люпов С.Н., 08 — 09.1918; генерал), объединявшая:

— Стрелковую бригаду (полковник Пронин);

— 13-й (полковник Сахаров Г.И., 07 — 09.1918, ранен; подполковник Карпов С, 10.1918 — 07.1919; Сидамонидзе Г.К., 07.1919-02.1920),

— 14-й Уфимский стрелковый полк (подполковник Слотов А.К., полковник Бырдин, подполковник Модестов),

— 15-й Михайловский стрелковый полк (полковник Трампедах, 07 — 10.1918; подполковник Егоров В.И., с 11.1918),

— 16-й Татарский (позже Бирский) стрелковый полк (прапорщик Еникеев, 06.1918; капитан Давлетов, 07.1918; капитан Курушкин, 08 — 09.1918, снят за прорыв партизанской армии Блюхера севернее Аскина 14.09.1918; полковник Биглов A.M., 09.1918 — 02.1919, умер; вновь подполковник Курушкин, 02 — 06.1919; полковники Павлович, 07-11.1918 и Недоспасов, 11.19189-02.1920),

— 4-й Уфимский кавалерийский полк,

— Отдельные Бирский и Стирлитамакский батальоны;

5-я Стрелковая дивизия Оренбургского ВО (полковник Нейзель), объединявшая:

— 1-ю бригаду (полковник Цюманенко),

— 18-й Оренбургский стрелковый полк (полковник Жадановский),

— 19-й Оренбургский стрелковый полк (полковник Желнин),

— 20-й Оренбургский стрелковый полк (полковник Троян),

— Оренбургский добровольческий (имени атамана Дутова) полк (полковник Томашевский), с 10.1918;

6-я Стрелковая дивизия (на формировании), объединявшая:

— 21-й Симбирский стрелковый полк (полковник Креер),

— 22-й Симбирский стрелковый полк (полковник Дунин-Марцинкевич),

— 23-й Сенгилевский стрелковый полк (полковник Гуляев),

— 24-й Буинский стрелковый полк;

Отдельная группа — отряд Оренбургского ВО полковника Махина, с 11.1918 объединяла 5-й и 6-й Сызранские, 7-й Хвалынский, 8-й Волгский, 11-й Бузулукский стрелковые полки и 2-й Сызранский кавалерийский полк.

Во все перечисленные дивизии входили еще артиллерийские, инженерные и другие части, включая, конечно, и их штабы.

23.09.1918 Поволжская Народная армия вошла в состав вновь созданной Российской армии (Главнокомандующий — генерал-лейтенант Болдырев В.Г.).

НАРОДНАЯ АРМИЯ КОМУЧа (08.06-30.09.1918)

Народная армия КОМУЧа (Комитета членов Учредительного Собрания) основана после подхода частей Чехословацкого корпуса к Самаре и создана 08.06.1918 на базе бе-лоповстанческого отряда подполковника Каппеля В.О. и других антисоветских отрядов Поволжья.

Командующие Народной армией:
подполковник Галкин Н.А. (08.06-16.06.1918);
командир 1-й Чехословацкой дивизии, капитан
(с 07.1918— полковник) чешской армии Чечек С.
(17.06 - 10.09.1918), полковник чешской армии
Швец И. (10-23.09.1918).

Состав Народной армии на 10.06.1918:
Северная группа
(полковник Степанов А.П.):

Группа войск полковника Каппеля В.О. (Казанская и Симбирская группы, которые до 10.08.1918 входили в Северную группу полковника Степанова А.П.), Сызранская группа полковника Бакича А.С., Хвалынская группа полковника Махина Ф.Е.; а также части Чехословацкого корпуса (полковники Чечек С, Войцеховский С.Н., Швец И.),

Славянская бригада (из бывших военнопленных славянских народностей).

Состав Народной армии на 20.07.1918

Командующий Действующей группы войск — полковник Каппель В.О. (в оперативном подчинении штабу Волжского фронта).

Прикамская (Северная) группа (полковник Степанов А.П.), в регионе Камы;

Поволжская (Центральная) группа (полковник Каппель), в регионе Самара — Казань;

Хвалынская (Южная) группа (полковник Бакич А.С.), в регионе Сызрани.

Всего — около 15 000. (С 25.07.1918 в состав перечисленных групп вошли вновь сформированные дивизии: 1-я Самарская, 2-я Сызранская и 3-я Симбирская стрелковые дивизии).

Состав Народной армии на 01.08.1918, («Самарский фронт»):

Командующий (Поволжской) Народной армией полковник чешских войск Чечек С. Оставаясь в составе прежних 3-х оперативных групп, части армии перегруппированы следующим образом:

1-я Стрелковая дивизия генерал-майора Потапова, объединявшая:

— Стрелковую бригаду (полковник Безбородое),

— 1-й Самарский стрелковый полк (полковник Шмидт),

— 2-й Самарский стрелковый полк (капитан Новиков),

— 3-й Самарский стрелковый полк (полковник Петров),

— 4-й Самарский стрелковый полк (полковник Фирфаров),

— 1-й Самарский кавалерийский полк (полковник Пузыревский),

— Георгиевский стрелковый батальон (подполковник Солодовников);

2-я Стрелковая дивизия полковника Бакич А.С, объединявшая:

— 5-й Сызранский стрелковый полк,

— 6-й Сызранский стрелковый полк (полковник Соловьев),

— 7-й Хвалынский стрелковый полк (полковник Розенбаум),

— 8-й Волгский стрелковый полк (капитан Суслов),

— 2-й Сызранский кавалерийский полк (подполковник Фатеев);

3-я Стрелковая дивизия (полковник Подрядчик К.Т.), объединявшая:

— 9-й Сибирский стрелковый полк (полковник Мельников),

— 10-й Бугурусланский стрелковый полк (полковник Кононов),

— 11-й Бузулукский стрелковый полк (полковник Евецкий),

— 12-й Бугульминский стрелковый полк (полковник Воскресенский);

4-я (Уфимская) Стрелковая дивизия, 06.09.1918 — 20.03.1920; (генерал-майорТимонов М.И., 07.1918; генерал-лейтенант Люпов С.Н., 08 — 09.1918; генерал), объединявшая:

— Стрелковую бригаду (полковник Пронин);

— 13-й (полковник Сахаров Г.И., 07-09.1918, ранен; подполковник Карпов С, 10.1918 — 07.1919; Сидамонидзе Г.К., 07.1919-02.1920),

— 14-й Уфимский стрелковый полк (подполковник Слотов А.К., полковник Бырдин, подполковник Модестов),

— 15-й Михайловский стрелковый полк (полковник Трампедах, 07 — 10.1918; подполковник Егоров В.И., с 11.1918),

— 16-й Татарский (позже Бирский) стрелковый полк (прапорщик Еникеев, 06.1918; капитан Давлетов, 07.1918; капитан Курушкин, 08 — 09.1918, снят за прорыв партизанской армии Блюхера севернее Аскина 14.09.1918; полковник Биглов A.M., 09.1918 — 02.1919, умер; вновь подполковник Курушкин, 02 — 06.1919; полковники Павлович, 07-11.1919 и Недоспасов, 11.1919-02.1920),

— 4-й Уфимский кавалерийский полк,

— Отдельные Бирский и Стирлитамакский батальоны;

5-я Стрелковая дивизия Оренбургского ВО (полковник Нейзель), объединявшая:

— 1-ю бригаду (полковник Цюманенко),

— 18-й Оренбургский стрелковый полк (полковник Жадановский),

— 19-й Оренбургский стрелковый полк (полковник Желнин),

— 20-й Оренбургский стрелковый полк (полковник Троян),

— Оренбургский добровольческий (имени Атамана Дутова) полк (полковник Томашевский), с 10.1918;

6-я Стрелковая дивизия (на формировании), объединявшая:

— 21-й Симбирский стрелковый полк (полковник Креер),

— 22-й Симбирский стрелковый полк (полковник Дунин-Марцинкевич),

— 23-й Сенгилевский стрелковый полк (полковник Гуляев),

— 24-й Буинский стрелковый полк;

Отдельная группа — отряд Оренбургского ВО полковника Махина Ф.Е., с 11.1918 объединяла 5-й и 6-й Сызранские, 7-й Хвалынский, 8-й Волгский, 11-й Бузулукский стрелковые полки и 2-й Сызранский кавалерийский полк.

Во все перечисленные дивизии входили еще артиллерийские, инженерные и другие части, включая, конечно, и их штабы.

23.09.1918 Поволжская Народная армия вошла в состав вновь созданной Российской армии (Главнокомандующий — генерал-лейтенант Болдырев В.Г.).

Ранее в этом регионе Поволжья (Казань —Самара) уже существовали антибольшевистские подпольные вооруженные организации (как, например, организация подполковника Галкина Н.А. и группа антибольшевистски настроенных солдат и офицеров во главе с подполковником Каппелем В.О., служивших в штабе бывшей 1-й армии, преобразованном после революции в штаб Приволжского ВО Красной армии, а также и другие антисоветские подпольные организации и отряды). Мятеж Чехословацкого корпуса 26.05.1918 гальванизировал активность этих организаций и с подходом чехов в этот регион позволил силой оружия российских подпольных антибольшевистских военных частей и отрядов изгонять власть совдепов из городов Поволжья.

Как российские войска Народной армии (КОМУЧа), так и часть чешских войск Чехословацкого корпуса формально входили в состав Поволжского, а с 12.10.1918 — в состав Западного фронтов, возглавляемых чешскими военачальниками (Чечек, Сыровы), и находились в оперативном подчинении штабов и командования этими фронтами. Однако юридически они одновременно оставались в непосредственном подчинении военных министерств своих национальных правительств: Российского (КОМУЧ и с 12.09.1918 Уфимская директория) и Чехословакии. Поэтому на уровне национальных военных штабов своих правительств, разрабатывающих актуальные политическо-стратегические проблемы и планы, и российские и чешские войска одновременно оперативно подчинялись своим непосредственным командующим и их штабам, в составе и боевом расписании которых они непосредственно и в действительности числились.

Состав Народной армии на 20.07.1918:

Командующий Действующей группы войск — полковник Каппель В.О. (в оперативном подчинении штабу Волжского фронта):

Прикамская (Северная) группа (полковник Степанов А.П.), в регионе Камы;

Поволжская (Центральная) группа (полковник Каппель), в регионе Самара — Казань;

Хвалынская (Южная) группа (полковник Бакич А.С), в регионе Сызрани.

Всего — около 15 000. (С 25.07.1918 в состав перечисленных групп вошли вновь сформированные дивизии: 1-я Самарская, 2-я Сызранская и 3-я Симбирская стрелковые дивизии).

Здесь, в Поволжье, как и во многих других районах России, уже в начале 1918, недовольство властью большевиков охватывало бывших солдат и офицеров бывшей Русской армии, но и большие массы русского крестьянства готовы были выступить с оружием в руках против продотрядов и совдеповских порядков, устанавливаемых большевиками и их органами ВЧК. «Хлебная монополия» и продразверстка доводили крестьянство до мятежей. Таким образом, совдепии в ближайшее время грозили тяжелые испытания и противостояние почти всех слоев населения — военных, интеллигенции, крестьянства и наиболее квалифицированных рабочих.

Мятеж Чехословацкого корпуса поджег солому, и пожар борьбы с большевизмом покатилась по Сибири, не говоря уже о ведущейся полгода войне Добровольческой армии на Дону и Кубани против большевиков и их Красной армии.

Спешно сформировав отряд из пехотного батальона, роты чешских войск, эскадрона кавалерии и артиллерийской батареи подполковник Каппель 08.06.1918 захватил власть в Самаре, изгнав власти совдепа. Попытки военных красных частей оказать сопротивление окончились крахом, и они бежали в соседнюю Сызрань.

Не успели участники мятежа и захвата Симбирска убедиться в полном успехе, как тут же (за счет павших, на крови участников в подобных исторических ситуациях появлялись, можно сказать, мародеры любой «масти»: будь то демократы, либералы, большевики, меньшевики, генералы или любые другие) политиканы КОМУЧа — Комитета членов Учредительного собрания (в основном — это 5 членов бывшего Учредительного собрания, разогнанного в Петрограде большевиками) создали «свое» правительство и объявили о создании Народной армии. В действительности правительство КОМУЧа по сути дела совершенно не занималось этой армией и ее нуждами. Комучевцев устраивал доступ к «порогу» власти и их министерские кресла. Не было и попыток создать службы тыла для обеспечения войска боеприпасами, снаряжением, продовольствием. Не создавалось управление по набору и укомплектованию кадров Народной армии. Больше того, к героям, изгнавших большевиков и совдеп из Самары, как, например, подполковник Каппель, комучевцы относились, мягко говоря, «с подозрением» (Каппель до этого служил в штабе Приволжского ВО, у большевиков). Поэтому всем русским командирам, особенно на высших командных постах, комучевцы предпочитали полковников и генералов Чехословацкого корпуса. Дав «покомандовать» Народной армией русскому полковнику Галкину всего первые несколько дней, они назначили командующим этой армией капитана (!) чешской армии Чечека С. К этому следует добавить, что чехи с удовольствием принимали командование русскими частями, так как не спешили рисковать и отдавать свои жизни для замены власти большевиков властью «демократов» типа комучевцев. К тому же вскоре военный министр правительства Чехословакии генерал Штефаник издал приказ, обязав чешское военное командование уйти с линии фронта и направить войска Чехословацкого корпуса по Сибирской магистрали во Владивосток для эвакуации в Чехословакию под предлогом помощи Франции в продолжение войны против Германии.

Принимая во внимание сказанное и забегая вперед, можно сказать: все последующие поражения Народной армии и Поволжского фронта лежат на совести политиков, которые, дорвавшись до власти (как это показывает и вся мировая история), обычно заняты удовлетворением своих амбиций, получением паблисити, увеличением своих капиталов и других подобных интересов. Тем временем истинные патриоты своей Родины, не щадя жизни, вели труднейшие бои с превосходящими силами Красной армии. Их мало интересовала мышиная возня политиканов в борьбе за власть и собственное благополучие.

Отряд (вскоре переименованный в бригаду) подполковника Каппеля не только разгромил группировку красных в Самаре и на ее подступах, продолжал изгонять большевиков из городов Поволжья. 10.07.1918 его отряд разгромил группировку 1-й Красной армии (командармов Гая — Тухачевского) у Ставрополя-Волжского (ныне Тольятти), захватив этот город, и, преследуя отступавшие красные части, гнал их более 140 верст, вплоть до Симбирска. Симбирск оказался в руках каппелевцев 22.07.1918. К тому времени в помощь отряду Каппеля подходили отряды (вскоре также переименованные в «бригады» и «дивизии») полковников Бакича, Махина и других руководителей военными отрядами и дружинами. Здесь прежде всего необходимо отметить «Северную группу» полковника Степанова А. П., в которую формально входил отряд Каппеля и находился под его командованием. Именно группа Степанова нанесла удары по войскам Красной армии по обоим берегам Волги и к 03.08.1918 вышла к устью Камы и на подступы к Казани. С помощью подошедшего отряда чешских войск полковника Швеца И. группа полковника Степанова (с участием входящего в эту группу отряда под командованием подполковника Каппеля) после ожесточенного сопротивления и боев с частями 1-й и 5-й Красных армий 07.08.1918 захватила Казань, один из основных и стратегически важных городов Поволжья.

Ранее захваченные чешскими войсками Сызрань и ряд других городов, которые оказались в руках отряда (переименованного в бригаду) Каппеля, позволили последнему принять активное участие в освобождении Казани от власти совдепа. Казань играла не менее важную роль в политическом и экономическом потенциале Поволжья, чем Самара и другие крупные города этого региона. Тем более что в то время в Казани оказался «Золотой запас» России, работала эвакуированная сюда Академия Генштаба и имелись другие стратегически значимые объекты и факторы (достаточно напомнить, что Казань — это один из больших речных портов на Волге). Борьба за Казань достойна более детального исследования, труда и публикаций, однако рамки настоящей книги заставляют ограничиться весьма кратким изложением этого момента в истории Поволжья. С помощью внутригородских антисоветских отрядов, отряда сербских солдат, охранявших Казанский кремль, подошедших кораблей Волжской флотилии белых и других отрядов, группе полковника Степанова и отряду Каппеля удалось сломить сопротивление красных частей и освободить город от большевиков. К тому же «Золотой запас» России теперь оказался в руках белых. Академия Генштаба, в конце концов, нашла длительное убежище в Омске. Это лишь часть того огромного успеха, который определялся захватом Казани.

Большую роль в срыве начавшегося 03.08.1918 наступления Восточного фронта (1-я, 4-я, 5-я, 2-я и 3-я Красные армии) и нанесенного большевикам серьезного поражения сыграли и другие группы, и отряды, входившие в состав Народной армии. И прежде всего необходимо указать на встречный контрудар 05.08.1918 Хвалынской группы полковника Махина Ф.Е., нанесенный по войскам 4-й и 1-й (Тухачевский) Красным армиям и который расстроил все грандиозные планы командования Восточным фронтом — ударом с юга не дать группе полковника Степанова войти в Казань и наступлением на восток из района Вольск — Хвалынск выйти к Уфе! Эти наполеоновские планы были разрушены слабыми небольшими силами отрядов малочисленной, недостаточно обеспеченной боеприпасами Народной армии.

Поражениям Восточного фронта большевиков к началу осени 1918 способствовало и Ижевско-Воткинское восстание рабочих известных в России Ижевского и Боткинского заводов. Поводом послужила попытка совдепа активизировать мобилизацию. Под руководством бывших фронтовиков 07.08.1918 восстали рабочие Ижевского завода. 17.08.1918 восстали воткинцы, за которыми последовала большая часть населения южной части Вятской губернии. Восставшие победили, власть совдеповцев была ликвидирована. Восставшим удалось создать «Ижевскую Народную армию» численностью до 20 000 бойцов, под командованием полковника Федичкина Д.И. (с 26.10.1918 — капитан Журавлев), а также «Боткинскую Народную армию» под командованием штабс-капитана Юрьева Г.Н.

Эта, мягко говоря, неожиданная неприятность окончательно спутала планы наступления на северном фланге (2-я и 3-я Красные армии) Восточного фронта. Красная армия ввязалась в очередные ожесточенные бои. К сожалению, КОМУЧ не воспользовался таким подарком ижевцев и воткинцев, командование (под давлением правительства КОМУЧа) не поспешило на помощь этой достаточно мощной антибольшевистской силе, чтобы одновременно использовать эту силу в своих боевых действиях. Для этого ничего не сделало и новое командование Российской армии Уфимской директории. После длительной осады и ожесточенного сопротивления ижевцев и воткинцев 16.11.1918 советским войскам удалось сломить сопротивление и захватить Ижевск и Воткинск. При этом часть офицеров перешло на службу к большевикам. Основная же часть этих героических рабочих отрядов продолжала вступать в бои при встрече с советскими войсками, продвигаясь на соединение с частями Белой армии. И только 03.01.1919 ижевцы и воткинцы, прорвав кольцо окружения, соединились с частями Белой армии, но уже в ее преобразованном виде и руководимой адмиралом Колчаком.

Нельзя обойти вниманием и еще одного не менее важного военного противоборства между Белой и Красной армиями. Большевики тоже создавали свои подпольные организации из своих сторонников на освобожденных от их власти территориях. Так, братья Каширины в июле 1918 в Белорецке создали партизанский отряд уральских казаков численностью более 5000! Этот отряд планировал после захвата соседнего, расположенного восточнее города Верхнеуральска, пойти на запад, чтобы соединиться с «Уральской партизанской армией» под командованием будущего советского маршала Блюхера, которая уже начала свой известный поход из Оренбургской области на север по тылам Белых армий с конечной целью соединиться с частями Красной армии в районе Красноуфимска, на севере. Полученная информация (от бежавшего от красных 02.08.1918 командира Верхнеуральского отряда бывшего офицера Ен-борисова Н.), позволила узнать, что отряд Кашириных наметил начало выступления на 08.08.1918. Командование КОМУЧа в Самаре и правительство в Омске (командовавшее Сибирской армией) вынуждены были принять срочные контрмеры. В результате из Сибирской армии на разгром красных партизан был брошен находящийся в стадии формирования Уральский корпус под командованием генерал-лейтенанта Ханжина В.М., который формально перешел в непосредственное подчинение Поволжского фронта. Однако этот высококвалифицированный генерал, успешно воевавший и получивший известность в Великую войну, оказался бессилен справиться с поставленной задачей. И он сам (Ханжин), и его подчиненные, командиры 2-й (генерал-майор Шишкин) и 3-й (генерал-майор Ончоков), а также отряды генерала Тимонова и полковников Пучкова, Енборисова и других оказались беспомощными против тактики партизан, при отсутствии «сплошной и определенной» линии фронта. За неимением места, не вдаваясь в подробности, отметим, что отряд братьев Кашириных, соединившись с основной массой Уральской партизанской армией Блюхера 08.08 — 12.09.1918, за 54 дня прошел по тылам Белых армий 1500 километров от Белорецка до района Аскина, где соединился с частями 3-й Красной армии и 15.09.1918 в Красноуфимске влился в ряды этой армии. Растерянность Омского правительства иллюстрирует следующий факт: находясь в полном неведении о последующих действиях отряда братьев Кашириных, оно было вынуждено фактически создать новый «внутренний» мини-фронт (группа войск генерала Тимонова — полковника Пучкова) вокруг Уфы, так как каширинцы, следуя на запад на соединение с партизанами Блюхера, явно направлялись к городу Уфа и реке того же названия, заняв на притоке реки Уфа железнодорожную станцию Иглино в 20 километрах восточнее Уфы. Тогда и было принято решение о необходимости сосредоточения войск для сражения за Уфу. Но Каширин и не думал ввязываться в бой, а просто повернул на север, следуя далее по берегам Уфы, которая служила и надежным водным рубежом. «Уфимский фронт» генерала Тимонова и его войска еще некоторое продолжали оставаться в «неведении и ожидании». Между тем 13-й и 14-й Уфимские, 15-й Михайловский и 16-й Татарский (капитан Курушкин) стрелковые полки, одни из первых сформированные по объявленной КОМУЧем мобилизации и вошедшие 09.1918 в формирующуюся 4-ю Уфимскую (позже — Сибирскую) стрелковую дивизию; мужественно пытались в боевых столкновениях с красными партизанами армии Блюхера в районе Уфы и далее к северу, вплоть до Аскина, где партизаны, прорвав заслоны 16-го Татарского полка, добиться успеха и разгромить партизан. Увы, успехов почти не было, а неудачи и потери среди этих полков уже ощущались. Хотя эти полки продолжали еще бороться и с войсками Красной армии, и с красными партизанами в течение полутора лет, вплоть до 01.1920. К этому следует добавить, что за прорыв партизан Блюхера в районе Аскина и понесенные большие потери в 16-м Татарском полку, его командир капитан Курушкин был отстранен от командования и отдан под суд. Однако судебное разбирательство затянулось и длилось весь 1918 год. А после смерти 02.1919 полковника Биглова A.M., сменившего Курушкина, последний вновь был назначен командиром того же 16-го Татарского полка и вскоре получил чин подполковника! Но сам полк еще очень долгое время оставаясь недоукомплектованным, фактически в боях не участвовал. И такие эпизоды в течение всей Гражданской войны имели место достаточно часто. Это объяснялось и тем, что в Белых армиях всегда имелся большой дефицит в кадрах младшего и среднего офицерского состава.

И все же благодаря общим усилиям и небольшим успехам войск Народной армии на некоторое время Восточный фронт большевиков вынужден был приводить свои расстроенные и потрепанные ряды в боеспособное состояние. Но на это Главкому Троцкому и командарму Тухачевскому (уже командовавшему 5-й Красной армией) потребовалось всего не более месяца.

Однако КОМУЧ, как уже говорилось, мало что делал для повышения боеспособности и развития успехов частей Народной армии, пассивно наблюдая за развитием дальнейших событий, благо и большевики не могли одержать решающих побед.

А тем временем в октябре 1918 г., согласно приказу генерала Штефника, чешские войска начали постепенно уходить с линии фронта. Надвигалась полная катастрофа. А в совдепии, наоборот, в результате грозных приказов Троцкого и с помощью прибытия значительного количества войск Красной армии, инициатива ведения боевых действий в Поволжье во второй половине августа 1918 перешла к Красной армии. Части Народной армии уже были не в состоянии оказывать необходимое сопротивление перешедшим в наступление советским войскам. Белые начали отступать, красные последовательно стали отвоевывать потерянные города и территории. 28.08.(10.09.). 1918 большевики вернулись в Симбирск. А в октябре 1918 Красная армия отбросила остатки Народной армии далеко на восток, захватив Казань (10.09.1918), Сызрань (28.09.1918), Самару (17.10.1918), Симбирск (12.09.1918).

Войска Народной армии в начале октября 1918 были фактически полностью разгромлены и начали отход на Урал, где были сведены в Самарскую и Камскую группы, войдя в состав вновь созданной 30.09.1918 новой Поволжской Народной армии, точнее, ее перечисленных выше отдельных армейских групп, как составные части новой Российской армии Уфимской директории, заменившей власть КОМУЧа. Вскоре эти войска были вновь переформированы в новую Западную армию, 12.1918 — 01.1919.

Чешским войскам (в том числе и Чечеку), прежде чем было приказано уйти с линии фронта и начать движение во Владивосток для последующей эвакуации в Европу (не вступая в бои с Красной армией), предоставлялась еще одна возможность временно покомандовать вновь создаваемым Западным фронтом под общим командованием генерала чешской армии Яна Сыровы. (Об одной из причин такого поведения командования Чехословацкого корпуса будет сказано ниже). В оперативное подчинение нового Западного фронта перешла и новая Поволжская Народная армия Уфимской директории с ее переформированными из частей прежней Народной армии КОМУЧа Екатеринбургской, Камской (Прикамской) и Волжской (Поволжской) группами.

10.10.1918 КОМУЧ и его правительство «эвакуировались» в Уфу, как только войска Красной армии подошли к Самаре. В декабре 1918, с приходом к власти адмирала Колчака, КОМУЧ был окончательно распущен.

III-Б. ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ (12.10-20.12.1918)

Командующий генерал-майор чешской армии Сыровы Я.

В оперативное подчинение и в состав Западного фронта вошли как часть чешских войск Чехословацкого корпуса, так и войска Поволжской Народной армии, как часть Российской армии с ее армиями, группами, дивизиями и военными округами под общим командованием генерала Болдырева В. Г.; и в том числе:

Тюменский военный округ, 16.10.1918 — 06.09.1919, в границах Пермской и Тобольской губерний. Командующий ВО — генерал-лейтенант Рычков В.В.

С 12.1918 ВО, после ликвидации Западного фронта, перешел в подчинение штаба Сибирской армии. Упразднен 06.09.1919.

Курганский военный округ, 16.11.1918—06.09.1919, в границах большинства уездов Пермской, Уфимской и Оренбургской губерний. Командующий — генерал-майор Георгиевский. После ликвидации Западного фронта с конца декабря 1918 перешел в подчинение Западной армии и позже (с 07.1919) — штаба Восточного фронта. Упразднен 06.09.1919,

ПОВОЛЖСКАЯ НАРОДНАЯ АРМИЯ -РОССИЙСКАЯ АРМИЯ УФИМСКОЙ ДИРЕКТОРИИ (23.09-24.12.1918)

Состав на 30.09.1918 (новой) Поволжской Народной армии определялся ее основными (армейскими) группами:

ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ ГРУППА, 12.10-24.12.1918 (генерал-майор Гайда Р.); в составе 1-го Средне-Сибирского стрелкового корпуса, 12.06.1918 — 14.07.1919 (подполковник Пепеляев А.Н., 13.06.1918-25.04.1919);

— 2-й Отдельной чехословацкой дивизии (полковник Войцеховский С.Н.);

— Польской бригады (полковник Римша).

1-й Средне-Сибирский корпус переформирован и 01.01.1919 вошел в состав Сибирской Отдельной армии (второго формирования), где 25.04.1919 был вновь переформирован и вошел в Северную группу.

01.01.1919 на базе Екатеринбургской группы сформирована новая Отдельная Сибирская армия (второго формирования), (генерал-лейтенант Гайда Р.).

КАМСКАЯ ГРУППА (генерал-майор Люпов С.Н.), в составе 8-го Уфимского армейского корпуса, 12.10.1918 — 03.01.1919 (генерал- лейтенант Люпов С.Н.), в составе

— 15-й Боткинской дивизии, 03.01.1919-20.03.1920, (полковник Юрьев Г.Н.) — 16-й Сводно-Уфимской дивизии.

01.02.1919 Камская группа упразднена из-за разногласий между генералом Люповым (уволен из армии) и адмиралом Колчаком А.В.

ПОВОЛЖСКАЯ (САМАРСКАЯ) ГРУППА (части бывшего Поволжского фронта, генерал-майор Войцеховский С.Н.), в составе

— 4-й стрелковой дивизии, 16.07.1918 — 20.03.1920 (генерал-майор Вержбицкий Г.А., 07.1918 — 01.1919; генерал-майор Смолин И.С.,01.191903.1920).

— Волжской дивизии, 07 — 08.1918 (полковник Каппель В.О.).

Уральский корпус, 08.07 — 4.12.1918 (генерал-лейтенант Ханжин В.М.), с

— 1-й Сводно-Уральской дивизией (генерал-майор Шишкин В.Н., из Оренбургской армии);

— 2-й Сводно-Уральской дивизией (генерал-майор Ончоков Н.А., из Оренбургской армии);

— Отрядом генерал-майора Тимонова.

25.12.1918 Поволжская (Самарская) группа переформирована в 9-й (и позже — в 1-й) Волжский армейский корпус (генерал-майор Каппель В.О.), который был передан 01.01.1919 в состав новой Западной армии (генерал-лейтенант Ханжин М.В.).

Кроме того, в составе Российской армии по-прежнему оставались Иркутский (Восточно-Сибирский), Курганский, Омский (Западно-Сибирский) и Тюменский военные округа.

К началу сентября 1918 большинству здравомыслящих политиков и командующих отдельными группами войск Белых армий, стала совершенно очевидной необходимость объединения всех сил, вступивших в борьбу за свержение власти большевиков, под единое руководство и командование. Этого потребовал и Чехословацкий национальный совет. В конце августа 1918 г. большинство многочисленных «самостоятельных» правительственных и военных администраций договорились о скорейшем созыве в Уфе государственного совещания с целью разрешения этой проблемы. Собравшиеся в Уфе в сентябре 1918 все участники отдельных и самостоятельных правительств Сибири, включая Временное Сибирское правительство СОД в Томске, Уральское Временное правительство, правительства Оренбургской, Иркутской и других областей, национальные правительства в Туркестане, на Алтае и «казачьи» правительства Сибири, Енисея, Семиречья и другие местные и региональные Временные правительства пришли к соглашению о создании Уфимской директории. Почти сразу же Уфимская Директория 28.09.1918 объявила о создании единого Временного Всероссийского правительства и роспуске всех перечисленных областных, национальных, казачьих и других «правительств». 03.11.1918 Временное Сибирское правительство СОД в Томске официально передало свои полномочия и власть Временному Всероссийскому правительству Уфимской директории, переехавшему 09.10.1918 из Уфы в Омск. Одновременно 30.09.1918 было объявлено о назначении Верховным Главнокомандующим всех вооруженных сил в Сибири генерала Болдырева В.Г., которые теперь будут объединены в единую РОССИЙСКУЮ армию.

04.11.1918 военным министром был назначен адмирал Колчак, прибывший 14.10.1918 из Харбина в Омск вместе с представителем Антанты английским генералом Ноксом. (К этому следует добавить, что после создания Уфимской директории, КОМУЧ преобразовался в обычную политическую организацию «Съезд членов Учредительного собрания», которая была ликвидирована после прихода к власти адмирала Колчака).

Желая укрепить дисциплину в армии и порядок в Сибири вообще, военный министр правительства Уфимской директории адмирал Колчак, прибыв 10.1918 в Омск их Харбина, при поддержке ранее пришедшего из Петропавловска в Омск отряда войскового старшины В.И. Волкова, отряда есаула И.Н. Красильникова, с помощью Антанты 18.11.1918 произвел государственный переворот, установив единоличную власть и диктатуру на Урале, в Сибири и Дальнем Востоке, объявив себя Верховным правителем Российского государства и Верховным Главнокомандующим Русской армии, со всеми входящими в нее другими армиями, военными соединениями и частями по всей России.

(Повторно описываемые сложные и достаточно запутанные политические ситуации, многочисленные власти Временных правительств, дублирование руководства (мягко говоря) военными операциями российских войск отдельных групп Белых армий командованием Чехословацкого корпуса, стремление отдельных «атаманов» к самостийности и собственные амбиции некоторых появившихся новых «командиров» и «командующих», приводили к созданию (также, видимо, «временных») довольно больших военных объединений и соединений, которые (достигая на бумаге значения «фронтов, армий и армейских групп войск», к сожалению, заставляют вновь и вновь обращаться к общему «политическому фону» и динамике его непрерывной трансформации).

Таким образом, командование всеми частями российских войск в Поволжье, на Урале, в Западной Сибири, в Оренбургской области формально перешло под единое руководство Верховного Главнокомандующего Российской армии — генерала Болдырева. Однако в Поволжье и на Урале фактическое руководство войсками оставалось под командованием Западного фронта — генерала чешской армии Сыровы Я. При этом возникает вопрос: почему, уже решив уйти с линии фронта и упразднения Поволжского фронта и Народной армии КОМУЧа, командование Чехословацким корпусом решило вновь остаться и командовать отступающими российскими войсками, оставляли город за городом как Поволжья, так уже и Урала под начавшимся очередным наступлением красных армий Восточного фронта? Ответ искушенному читателю, интересующемуся историей своей Родины, может показаться весьма простым и банальным. Уж чего-чего в России не изобретали впереди всего мира: и массовый терроризм («народовольцы, Кропоткин, Савинков и масса их подручных и просто одураченных), и высшей марки политиканство (простой обман народа), который теперь с умным видом называют «паблик релейшн» — сокращенно ПИАР, и многое-многое другое (смотри, например, Клавинг В.В. «Я сжег Григория Распутина», Санкт-Петербург, 2001), то, что западные умники еще только начинают «оценивать» и пускать в ход как хорошо проверенное лекарство. Так, в Омске новое правительство Уфимской директории, включая военного министра генерала Иванова-Ринова П.П. и Главкома новой Российской армией генерала Болдырева В.Г., упразднив в Омске предыдущее Временное Сибирское правительство СОД (Сибирской областной Думы), начали усиленно рекламировать свою новую военную доктрину, в основе которой предлагалось мало (или совсем) не обращать внимание на изменения линии фронта, очередные поражения и неудачи Белых армий Сибири, а сосредоточить все имеющиеся возможности и силы для удара на северо-запад и прорыва через Пермь — Вятку — Котлас на встречу северным войскам Мурманска и Архангельска, поддерживаемых высадившимися там войсками Антанты (британские и французские войска под командованием английского генерала Айронсайда)! При этом приводили в подтверждение успеха предлагаемого плана убедительные объективные факторы, как, например, утверждения, что интервенты на Севере кровно заинтересованы в успехе, так как в этом случае немецкие войска, оккупирующие еще Украину и Крым, не смогут в этой ситуации покинуть эти регионы и быть использованы на фронтах Европы. Во вторых, Добровольческая армия добилась уже огромных успехов по освобождению Кубани и Кавказа от власти большевиков и может, опередив Сибирские армии, совершить победоносный поход на Москву. В то время как общими силами, располагающимися от Поволжья до Петрозаводска (в случае удачного завершения предлагаемой операции) Белые армии Сибири и Севера смогут успешно реализовать решение и такой, главной задачи. Наконец, эта ижевско-воткинская заноза в спине северного фланга Восточного фронта большевиков своим острием показывала желаемое стратегическое направление для продолжения успешной борьбы с совдепией — острее стрелы было направлено в сторону Перми.

Приводились и другие позитивные факторы. Но одним из первоочередных в этом ряду было (как приманка) предложено Чехословацкому корпусу не спешить во Владивосток, чтобы когда-то добраться в Европу, а, присоединившись к предлагаемому плану, при его завершении сесть на суда и корабли Антанты и из Архангельска и Мурманска без особых осложнений быстро оказаться в родной Чехословакии. После размышлений и анализа предложений Уфимской директории командование чешскими войсками решило на пару месяцев отсрочить уход с линии фронта и начать движение по Сибирской магистрали во Владивосток, которое потребует гораздо большего времени, чем предлагаемая попытка решить этот вопрос более радикально. (Вот классический пример, когда «сначала было Слово»).

Между тем замена КОМУЧа Уфимской директорией на фронтах Поволжья и Сибири осталась, можно сказать совершенно незамеченной, и боевая обстановка катилась в прежнем русле. Хотя остатки Поволжской армии предпринимали даже попытки контратаковать противника. Например, Добровольческая бригада полковника Каппеля 28.08.1918 неожиданным ударом попыталась захватить Свияжск, а Хвалынская группа после сдачи 06.09.1918 Вольска предприняла контрнаступление с целью вернуть этот город. Но все эти и такие же «местного значения» успехи не могли противостоять натиску Красных армий Восточного фронта. Новые командующие Сибирскими армиями получили в наследство непрерывную цепь потерь и захвата большевиками все новых и новых позиций и городов, располагающихся восточнее перемещающейся в этом направлении линии фронта.

Пока политиканы тешили себя несбыточными прожектами, катящийся вал наступления Красной армии в сентябре—октябре 1918 продолжал заливать все новые и новые города районы Поволжья и Урала.

10.09.1918 большевики вернулись в Казань, 12.09.1918 — захватили Симбирск, 12.09.1918 вошли в Вольск. 5-я Красная армия к 19.09.1918 заняла весь правый берег Волги от Буинска и устья Камы до Вольска. Последняя попытка бригады Каппеля 24.09.1918 контрударом вернуть Симбирск окончилась очередной неудачей. 26.09.1918 пал Хвалынск (ныне Балаково); форсировав Волгу, войска 5-й Красной армии взяли в кольцо бригаду Каппеля (в районе Чардаклы) и почти полностью уничтожили; 03.10.1918 войска 4-й и 1-й Красных армий захватили Сызрань, 07.10.1918 вошли в Самару. В результате советские войска прорвали фронт на протяжении 450 километров. Развивая успех, Красные армии начали наступление не на Уральск, а в направлении Уфы. Участь поражений на полях сражений преследовала прежние армейские группы войск новой армии и нового командования. К 15 ноября 1918 г. северному флангу Восточного фронта удалось наконец разгромить окруженную Ижевско-Воткинскую группу войск и лишь небольшой ее части удалось прорваться и с боями длительное время идти на соединение с войсками Сибирской армии, которое произошло уже в начале 1919 года. Красные войска вернулись в Поволжье и Прикамье.

В декабре советские войска начали наступать на Уральск, Оренбург и Уфу. Таков краткий итог военных операций, проведенных военным командованием Уфимской директории в октябре — ноябре 1918 года. Естественно, что все это происходило главным образом под непосредственным руководством штаба Западного фронта, возглавляемого генералом чешской армии Яном Сыровы. Иллюзии чехов на прорыв из Поволжья в Архангельск, оставаясь в памяти, представлялись пока еще продолжающимся нескончаемым миражом.

К власти в Сибири между тем пришел новый волевой правитель — адмирал Колчак.

III-B. СИБИРСКАЯ АРМИЯ. Первое формирование (26.06-31.12.1918)

Сибирская армия сформирована в Новониколаевске 26.05.1918 на базе Западно-Сибирского ВО со штабом в Новониколаевске (Новосибирск) и легализирована утверждением Временного Сибирского правительства СОД, подпольно созданного 27.01.1918 и пришедшего 23.06.1918 к власти после захвата чехами Томска и антисоветского переворота с захватом власти СОД («Сибирская Областная Дума»).

13 — 27.06.1918 Сибирская армия именовалась Западно-Сибирской армией. Штаб Сибирской армии осуществлял руководство всеми войсковыми частями и отрядами Белой Сибири, включая партизанские и добровольческие отряды, конные отряды, другие антисоветские части. По своему значению и распространению контроля и командования в Сибири и на Дальнем Востоке первая в этом огромном регионе Сибирская армия в середине 1918 г., безусловно, может быть приравнена к наименованию фронт, под которым понимаются подобные глобальные военные структуры. Об этом можно судить по приводимым ниже границам, структуре и составу Сибирской армии.

Состав Сибирской армии на 20.07.1918:

Командующие Сибирской армией генерал-майор Гришин-Алмазов А.Н., 13.06-13.09.1918; генерал-майор Иванов-Ринов П.П., 13.09 — 24.12.1918, генерал-майор Матковский А.Ф., 24 — 31.12.1918.

(1-й) Средне-Сибирский армейский корпус,

12.06.1918 (Новониколаевск) — 01.1920 (полковник Пепеляев А.Н., 12.06.1918-01.07.1919; генерал-майор Зиневич Б.М., 07.1919 — 01.1920 перешел на сторону большевиков

04.01.1919 в Краснярске); в составе:

— 1-й Томской (с 26.08.1918 — 2-й Сибирской) стрелковой дивизии (генерал-майор с 13.08.1918) Уго-Уговец А., 20.07.1918-26.03.1919; полковник Вишневский Е. К., 26.03-08.11.1919)

— 2-й Сводной (с 26.08.1918 — 1-й Сибирской) стрелковой дивизии (полковник Зиневич Б.К., 30.07.1918 — 03.01.1919; полковник с 13.08.1918), Ивакин А.Н., 03-05.1919, полковник Мальчевский, 05 — 11.1919; полковник с 13.08.1918, Ивакин А.Н., 11-12.1919, подняв мятеж в Новониколаевске, 09.12.1919 убит);

— 3-й Иркутской (с 26.08.1918 — 3-й Сибирской) стрелковой дивизии (полковник Гривин П.П.; полковник Осипов В.Г., 26.03-10.09.1919; полковник Ракитин В.А., 10.09.1919-20.03.1920). 26.03.1919 вошла в 4-й Сибирский корпус (генерал-майор Гривин П.П.).

Первые два месяца части будущего 1-го Средне-Сибирского корпуса, примкнув к чешским войскам капитана Гайды, вошли в их состав и, двигаясь на восток, участвовали в освобождении от большевиков городов Башкирии, Бурятии и Забайкалья.

(2-й) Степной Сибирский армейский корпус,

12.06.1918 (Омск)-12.1919 (полковник Иванов-Ринов П.П., 12.06—05.09.1918, генерал-майор Матковский А.Ф., 06.09—24.12.1918; генерал-майор Бржезовский В.В., 25.12.1918-12.09.1919, убит; генерал-майор Ефтин И.Н., 13.09-12.1919); в составе

— Западно-Сибирского отряда (с 16.08.1918 — 1-я Степная Сибирская стрелковая дивизия; генерал-майор Вержбицкий, 12.06.1918-03.01.1919);

— 1-го партизанского офицерского отряда (с 16.09.1918 — 16-й Ишимский Сибирский полк; штабс-капитан Казагранди Н.Н., 07.06.1918-20.04.1919);

— Отряда полковника Смолина И. С., 07.06 — 21.08.1918;

— Отдельного партизанского отряда (с 08.1918 — Партизанская дивизия атамана Анненкова, 07 — 12.1918).

3-й Уральский горных стрелков корпус, 04.07 (Челябинск)—01.07.1919; генерал-лейтенант Ханжин М.В., 04.07 — 24.12.1918; генерал-майор Голицын В.В., 04.12.1918-11.06.1919); в составе:

— 1-й (будущей 6-й Уральской) стрелковой дивизии (генерал-майор Шишкин В.Н.),

— 2-й (будущей 7-й Уральской) стрелковой дивизии (генерал-майор Ончоков Н.А.),

— отряда генерал-майора Тимонова. (Здесь следует отметить, что дивизии генерал-майоров Шишкина В.Н. и Ончокова Н.А. были временно переданы в корпус генерала Ханжина М.В. из 4-го Оренбургского казачьего корпуса и 3-й Оренбургской казачьей дивизии, которыми они командовали; так как 6-я и 7-я Уральские дивизии в это время еще не закончили формирование и не были готовы к боевым операциям).

07—09.1918 Уральский корпус генерала Ханжина М.В. был передан в оперативное подчинение Поволжскому фронту и вел борьбу с Уральской партизанской армией Блюхера и партизанским отрядом Каширина в районе Верхнеуральск — Уфа — Стерлитамак. С середины сентября — на переформировании, с включением в состав новых дивизий, и в том числе:

— 6-й Уральской (горно-) стрелковой дивизии (сформирована 06.07.1918 в Челябинске генерал-лейтенантом Ханжиным М.В., с 17.06.1918 полковник Сорочинский; полковник Иванов, генерал-майор Нейланд, 31.07.1918 — 30.06.1919; полковник Кузьмин, 01.07-20.10.1919); генерал-майор князь Голицын В.В.; с 08.1918 — генерал-майор Бондарев, сбежал в Щегловской тайге 12.1919 (перешел к партизанам), бросив дивизию на произвол судьбы).

Кроме перечисленных войск в составе армейских соединений, командование Сибирской армии распространялось на военные округа, и в том числе на:

Иркутский ВО, 27.12.1918-27.12.1919 (17.07.1919-16.01.1919 именовался как Восточно-Сибирский ВО), восстановлен в границах Иркутской и Енисейской губерний, Забайкальской и Якутской областей; командующий — полковник (генерал-майор) Эллерц-Усов А. В., 17.07 — 25.12.1919;

18.12.1918 переформирован в Средне-Сибирский ВО, командующий — генерал-майор Волков В.И., 02.12.1918 — 17.02.1919;

16.01.1919 переименован в Иркутский ВО; командующий — генерал-лейтенант Артемьев В. В., 16.02.— 25.12.1919;

Иркутский ВО ликвидирован вследствие захвата власти в Иркутске «Политцентром» и большевистского мятежа;

Омский ВО, 27.05.1918 (Новониколаевск) — 15.11.1919 (27.05.1918-16.01.1919 именовался как Западно-Сибирский ВО), восстановлен в границах Тобольской, Томской, Алтайской губерний, Акмолинской и Семипалатинской областей. Командующие: полковник Гришин-Алмазов А.Н., 28.05-12.06.1918; генерал-майор Романов В.Р., 12—27.06.1918; генерал-майор Менде Г.К., 27.06 — 28.12.1919; военный комендант Омска, генерал-лейтенант Матковский А.Ф., 29.12.1918-16.11.1919, расстрелян при захвате Омска). ВО ликвидирован при захвате Омска 16.11.1919.

Состав Сибирской армии на 20.09.1918:

Средне-Сибирский армейский корпус, дислоцировался в Томской и Алтайской губерниях, 12.06.1918—12.1919, командующие — генерал Пепеляев А.Н., 20.07.1918 — 11.07.1919; генерал-майор Зинкевич Б.К., 07.1919-01.1920, перешел 04.01.1920 на сторону большевиков в Красноярске); в составе:

1-й (2-й Сводной, до 26.08.1918) Сибирской стрелковой дивизии, 26.08.1918 — 08.11.1919 (полковник Зиневич Б.К., - 30.07.1918-03.01.1919; полковник (с 13.08.1918) Ивакин А.Н., 03-05.1919, полковник Мальчевский, 05-11.1919; полковник с 13.08.1918), Ивакин А.Н., 11 — 12.1919, подняв мятеж в Новониколаевске 09.12.1919, убит); с ее

— Барнаульским Сибирским (подполковник Вольский) полком,

— 1-м Новониколаевским Сибирским полком (капитан Травин),

— 2-м Новониколаевским Сибирским полком (подполковник, с 13.08.1918 полковник Ивакин А.),

— 1-м Енисейским Сибирским полком (подполковник Мвальческий);

— 2-й Сибирской стрелковой дивизии, 26.08 — 08.11.1918 (полковники: (генерал-майор с 13.08.1918) Уго-Уговец А., 20.07.1918-26.03.1919; (генерал-майор с 13.08.1918) Вишневский Е.К., 26.03-08.11.1919); с ее

— 1-м Сибирским полком (подполковник Иванов),

— 2-м Сибирским полком (полковник Вишневский Е.К.; подполковник с 13.08.1918 Пирожков С, 04.1918-12.1919),

— 3-м Сибирским полком (генерал-майор с 13.08.1918 Уго-Уговец А.),

— 4-м Сибирским полком (штабс-капитан Шнаперман);

3-й Иркутской Сибирской стрелковой дивизией, 14.07.1918—03.1920, сформирована на базе 1-й Иркутской Сибирской бригады (полковник Гривин П.П.; полковник Осипов В.Г., 26.03-10.09.1919; полковник Ракитин В.А., 10.09.1919-20.03.1920). 3-я Иркутская дивизия 26.03.1919 вошла в состав 4-го Сибирского корпуса (генерал-майор Гривин П.П.).

Первые 2 месяца, 06-07.1918, части будущего 1-го Средне-Сибирского корпуса, примкнув к чешским войскам капитана Гайды, вошли в их состав и, двигаясь на восток, участвовали в освобождении от большевиков городов Башкирии, Бурятии и Забайкалья.

1-й Средне-Сибирский стрелковый корпус (генерал Пепеляев А.Н., 12.10.1918) передан 10.1918 в Екатеринбургскую группу Западного фронта (генерал Сыровы Я.)

2-й Степной корпус, дислоцировался в Тобольской губернии, Акмолинской и Семипалатинской областях, 12.06 — 05.09.1918; командующие — генерал-майор Иванов-Ринов П.П., 06 — 09.1918; генерал-лейтенант Матковский А.Ф., 06.09.1918-02.01.1919; генерал-майор Бржезовский В.В., 02.01 — 12.09.1919, убит; генерал-майор Ефтин И., 13.09-20.12.1919; в составе

3-й (Иркутской) Сибирской стрелковой дивизии, 03.10.1918-26.03.1919 (полковник Гривин П.П., 07.1918-03.1919; полковник Осипов В.Г., 04-07.1919; генерал-майор Ракитин); 26.03.1919 передана в 4-й Восточно-Сибирский корпус (генерал-майор Гривин П.П.);

4-й (Омская) Сибирской стрелковой дивизии, 15.06.1918 (Омск)-20.03.1920 (генерал-майор Вержбиц-кий Г.П., 20.06 — 21.12.1918; генерал-майор Смолин И.С, 21.12.1918-20.03.1920);

5-й (2-й Степной) Сибирской стрелковой дивизии, 28.07.1918-05.1919, (генерал-майор Гулидов В.П., 20.06.19111.1919); с 5-м (17-й Семипалатинский), 6-м (18-й Тобольский) 7-м («Шадринским отрядом» — 19-м Петропавловским), 8-м (20-м Тюменским) Степными полками;

6-й Сводной (18-й) Сибирской стрелковой дивизии, (полковник Казагранди Н.Н., полковник Осипов В.Г., 08.1919-03.1920);

— партизанского отряда атамана Анненкова Б. В. (с 23.10.1918 — «Партизанская дивизия атамана Анненкова»), 10.1918-12.1919;

— части Семиреченского казачества.

2-й Степной Сибирский корпус 12.1919 преобразован в Семиреченскую армию.

3-й Уральский корпус, дислоцировался в Пермской губернии, Златоустовском уезде Уфимской губернии; Челябинский, Троицкий и Верхне-Уральский уезды Оренбургской губернии, 04.07.1918 —11.07.1919 (генерал-лейтенант Ханжин М.В., 04.07 — 24.12.1918, генерал-майор Голицын В.В., 03.01 — 11.07.1919); в составе 7-й стрелковой дивизии; 2-го полка чешской армии; трех Оренбургских казачьих полков. (С 01.01.1919 состав корпуса изменился, и в него вошли новые — 6-я Уральская горных стрелков дивизия; 7-я Уральская горных стрелков дивизия; Уральская кадровая бригада. — Смотри «Сибирская армия», второго формирования).

4-й Восточно-Сибирский корпус, дислоцировался в Иркутской и Енисейской губерниях; в Забайкальской и Якутской областях, 10.09.1918 (Иркутск)-18.12.1918, (генерал-майор Эллерц-Усов А.В., 10.09—18.12.1918) в составе:

8-й Читинской Сибирской стрелковой дивизии, 10.09 — 30.10.1919. Переименована в 9-ю Читинскую Сибирскую стрелковую дивизию и передана в Приморский ВО;

8-й Сибирской стрелковой дивизии, 14 — 12.1918 (генерал-майор Подрядчик К.Т.);

3-й Сибирской кадровой (с 18.03.1919 — 14-й Сибирской) стрелковой дивизии, генерал-майор Потапов).

Корпус расформирован 26.12.1918 в связи с образованием Иркутского (Средне-Сибирского) ВО, новый штаб которого создан на базе 4-го Восточно-Сибирского корпуса.

5-й Приамурский отдельный армейский корпус, дислоцировался в Амурской, Приморской областях и казачьих землях Забайкалья; 10.09 — 12.1918; командующий— атаман Семенов Г.М.; в составе:

8-й Читинской (Восточно-Сибирской) Сибирской стрелковой дивизии,

— Забайкальской казачьей дивизии,

— Сводной казачьей дивизии Амурских и Уссурийских казачьих войск.

С 12.1918 в состав корпуса вошли другие части, и в том числе:

— 9-я (8-я Читинская) стрелковая дивизия;

— Особый Маньчжурский отряд.

5-й Приамурский корпус (генерал-майоры Нацвалов Н.Г., с 25.05.1919 - Мисюра А.Г.) входил в состав Сибирской армии до 08.12.1918. (С 12.1918 - в составе Восточно-Сибирской армии, — преобразованной 28.05.1919 в 6-й Восточно-Сибирский армейский корпус; командую щий — атаман Семенов Г.М.

Сибирская армия вела боевые действия в Сибири, Приамурье и Семиречье.

Упразднена 24.12.1919, и ее части переданы и переформированы в новую Отдельную Сибирскую армию второго формирования. (Смотри «Сибирская армия», второго формирования).

С приходом войск Чехословацкого корпуса в Сибирь с помощью сибирской контрреволюции власть последней установилась (к осени 1918) от Тобольска до Усть-Каменногорска (по течению Иртыша) и от Кургана до Барнаула и Бийска (вдоль Сибирской железнодорожной магистрали), охватив и северную часть Семиреченской области.

Чехословацкие части, продвигаясь на восток, встретились с японскими и (позже) американскими оккупационными войсками, двигавшимися навстречу из Владивостока. Это привело к изгнанию власти Советов из Приморья и Забайкалья. Атаман Семенов был назначен командиром (5-го) Приамурского корпуса в составе двух стрелковых дивизий.

При этом следует привести перечень городов Урала и Сибири, освобожденных чешскими войсками и перешедших под власть Белого движения с 01.07.1918, включая в частности Владивосток (12.06.1918), Екатеринбург (25.07.1918), Красноярск (12.06.1918), Мариинск (25.06.918), Новониколаевск (27.05.1918), Омск (05.06.1918), Пенза (25.05.1918), Сызрань (30.05.1918), Уфа (05.07.1918), Челябинск (30.05.1918). Войска Чехословацкого корпуса при активной поддержке российских войск Белых армий изгнали большевиков в большом регионе Урала и Западной Сибири и освободили многие города, и в том числе: Актюбинск (11.04.1919), Белебей (07.04.1919), Бугульму (10.04.1919), Бугуруслан (15.04.1919), Верхнеудинск (20.08.1918), Глазов (02.06.1919), Ижевск (30.08.1918), Иркутск (11.07.1918), Златоуст (17.06.1919), Казань (30.05.1918), Кунгур (21.12.1918), Нижнеудинск (31.05.1918), Нижний Тагил (17.12.1918), Оханск (07.03.1919), Оренбург (14.11.1918), Орск (08.1918), Пермь (25.12.1918), Самара (08.06.1918), Сарапул (15.04.1919), Симбирск (22.07.1918), Стерлитамак (10.03.1919), Уральск (13.01.1919), Уфа (14.03.1919), Чистополь (17.04.1919).

До осени 1918 г. Сибирская армия вела боевые действия на востоке и юго-востоке Сибири. 1-й Средне-Сибирский корпус, и 3-я Иркутская дивизия в частности, добились в этом регионе значительных успехов.

Однако, как уже неоднократно упоминалось, еще до подхода чешских войск во многих городах Сибири то тут, то там вспыхивали антисоветские мятежи, возглавляемые подпольными и, как правило, офицерскими организациями и вооруженными отрядами. Так, к примеру, и Иркутск не стал исключением в подобных акциях. 14.06.1918 в Иркутске вспыхнул мятеж, руководимый подпольной офицерской организацией. Мятеж был подавлен, и большевики в знак устрашения расстреляли нескольких руководителей из примерно 400 участников мятежа, большинство арестовали и репрессировали. После контрреволюционного мятежа Чехословацкого корпуса чешские войска подошли к Иркутску и совместно с уже сформированными к тому времени полками Западно-Сибирской армии, вскоре переименованной в Сибирскую армию (генерал Гришин-Алмазов), четырьмя колоннами, окружая Иркутск, 11.07.1918 ворвались в город. Колонны, возглавляемые капитаном Кадлецем (чешский ударный батальон и 1-й Томский Сибирский полк), подполковника Пепеляева А.Н. (3-й Томский и 3-й Барнаульский полки), полковника Вишневского Е.К. (сводный отряд) и полковника Перчука (2-й Ново-Николаевский полк и батальон чехов, атаковавших город вдоль железной дороги), всего 2500 штыков и сабель, войдя в город, быстро ликвидировали власть совдепа, и назначили полковника Эллерц-Усова А.В. военным комендантом Иркутска. Полковник Эллерц-Усов, один из случайно уцелевших руководителей антисоветского мятежа 14.06.1918, тогда же одновременно был назначен командующим нового Восточно-Сибирского военного округа. В Иркутске начала формироваться 3-я Иркутская стрелковая дивизия, одна из наиболее боеспособных дивизий Белых Сибирских армий.

До описанных событий части Чехословацкого корпуса под командованием капитана Гайды одним из первых захватили 25.05.1918 Мариинск и установили свои порядки, почувствовав прелести власти. С этого момента собственно началось освобождение от большевиков Урала и Сибири, тем более что к намерениям Гайды присоединились капитан Чечек и полковник Войцеховский, командовавшие не меньшими массами чешских войск. Одновременно командующий Западно-Сибирской армией генерал Гришин-Алмазов А.Н. отдал приказ Средне-Сибирскому корпусу в кратчайший срок очистить от большевистских войск всю Западную Сибирь: от Мариинска до Томска (вдоль железной дороги) и совместно с чешскими восточными частями — от Новониколаевска до Читы. Тем временем отряд полковника Гулидова В.П. 19.06.1918 захватил Красноярск (большевики, погрузившись на пароходы, бежали, надеясь по Енисею добраться до безопасного Севера).

25.06.1918 части Средне-Сибирского корпуса начали атаку на Нижнеудинск (Улан-Удэ). После шестидневных ожесточенных боев, удар обходного маневра отряда подъесаула Красильникова И.Н. заставил советские войска начать отступление. 31.06.1918 Нижнеудинск перешел под контроль Белой армии. Продолжая преследование советских войск по Кругобайкальскому тракту от Иркутска на Култук, к 15—18.07.1918 части 2-го Новониколаевского полка захватили станцию Байкал, а чешские части, обходя горы, вошли в село Лиственичное, а также село Култук. 26.07.1918 войска генерала Пепеляева вышли к станции Мурино, преодолевая ожесточенное сопротивление противника. И только 07.08.1918 станция Мурино перешла в руки Белой армии. В этих боях окруженный красными частями небольшой отряд подполковника Ушакова (начальник штаба российских войск в составе Чехословацкого корпуса) был окружен, а Ушаков — зверски убит. Разгром красных войск в большом решающем сражении за Байкал 15 —17.08.1918 у станции Посольская под руководством погибшего подполковника Ушакова, положил, можно сказать, окончание военных действий в битве за Байкал. Красная армия из 3000 человек, прорывавшихся на Верхнеудинск по Култукскому тракту (и далее — в Монголию), смогла сохранить и вывести не более четырехсот. Кроме того, в руках Гайды и Пепеляева оказались 59 поездов и эшелонов со штабами корпусов и дивизий, продовольствием, а также склады медицинского оборудования, санитарные поезда и другие виды снаряжения и снабжения.

По просьбе штаба Чехословацкого корпуса 28.08.1918 войска атамана Семенова начали встречное наступление на Читу из Маньчжурии, куда они ранее были выдавлены Красной армией. 26.08.1918 с помощью антисоветского выступления в Чите войска атамана Семенова 26.08.1918 возвратились в Читу. 30.08.1918 чешские части и войска полковника Пепеляева в районе станции Оловянная на реке Онон встретились с войсками атамана Семенова. Временное Сибирское правительство произвело атамана Семенова в полковники и назначило командующим 5-м Приамурским ВО. Забайкалье также перешло под контроль Белой армии. Полковник Гайда 27.09.1918 убыл в Екатеринбург. «Восточный фронт» — часть Западно-Сибирской армии — прекратил свое существование.

В то же время в регионе, противоположном восточносибирскому, боевые действия развивались по своей тенденции и динамике. 1-я Степная (с 26.08.1918 — 4-я) Сибирская дивизия полковника Вержбицкого 01.07.1918 начала наступление в направлении на Ишим и сразу же включилась в ожесточенные бои с войсками Красной армии, продвигаясь на северо-запад вдоль Тюменской железной дороги и по направлению течения реки Ишим. Ломая сопротивление и громя войска большевиков, дивизия, не останавливаясь, прорывалась вперед. Успехи принесли свои плоды — 20.07.1918 Тюмень была взята, а полковник Вержбицкий в награду был произведен в генерал-майоры.

Вскоре, к 31.07.1918, весь район был очищен от власти совдепии войсками генерала Вержбицкого.

Не имея возможности в рамках настоящей книги привести все боевые пути хотя бы наиболее известных полководцев Белой армии в 1918 г., вновь вернемся к боевым действиям 1-го Средне-Сибирского корпуса, который к осени уже оказался на фронте в северном Поволжье, покинув Забайкалье.

В середине октября 1918 г. 1-й Средне-Сибирский корпус генерала Пепеляева закончил очередное переформирование, а вместе с ним и 4-я Сибирская стрелковая дивизия генерала Вержбицкого с приданными ей частями, чаще известная как Западно-Сибирский отряд.

Однако изменение военной ситуации, переформирования и подобные сопутствующие этому события часто происходили в то время от перемены политического фона, то есть от смены, мягко говоря, властей. Все это отразилось и на Сибирской армии генерала Гришина-Алмазова. Пришедшее в сентябре 1918 г. к власти правительство Уфимской директории и ликвидация Поволжского фронта и Народной армии как продолжение этих изменений сменило командование Сибирской армии, заменив генерала Гришина-Алмазова генералом Ивановым-Риновым, создав одновременно еще некоторые «надстройки» в командной иерархии. Из части Сибирской армии была образована Екатеринбургская группа под командованием чешского генерала Гайды, в которую вошли 1-й Средне-Сибирский корпус генерала Пепеляева с его уже известным составом и 2-я дивизия чешской армии, которой одновременно командовал генерал Гайда. При этом Екатеринбургская группа генерала Гайды была подчинена новому Западному фронту, которым командовал чешский генерал Сыровы, одновременно оставаясь командующим Чехословацким корпусом. Сибирская армия, ранее подчинявшаяся военному министерству Временного Сибирского правительства, которое было заменено правительством Уфимской директории и образованием «единой» Российской армии под командованием «Главковерха» генерала Болдырева, попала теперь под командование последнего. При этом Главковерх генерал Болдырев оставался параллельно с командующими чешских войск генералами Сыровы, Гайдой и Войцеховским, одновременно командующим всеми российскими войсками, входящими в Западный фронт, о чем уже упоминалось. Таким образом, формально командовать войсками, например, 1-го Средне-Сибирского корпуса, могли генералы Гайда, Сыровы и Болдырев, не говоря уже о существовавшем в то время (специально назначенном высшим военным командованием чехословацких войск) «Командующем всеми русскими войсками» при Чехословацком корпусе генерале Шокорове В.Н., бывшем командующем (до генерала Сыровы) Чехословацким корпусом. Естественно, что боевые действия корпуса генерала Пепеляева координировались и командованием Сибирской армии. (Наверное, все сказанное должно служить некоторым предупреждением, что не так просто будет разобраться в такой, мягко говоря, иерархии командования, когда возникнет необходимость написать многотомную подробную и истинную историю Гражданской войны в России).

Отбросив этот сложный лабиринт в командной иерархии, следует отметить, что командующие и Сибирской армии (генерал Иванов-Ринов) и Екатеринбургской группы (генерал Гайда) начали прилежно выполнять общую согласованную доктрину генералов Болдырева—Сыровы — ударом на Пермь и Вятку выйти к Котласу на соединение с войсками Северной Армии под командованием английского генерала Айронсайда. Как уже говорилось, в случае успеха генерал Болдырев мог единым фронтом, опережая войска генерала Деникина, «первым» нанести удар на Москву и получить власть «над всей Россией». А чешские войска могли отправиться в Европу не через Владивосток, а через Архангельск.

И действительно, выполняя указанные планы, войска генералов Пепеляева и Вержбицкого приложили все свои способности, умение и волю. Вскоре Красная армия почувствовала квалификацию этих полководцев, когда ее войскам пришлось отступать и оставлять город за городом на северном фланге своего Восточного фронта.

К осени 1918 г. ситуация четко обозначила фронты и участки, на которых дислоцировались армии противоборствующих сторон, а именно: Сибирская армия (район Екатеринбурга), Поволжская Народная армия (Поволжье), Оренбургская (район Оренбурга), Уральская (от Сызрани до Каспийского моря). Красная армия располагалась следующим образом: 3-я и 2-я противостояли Сибирской армии, 5-я — Поволжской, 1-я и 4-я — Оренбургской и Уральской армиям. К этому же времени обозначились результаты более жесткого оперативного управления боевыми действиями. Обе стороны уже предпринимали не только оборонительные мероприятия, но и осуществляли спланированные наступления.

После прихода частей Чехословацкого корпуса на помощь сибирской контрреволюции власть последней установилась (к осени 1918) от Тобольска до Усть-Каменогорска (по течению Иртыша) и от Кургана до Барнаула и Бийска (вдоль Сибирской железнодорожной магистрали), охватив и северную часть Семиреченской области.

Вскоре после захвата 2-й дивизией чешской армии совместно с Сибирской армией Екатеринбурга (25.07.1918) советские войска, дошедшие до пригородов Екатеринбурга, были вновь отброшены к Кунгуру. Захват Казани (07.08.1918) и Архангельска (02.08.1918) с помощью десантировавшихся английских войск Экспедиционного корпуса (генерал Айронсайд) и переход на сторону «Белого дела» начальника гарнизона Архангельска (бывшего) полковника Потапова являлись той начальной базой, которая позволяла реализовывать поставленные задачи Сибирской армии и ее соседям. Однако нерешительные действия английских оккупантов со своей стороны растворили во времени и пространстве идею соединения Северного и Восточного фронтов Белого движения.

Состав Сибирской армии на 01.11.1918:

1-й Средне-Сибирский армейский корпус (генерал Пепеляев А.Н.) и его 1-я (генерал Зиневич Б.М.) и 2-я (полковник Вишневский Е.К.) Сибирские стрелковые дивизии и другие части вне состава этих дивизий;

2-й Степной Сибирский армейский корпус (генерал Матковский А.Ф.) и его 4-я (генерал Вержбицкий Г.А.) и 5-я (генерал Гулидов В.П.) Сибирские стрелковые дивизии и другие части вне состава корпуса;

3-й Уральский армейский корпус (генерал Ханжин М.В.) и его войска 6-й (генерал Нейланд) и 7-й (генерал Голицын В.В.) дивизий горных стрелков, 2-й (генерал Шишкин В.Н.) и 3-й (генерал Ончоков Н.А.) Оренбургских казачьих дивизий, части 2-го и 3-го Оренбургских ВО;

4-й Восточно-Сибирский армейский корпус (генерал Эллерц-Усов А.В.) и его 3-я (генерал Гривин П.П.) и 8-я (генерал Барановский Гривин П.П.) Сибирские стрелковые дивизии, Иркутская конная бригада;

5-й Приамурский армейский корпус (генерал Семенов Г.М.) и его Особый Маньчжурский отряд—дивизия (генерал Семенов Г.М.) и 9-я Читинская стрелковая дивизия.

Всего в Сибирской армии около 36 300 штыков и сабель.

В то же время войска Красной армии достигли больших успехов (например, захватив 10.09.1918 Казань, а 29.09.1918 Симбирск) южнее региона предстоящего наступления Екатеринбургской группы и Сибирской армии. Падение Казани, можно сказать, явилось тогда переломным моментом для советских войск. В конце 1918 г. боевые действия стали носить переменный характер на отдельных участках Восточного фронта. Обе стороны в этот период как имели успехи, так и терпели поражения, но инициатива перешла к Красной армии.

Однако на северном фланге успех сопутствовал Сибирской армии. Левый (южный) фланг Сибирской армии, поддерживаемый Ижевско-Воткинскими отрядами (после успешного контрреволюционного мятежа 07.08.1918 в Воткинске), способствовал успеху на среднем течении Камы. Так, 31.08.1918 части Сибирской армии захватили Сарапул, отбросив войска 2-й Красной армии на запад. «Ижевско-Воткинский клин» продолжал грозить и Казани, и Перми, врезаясь в стык между 2-й и 3-й Красными армиями. Поэтому советское командование вынуждено было, усилив эти армии, начать 15.10.1918 наступательную операцию (с помощью Волжской флотилии) для ликвидации создавшейся угрозы. Советским войскам удалось выбить белые части из Ижевска (05.11.1918) и Воткинска (13.11.1918) после почти месяца боев за эти города. (Ожесточенность сопротивления иллюстрируют атаки ижевцев и воткинцев, когда они сомкнутыми рядами, без оружия, опустив ремешки фуражек под подбородок, многие с папиросами в зубах, сомкнутыми рядами, без оружия — шли на наступающие цепи и пулеметы советских войск, заставляя последних, бросая оружие и окопы, отступать.)

Но разгром Ижевско-Воткинской группировки был лишь одним из успехов советских войск в этом регионе. Ударом на запад из района Екатеринбурга Средне-Сибирский корпус (генерал-майор Пепеляев) и его 1-я и 2-я (Средне-) Сибирские стрелковые дивизии (Зиневич и Уго-Уговец) совершили, можно сказать, «марш на Пермь». 21.12.1918 был захвачен Кунгур, а 24.12.1918 войска Белой армии вошли в Пермь. Больше того, этим войскам удалось форсировать Каму на правом ее берегу, создав угрозу уже непосредственно Вятке.

В то же время северный фланг наступающих войск под командованием генерала Вержбицкого последовательно гнал большевиков и освобождал города, и в том числе Алапаевск, Нижний Тагил (17.12.1918), Верхотурье, Горнозаводской район и бассейн реки Тавда. Успехи этих группировок генералов Пепеляева и Вержбицкого столь значительны и интересны для интересующихся военной историей, что заслуживают более тщательного исследования и детального описания. Естественно, что действия других дивизий и частей, участвовавших в освобождении указанных районов и городов также, безусловно, заслуживают весьма больших положительных оценок. В том числе и командиров дивизий корпуса генерала Пепеляева, включая генерала Зиневича и полковника Вишневского, а также и многих других подразделений и частей, участвовавших в боях на северо-западе Екатеринбурга и совершивших «марш на Пермь». Здесь вновь и вновь проявляются известные фамилии полководцев сибирских армий. Если войска 1-го Средне-Степного корпуса генерала Пепеляева рвались в направлении на Пермь, то параллельно им в направлении на Кунгур, в условиях сорокаградусного мороза, снежных заносов и прочих весьма негативных факторов, проявляя героизм, шли в наступление войска 2-го Средне-Степного корпуса генерала Матковского А.Ф. и уже знакомые читателю 3-я Иркутская Сибирская полковника Гривина П.П. и 7-я Уральская генерала Голицына В.В. (из 3-го Уральского стрелкового корпуса генерала Ханжина М.В.) стрелковые дивизии. Именно они обеспечили марш войск генерала Пепеляева, когда атаковали и решительным ударом выбили большевиков из Кунгура. При этом следует заметить, что после успешных боев севернее Екатеринбурга войска генерала Вержбицкого также были переброшены под Кунгур.

Советское командование со своей стороны приняло всевозможные меры по присылке пополнений и усилению 3-й Красной армии, а также соседней 2-й армии. Вскоре красным войскам удалось остановить дальнейшее продвижение Сибирской армии.

Так заканчивался 1918 год на северном фланге войск Белых сибирских армий.

Захват Перми для некоторых чешских военачальников оказался предлогом, чтобы вернуться к плану: сконцентрировать имеющиеся силы и прорываться к Архангельску, через Вятку и Котлас, для эвакуации в Европу.

Усиление отпора и остановка наступления сибирских войск в районе Перми заставили высших офицеров Чехословацкого корпуса и их начальников в Праге более не поддаваться иллюзорным планам и реально оценивать ситуацию, силы и возможности. Для пресечения далее подобного авантюризма Военный министр Чехословацкой Республики (Штефанек) издал приказ, по которому всем частям Чехословацкого корпуса предписывалось покинуть фронт и передать позиции на линии фронта войскам очередной новой власти в Сибири — адмиралу Колчаку.

После прихода к власти Колчака (18.11.1918) сибирские армии подверглись очередной перегруппировке и переформированию. Это затронуло и Сибирскую армию. Екатеринбургская и Прикамская группы были ликвидированы 24.12.1918, командующий Сибирской армией генерал Иванов-Ринов снят. Началось второе формирование Сибирской армии (смотри «Сибирская армия, второе формирование»).

IV. ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ЮГА РОССИИ -ВСЮР (08.01.1919-11.05.1920)

К началу 1919 г. вся Новороссия, Таврия, Приазовье и Крым (без Керченского полуострова), вплоть до Каменноугольного бассейна (Донбасс) и Тихого Дона, оказались в руках Советов.

В конце 1918 г., вследствие окончания Первой Мировой войны, немецкие войска покинули Крым и Украину. Левый западный фланг Донской армии оказался открытым для атак Украинских красных армий. Для атамана Краснова обстановка на Дону принимала критический оборот, тем более, что на севере и у Царицына Донская армия терпела неудачи. С другой стороны, Добровольческая армия победой оканчивала боевые действия на Северном Кавказе и Кубани. Командование Добровольческой армии (Деникин и Романовский) планировало перенести боевые действия с южного направления на северное — в Донбасс и в направлении Царицына. Встал вопрос о взаимодействии Донской и Добровольческой армий. Атаман Краснов (после ухода немецких войск с юга Украины) вынужден был теперь принять помощь Деникина. В результате 08.01.1919 (станица Торговая) было подписано решение о создании единого командования Вооруженными Силами на Юге России — ВСЮР, которые объединили Донскую и Добровольческую армии и, несколько позже, Кавказскую, Крымско-Азовскую армии, войска Северного Кавказа и Новороссии (юг Украины). Главнокомандующим ВСЮР назначался генерал-лейтенант Деникин А.И.

(О действиях Добровольческой, Донской и Кавказской армий более подробно сказано в соответствующих параграфах. Здесь же приведены и кратко описаны боевые действия соединений ВСЮР, не вошедших в указанные армии, а именно: войска Северного Кавказа, Новороссии и Крымско-Азовской армии).

По мере развития и изменения общей политической ситуации в России, а также положения на фронтах Гражданской войны в 1918 — 1922 годах одновременно шли изменения в боевых составах фронтов и армий. В том числе менялся и боевой состав ВСЮР — Вооруженных сил Юга России.

Состав Вооруженных сил юга России — ВСЮР (10.01.1919-27.04.1920)

Главнокомандующие Вооруженными Силами Юга России - ВСЮР: генерал-лейтенант Деникин А.И. (08.01.1919 — 22.03.1920);

генерал-лейтенант, барон Врангель II.Н. (22.03 — 11.05.1920).

штаба ВСЮР: генерал-лейтенант Романовский И.П., 08.01.1919-16.03.1920; генерал-майор Махров П.С, 16.03-11.05.1920. 11.05.1920 ВСЮР переименованы в Русскую армию, главнокомандующим которой стал генерал-лейтенант, барон Врангель П.Н.

Добровольческая армия, 27.12.1917-03.01.1920; создана 27.12.1918 на базе Алексеевской организации; 08.01—08.05.1919 именовалась Кавказской Добровольческой армией; 03.01.1920 преобразована в Добровольческий корпус.

Верховный руководитель — генерал от инфантерии Алексеев М.В., 25.10.1917-29.09.1918.

Командующие: генерал от инфантерии Корнилов Л.Г., 27.01.1917 — 13.04.1918; генерал-лейтенант Деникин А.И., 13.04.1918-08.01.1919; генерал-лейтенант Врангель П.Н., 08.01 — 08.05.1919; генерал-лейтенант Май-Маевский В.З., 08.05 — 14.11.1919; генерал-лейтенант, барон Врангель П.Н., 22.11.1919-02.01.1920.

Начальники штаба Добровольческой армии: генерал-лейтенант Деникин А.И., 27.12.1917-13.04.1918; генерал-майоры Романовский И.П., 14.04.1918-16.03.1920 и Махров В.М., 16.03-27.04.1920. (О боевых действиях Добровольческой армии — смотри «Добровольческая армия»).

Вследствие больших потерь 03.01.1920 Добровольческая армия была сведена в Добровольческий корпус, командующим которого был назначен генерал-лейтенант Кутепов А.П., 03.01-11.05.1920.

Донская армия, 03.1918 — 27.03.1920. Командующий — генерал-майор Денисов СВ., 18.05.1918 — 02.02.1919; генерал-майор Сидорин В.И., 19.02.1919-27.03.1920. Начальники штаба: генерал-майор Поляков И.А., 08.01 — 19.02.1919; генерал-лейтенант КельчевскийА.К., 19.02.1919-27.03.1920).

О боевых действиях Донской армии — смотри «Донская армия».

Кавказская армия, 08.05.1919 — 29.01.1920, создана 08.05.1919 путем разделения Кавказской Добровольческой армии на Кавказскую и Добровольческую. Командующие — генерал-лейтенанты Врангель П.Н., 10.01 — 22.11.1919 и Покровский В.Л, 23.11.1919-29.01.1920).

Расформирована 29.01.1920 и переформирована в Кубанскую армию. (О боевых действиях Кавказской армии — смотри «Кавказская армия»).

Уральская армия, 04.1918-03.1920. Передана 25.07.1919 из Русской армии адмирала Колчака А.В. в оперативное подчинение ВСЮР генерала Деникина.

Командующий — генерал-лейтенант Толстов B.C., начальник штаба — полковник Моторный.

После разгрома (05.01.1920) и бегства из Гурьева остатки (около 2000) Уральской армии пришли в Форт Александровский и были эвакуированы 01.1920 в Порт Петровск (Махачкала), Дагестан, как и небольшая их часть, пришедшая к концу января 1920 в Красноводск.

Кубанская армия, 31.12.1919-01.05.1920. Командующий — генерал-лейтенант Шкуро А.Г.-, 31.12.1919— 09.04.1920; генерал-майор Морозов 09.04-01.05.1920).

29.01.1920 Кубанской армии переданы части Кавказской армии. 01.05.1920 Кубанская армия во главе с генералом Морозовым была пленена Красной армией и расформирована.

Войска Северного Кавказа, 10.01.1919-27.04.1920, до 22.07.1919 именовались войсками Терско-Дагестанского края. Командующие — генерал-лейтенант Ляхов В.П., 10.01 — 16.04.1919; генерал от кавалерии Эрдели И.Г., 16.04.1919-27.04.1920.

04.03.1920 остатки войск Северного Кавказа (Владикавказский отряд) перешли границу в Грузии и были интернированы, расформированы в городе Поти. Большая часть их 04.1920 эвакуирована в Крым на кораблях Черноморского флота.

Войска Юго-Западного края — Войска Одесского района, 15.01—23.04.1919. Созданы на базе войск Добровольческой армии Одесского района, 18.11.1918 — 15.01.1919. Командующие — генерал-майор Гришин-Алмазов А.Н., 04.12.1918—15.01.1919; генерал-лейтенант Санников А. С, 15.01-24.04.1919.

Крымско-Азовская армия, 10.01 — 22.05.1919. Командующий — генерал-лейтенант Боровский А.А., 10.01 — 22.05.1919.

22.05.1919 преобразована в 3-й (11) армейский корпус, которым командовали генерал-лейтенанты Добровольский С. К., 28.05-10.07.1919 и Шиллинг Н.Н., 10.07-26.08.1919.

Войска Новороссии (Приазовье, Северная Таврия и Крым: от Донбасса до устья Днепра, включая Одессу), 20.08.1919-18.03.1920. Созданы 26.08.1919 на базе 3-го (11) корпуса. Командующий — генерал-лейтенант Шиллинг Н.Н.

Расформированы 18.03.1920, Войска Новороссии переданы другим частям Русской армии генерала Врангеля.

Войска Киевской области, 07.09-20.12.1919. Командующий — генерал от кавалериии Драгомиров A.M. Расформированы 20.12.1919.

Войска Закаспийской области — Туркестанская армия, 09.01.1919 — 02.1920. Командующие - генерал-лейтенанты Савицкий И.В., 10.04-22.07.1919; Боровский А.А., 23.07-08.10.1919; Казанович Б.И., 08.10.1919-02.1920. (О боевых действиях — смотри «Туркестанская армия»).

Состав на 10.01.1920

Добровольческий корпус, создан 03.01.1920 на базе остатков войск Добровольческой армии.

Командующий — генерал-лейтенант Кутепов А.П., 01-03-11.05.1920.

Эвакуирован 03.1920 из Новороссийска в Крым. Численность — около 40 000.

Донская армия. Командующий — генерал-лейтенант Сидорин В.И., начальник штаба — генерал-лейтенант Кельчевский А.К.

Основная часть Донской армии была окончательно разбита в районе Новороссийск — Туапсе — Сочи в мае 1920 и сдалась (около 20 000) Красной армии. Лишь небольшая часть, перейдя границу Грузии, была там интернирована. Нескольким разбитым донским полкам (примерно 6000) удалось эвакуироваться из Новороссийска в Крым, где они были сведены в Донской корпус (генерал-лейтенант Абрамов Ф. Ф.).

Кавказская армия. Командующий — генерал-лейтенант Покровский В.Л., начальник штаба — генерал-майор Зигель Д.М.)

25.01(08.02).1920 переформирована в Кубанскую армию.

Кубанская армия. Командующие — генерал-лейтенанты Шкуро А.Г., 25.01-14.02.1920 и Улагай С.Г., 14.02 — 19.03.1920.

Разгромлена и рассеяна или большей частью сдалась Красной армии 20.04.1920 в районе Туапсе — Сочи.

Уральская армия. Передана 25.07.1919 из Русской армии адмирала Колчака в оперативное подчинение ВСЮР генерала Деникина. Командующий — генерал-лейтенант Толстов B.C.

После разгрома (05.01.1920) и бегства из Гурьева остатки армии (около 2000) пришли в Форт Александровский и были эвакуированы 01.1920 в Дагестан, Порт Пет-ровск (Махачкала), также как и небольшая их часть 01.1920, пришедшая в Красноводск.

Туркестанская армия — Войска Закаспийской области. Командующий — генерал-лейтенант Казанович Б.И., 11.1919 — 02.1920; начальник штаба — генерал-майор Ласточкин В. Г.

Разгромлена 07.1919 в районе Казанджика. Остатки, бежавшие в Красноводск, под прикрытием английских кораблей в Каспийском море были эвакуированы флотом Деникина 06.02.1920 в Дагестан, Порт Петровск (Махачкала).

О Добровольческой, Донской, Кавказской, Кубанской и Туркестанской армиях, входивших в состав ВСЮР, как уже упоминалось, следует смотреть более подробное дальнейшее описание боевых составов и боевых действий этих армий.

Здесь, в предлагаемой, первой части, представляется фрагментальное рассмотрение боевых составов и действий Войск Северного Кавказа, Крымско-Азовской армии, Войск Новороссии (Приазовье, Северная Таврия, Крым, Одесса) и Киевской области, временно составлявших часть общих сил ВСЮР.

ВОЙСКА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА, 01.01.1919 — 20.03.1920 (до 22.07.1919 именовались ВОЙСКАМИ ТЕРСКО-ДАГЕСТАНСКОГО КРАЯ)

Командующие — генерал-лейтенант Ляхов В. П., 01.01 — 16.04.1919, и генерал от кавалерии Эрдели И.Г., 16.04.1919-27.03.1920; начальник штаба - генерал-майор Мословский Е.В.

В состав Войск Северного Кавказа входили 3-й армейский корпус, Войска Черноморского побережья и Терско-Дагестанская группа, которая позже стала именоваться Астраханской группой. Кроме указанных соединений, в Войска Северного Кавказа периодически входили и другие отдельные части и отряды.

В Войска Северного Кавказа и Астраханскую группу

(генерал Драценко Д.П.) в частности входили:

8-я пехотная дивизия (генерал-майор Руднев);

Осетинская конная дивизия, 20.02.1919 — 02.03.1920 (полковник Ивановский; с 20.10.1919 — полковник Эмануэль) с

— 1-й бригадой (полковник Бутаков) и ее 1-й и 2-й Осетинские конные полки;

— 2-й бригадой и ее 4-й Осетинский конный полк (полковник Хабаев) и 1-й Осетинский стрелковый батальон;

Чеченская дивизия, 01.06.1919 — 15.03.1920 (полковник О'Рем, 30.03—12.06.1919; генерал-майор Ревишин А.П., 12.06.1919-02.1920 ) с

— 1-й бригадой (полковник О'Рем) и ее 1-й (полковник Бучевский) и 3-й (полковник Борисов) Чеченские конные полки;

— 2-й бригадой (генерал-майор Ревишин А.П.) и ее 2-й Чеченский (полковник Рыбасо) и Кумыкский (полковник Волшанский) конные полки.

После перехода границы Грузии 03.1920 часть Войск Северного Кавказа была интернирована; 04.1920 большая часть была эвакуирована из Поти в Крым на кораблях Черноморского флота генерала Врангеля.

Войска Черноморского генерал-губернатора.

Командующий — генерал-майор Черепов А.Н., одновременно с 05.1919 Военный губернатор Новороссийска; в составе 2-й пехотной дивизии (генерал-майор Черепов А.Н.), 27.11.1918-03.03.1920; и отдельных более мелких частей.

После окончания 2-го Кубанского похода и захвата Добровольческой армией всей Кубани и Северного Кавказа, к концу 1918 — началу 1919 Войска Северного Кавказа в основном являлись резервом для ВСЮР, и с середины 1919 г. большая часть этих войск была передана в другие регионы боевых действий. К концу 1918 - началу 1920 Войска Северного Кавказа вступили в реальное противоборство с войсками Красной армии. Большинство частей Северного Кавказа в марте —апреле 1920 были либо полностью разгромлены и попали в плен Красной армии, либо (достаточно большое количество) перешли границу Грузии и были интернированы. Однако часть из последних в апреле 1920 на кораблях Черноморского флота была эвакуирована (из грузинского порта Поти) и переброшена в Крым, где эти войска вошли в состав Русской армии генерала Врангеля.

Основной силой Войск Северного Кавказа на 01.07.1919 оставался 3-й армейский корпус.

3-й армейский корпус, 15.11.1918-10.01 ( генерал-лейтенант Ляхов В. П., 15.11.1918-10.01.1919), который к концу 1918 имел в своем составе:

2-ю пластунскую бригаду (генерал-майор Гейман А.А., 15.11.1918-05.10.1919; полковник Запольский Б 05.10.1919- 20.03.1920);

Пластунскую бригаду Кубанского и Терского казачества (полковник Слащев Я.А., 01.06.1919 — 02.08.1919);

1-ю Кавказскую казачью дивизию, 09.1918 — 03.1920 (генерал-майор Шкуро А.Г., 10.1918-05.1919; генерал-майор Шифнер-Маркевич A.M., 05.1919, генерал-лейтенант Губин А.А., с 05.1919);

Кабардинскую конную дивизию, 15.12.1918 — 06.05.1920 (генерал-лейтенант, князь Бекович-Черкасский, 17.03 — 27.09.1919; полковник Шинкаренко Н.В., 27.09.1919-06.05.1920) со своими 1-м, 2-м, 3-м, 4-м Кабардинскими конными полками, которые 27.09.1910 были переданы в Кавказскую армию, а вместо них в дивизию влились 5-й и 6-й Кабардинские конные полки.

3-й армейский корпус в составе Войск Северного Кавказа в конце 1918 продолжал уничтожать остатки разгромленных на Кубани во 2-м Кубанском походе войск Красной армии, которые еще сохранились и оказывали сопротивление войскам ВСЮР на Северном Кавказе в Терско-Дагестанском регионе. Войска 3-го корпуса, включая группу-отряд под командованием генерала Драценко, к 01.1919 полностью очистили от большевиков Терский край, овладев 03.01.1919 Минеральными Водами, а 08.01.1919 -Пятигорском. Кроме того, корпус нанес ряд поражений красным войскам в Чечне и Дагестане. 27.01.1919 был освобожден Владикавказ.

10.01.1919 войска 3-го армейского корпуса были сведены в Астраханскую группу войск, а также частично переданы на формирование нового 3-го армейского корпуса. Генерал Ляхов был назначен главнокомандующим войсками Терско-Дагестанского края.

Войска Черноморского побережья, 01.1919 — 03.1920 (генерал-лейтенант Добровольский С.К., 07 —10.1919 и генерал-майор Тяжельников М.И., 10.1919 — 02.1920). В состав войск входили:

2-я пехотная дивизия (генерал-майор Черепов А.Н., 27.11.1918 — 03.1920) и ее Кавказкий офицерский, Черноморский стрелковый и 1-й Кубанские стрелковые полки;

2-я Кубанская казачья бригада (генерал-майор Филимонов) с ее 3-м Запорожским и 3-м Уманским кубанскими казачьими полками;

Следует отметить, что Войска Черноморского побережья одновременно находились в подчинении генерала-губернатора Новороссийска (генерала Кутепова А.П. и с 01.1919 генерала-майора Черепова А.Н., одновременно командовавшего и 2-й пехотной дивизией).

Войска Черноморского побережья, ведя боевые действия, помогали эвакуации войск ВСЮР из Новороссийска в Крым, а также удерживали Черноморское побережье от захвата его Красной армией до последней возможности. Но в конце марта 1920 были интернированы в Грузии после перехода через ее границу. Большая часть интернированных в Грузии войск позже была переброшена судами и кораблями Черноморского флота генерала Врангеля из Поти в Крым и приняла участие в боях за Крым в составе Русской армии.

Терско-Дагестанская (01—05.1919), позже переименованная в Астраханскую (06.1919—03.1920) группа войск; 01.1919—03.1920 под общим командованием генерал-лейтенанта Драценко Д.П. В группу войск вошли:

8-я пехотная дивизия, 05.07.1919-23.03.1920 (генерал-майор Руднев СИ.), которая объединяла 81-й Апшеронский (полковник Дубяго М.А.), 82-й Дагестанский (полковник Тиморенко-Кривицкий), 84-й Ширванский (полковник Камионко И.Д.), 1-й Сводный 52-й дивизии (полковники Силин и Жуковский), 2-й Сводный 52-й дивизии (полковник Парохомович, 15.10.1919 — 27.04.1920) пехотные полки;

3-я Терская казачья дивизия, 23.02 — 18.11.1919. 18.11.1919 переформирована во 2-ю Терскую казачью дивизию (генерал-лейтенант Вадбольский Н.П.), которая объединяла 1-й (полковник Золотарев П.Х.), 2-й (полковник Сычин Я.Е.), 3-Й Сунженско-Владикавказские полки; 3-й Терский казачий полк (полковник Бирюлькин). 18.11.1919 переформирована во 2-ю Терскую казачью дивизию, переданную в 1-й Кубанский корпус.

Осетинская конная дивизия, 20.02.1919-28.03.1920 (полковники Разгонов А.К., 10 — 21.02.1919; Эммануэль А.Н.), в которую вошли 1-й (полковник Беликов), 2-й (полковник Гутиев А.Д.), 3-й (полковник Гуцинаев К.Ш.), 4-й (полковник Хабаев) Осетинские конные полки.

06.03.1919 войска генерала Драценко разгромили Красную армию у аула Алхан-Юрт, освободив всю Чечню от власти большевиков. 08.05.1919 войска генерала Драценко захватили Порт Петровск (Махачкала) и

10.05.1919 вошли в Дербент, полностью изгнав Советскую власть из Дагестана.

Придавая большое значение захвату Астрахани, генерал Деникин планировал окружение советских войск с востока, с левого берега Волги (Отряд полковника Сережникова Уральской армии генерала Толстова) и с юга, из района Кизляра (Отряд генерала Драценко), а также усиливая давление с северо-запада и запада (войска Кавказской армии генерала Врангеля), концентрированным ударом разбить оборону в районе города и захватить Астрахань. Продвигаясь по северному и северо-западному берегу, с целью захватить этот важный стратегический город и соединиться с Уральской армией за Волгой, войска ВСЮР, разделенные широкой поймой Ахтубы и устьем Волги, в июне 1919 начали наступать в направлении Красного Яра по северному берегу Каспийского моря (Отряд полковника Сережникова Уральской армии) и из района Кизляра, по северо-западному берегу Каспийского моря (Астраханская группа войск — Отряд генерала Драценко). Однако на этих дальних подступах к Астрахани наступление войск ВСЮР было остановлено Красной армией и в течение июля и августа 1919 новые попытки прорваться к Астрахани успеха не имели. Захватив 30.06.1919 Царицын, генерал Врангель перебросил 3-ю Кубанскую дивизию (генерал-майор Мамонов П.П.) на левый берег Волги, с целью ударом в июле 1919 с севера помочь Отряду Уральской армии прорваться к Красному бору (пригород Астрахани в пойме Ахтубы). Однако советские войска не только остановили, но и отбросили войска белых на прежние позиции. В августе 1919 войска генерала Деникина предприняли решительное наступление на Астрахань с востока (Отряд Уральской армии), севера (3-я Кубанская дивизия), северо-запада (Астраханская дивизия генерала Савельева) и юга (Отряд генерала Драценко). Однако созданная 14.10.1919 новая 11-я Красная армия не только вновь остановила наступление войск Деникина, но и, перейдя 02.09.1919 в контрнаступление, заставила белых отступать по всем направлениям. Общее отступление войск армий ВСЮР от Москвы и Царицына на юг, на Кавказ в конце 1919 еще более ускорило разгром группы войск Северного Кавказа генерала Драценко, Уральской армии генерала Толстова (так и не сумевшей прорваться на правый берег Волги и соединиться с войсками Кавказской армии генерала Врангеля), а также сопутствовало быстрому отходу Кавказской армии генерала Врангеля от Царицына на Кавказ.

Остатки разгромленных войск генерала Драценко 03.1920 на Кавказе частично перешли границу Грузии и 04.1919 были переброшены в Крым судами и кораблями Черноморского флота генерала Врангеля, пополнив Русскую армию в Крыму. Большая же часть группы войск Драценко была разгромлена и частично пленена Красной армией.

Войска Северного Кавказа на 10.01.1920 (генерал от кавалерии Эрдели И.Г., начальник штаба — генерал-лейтенант Томилов П.А.) имели следующий состав:

8-я пехотная дивизия (генерал-майор Руднев СИ.), в прежнем составе;

Осетинская конная дивизия (полковник Ивановский; с 20.Х. 1919 — полковник Эмануэль) с

— 1-й бригадой (полковник Бутаков) с 1-м (полковник Беликов) и 2-м (полковник Гутиев) Осетинскими конными полками;

— 2-й бригадой с 4-м (полковник Хабаев) Осетинским конным полком и 1-м Осетинским стрелковым батальоном.

Войска Черноморского генерал-губернатора (генерал Черепов А.Н., с 05.1919) с его

2-й пехотной дивизией (генерал-майор Черепов А.Н.), 287.11.1918 — 03.03.1920, которая имела в своем составе:

— 1-ю бригаду и ее Кавказский офицерский (полковник Бородаевский) и Черноморский стрелковый (полковник Нордашенко) полки;

— 2-ю бригаду и ее 1-й Кубанский стрелковый полк (полковник Дмитриев) и Запасной батальон 2-й пехотной дивизии.

После перехода границы Грузии 03.1920 часть Войск Северного Кавказа были интернированы; 04.1920 большая их часть была эвакуирована из Поти в Крым на кораблях Черноморского флота генерала Врангеля.

ВОЙСКА ЮГО-ЗАПАДНОГО РАЙОНА - ВОЙСКА ОДЕССКОГО РАЙОНА (08.01-20.03.1919)

Прибывший 11.1918 по приказу генерала Деникина на пост военного коменданта города Одессы, которая в то время была оккупирована войсками интервентов (Антанты) и частями атамана Петлюры (петлюровцами), генерал-майор Гришин-Алмазов А.Н. возглавил организацию офицеров бывшей императорской армии, которые хотели вступить в ряды Добровольческой армии. Штаб организации разместился на пароходе «Саратов». 08.12.1918 в Одессе в результате мятежа, возглавляемого офицерами и присоединившийся к ним части бывшего 3-го Одесского корпуса войск гетмана Скоропадского, петлюровские войска были изгнаны из города и бежали к своим соратникам на Украину. При этом оккупационные войска интервентов не вмешивались в происходящие события. Под руководством генерала Гришина-Алмазова началось формирование Добровольческой армии Одесского района, которая 15.01.1919 была переименована в Войска Юго-Западного района, (генерал-майор Гришин-Алмазов А.Н., 04.12.1918 — 15.01.1919, убыл в штаб генерала Деникина из-за разногласий с командованием войск интервентов; генерал-лейтенант Санников А.Н., 01-04.1919).

Однако прежде чем говорить о боевых действиях Войск Юго-Западного района на юге Украины, необходимо кратко напомнить те исторические события, которые происходили в то время в этом районе. После ухода немецких оккупационных войск с Украины и Крыма, вследствие окончания Великой войны (11.1918), в образовавшийся «вакуум» Антанта направила французские войска (3 дивизии) под командованием генерала Вертело А. для захвата юга Украины и Крыма. Одновременно 16.11.1918 флот Антанты под командованием адмирала Амета (10 линкоров — 4 английских, 5 французских и 1 итальянский; 9 крейсеров союзных держав и другие более мелкие корабли) вошли в Черное море и взяли курс на Новороссийск и порты Крыма. Десанты интервентов и войска генерала Вертело захватили 23.11.1918 Новороссийск, 24.11.1918 Севастополь, 27.11.1918 - Одессу, 09.12.1918 - Николаев, 14.12.1918 Феодосию. К 15.02.1919 войска Антанты (3 дивизии: 2 французских и 1 греческая) оккупировали Крым и часть юга Украины, включая ранее (02.1918) оккупированную румынскими войсками Бессарабию, — по линии Бендеры — Тирасполь — Бирзула—Колосовка — Николаев — Херсон. Командование русским Черноморским флотом интервенты передали в Севатополе адмиралу Канину В. А.

04.01.1919 войска Украинского фронта начали наступление с задачей освобождения Левобережной Украины от интервентов. Одновременно отряды Красной армии

24.02.1919 вступили в первый бой с французскими войсками у станции Колосовка на железнодорожной линии Одесса—Николаев. 01.03.9818 советские войска Украинского фронта начали наступление на Херсон, который 10.03.1919 был взят. Боеспособность интервентов стремительно падала, французские солдаты отказывались воевать и умирать в боях с советскими войсками. Одновременно советские войска наступали на Николаев, который оборонялся частями оставшейся здесь немецкой 15-й дивизией ландвера и петлюровскими отрядами, которые под влиянием проходивших в Германии волнений и революций, также не очень желали вступать в бои с советскими войсками. В результате переговоров 14.03.1919 гарнизон Николаева сдал город советским войскам. Однако на Крымском и Одесском направлениях интервенты решительно были настроены, чтобы дать отпор наступающим советским войскам. Однако Одесса 13.03.1919 была захвачена отрядом войск Петлюры СВ., которым командовал будущий «Атаман» Григорьев Н. А. В то же время войска Украинских армий (Украинского фронта) в начале 1919 уже одержали ряд существенных побед, захватив большую часть юго-западной Украины, и в том числе Екатеринослав (27.11.1918) и Одессу (13.03.1919 — отрядом петлюровцев под командованием Григорьева*), а также Херсон (10.03.1919) и Николаев (14.03.1919). Кроме того, советские войска ворвались в Крым (Крымская армия Дыбенко), захватив большую его часть и города: Симферополь (11.04.1919), Ялту (13.04.1919), Евпаторию (11.04.1919) и Севастополь (29.04.1919).

__________________________

1 Петлюровский отряд атамана Григорьева в очередной раз поменял ориентацию, перейдя на службу к большевикам (11.1919): теперь это стала 1-я Заднепровская дивизия Красной армии.

__________________________

При этом здесь уместно вернуться к весне и лету 1919 и подробнее рассмотреть деятельность атаманов Григорьева и Махно. После удачных боевых операций в составе советских войск на юге Украины, командуя 1-й Заднепровской дивизией, Григорьев вторично, 06.04.1919, захватывал Одессу, громя части войск интервентов и генерала Деникина. Однако уже 07.05.1919 Григорьев отказался подчиняться приказам командования Красной армии (фактически поднял мятеж) и вновь, очередной раз, «переменив ориентацию», перешел из рядов Красной армии в армию «батьки» Махно, в его непосредственное подчинение. Батька Махно не смог долго терпеть столь опасного конкурента и приказал ликвидировать своего нового союзника. 27.05.1919 Григорьев был убит по приказу Махно. Так закончилась карьера одного из известных участников Гражданской войны на юге России. В то же время успехи и авторитет военной силы армии Махно в 1919 значительно возросли. Он начал представлять огромную опасность как для Белой, так и для Красной армии, с которыми (как и Григорьев) периодически сотрудничал или воевал против, господствуя в своем родном регионе с центром в Гуляй-Поле.

(Подробнее о боевых операциях на юге Украины в начале 1919 — смотри «Крымско-Азовская армия» и «Добровольческая армия»).

Нежелание солдат интервентов воевать против войск Красной армии заставило командование французскими войсками в районе Одессы и Крыма начать 02.04.1919 эвакуацию. Бросив на произвол судьбы войска генерала Деникина, союзники ретировались на кораблях Антанты из Крыма и района Одессы. (При этом уместно повторить, что 06.04.1919 1-я Заднепровская дивизия под командованием уже упоминавшегося Атамана Григорьева вторично захватила Одессу). И забегая вперед, следует заметить, что по договоренности с генералом Деникиным интервенты оставили за собой право использовать Новороссийск, как свою базу на Черном море. Именно на кораблях Антанты 03.1920 из Новороссийска были эвакуированы около 40 000 солдат и офицеров войск ВСЮР генерала Деникина в Крым. Тогда же последний корабль флота Антанты покинул Новороссийск. Так закончилась активная фаза действий интервентов в течение 11.1918 — 03.1919 на Черном море, на юге Украины и в Крыму.

После этих описанных событий, необходимо вернуться к Войскам Юго-Западного района. Власть интервентов, установленная в Одессе, несмотря на временное изгнание петлюровцев из города и переход власти к сторонникам Белого движения, ограничивала и не давала возможности осуществлять Войскам Юго-Западного района свои планы борьбы с советскими войсками.

Тем временем формирование Войск Юго-Западного района продолжалось и к середине февраля 1918 состав (прежней Добровольческой армии Одесского района) может быть представлен следующим:

Войска Юго-Западного района

Командующие Войсками Юго-Западного района:

генерал-майор Гришин-Алмазов А.Н., 04.12 — 15.01.1919;

генерал-лейтенант Санников А.С, 15.01 — 12.03.1919.

Состав Войск Юго-Западного района:

Одесская стрелковая бригада, 08.12.1918 — 20.03.1919; сформирована на базе прежнего 3-го Одесского корпуса войск гетмана Скоропадского, которые вместе с офицерами, подняв мятеж, изгнали из Одессы войска Петлюры; (генерал-майор Тимановский Н.С, 31.01-20.03.1919) и ее

— 42-й Якутский пехотный полк (прежней 2-й Волынский полк войск гетмана Скоропадского) и

— Сводный кавалерийский полк (из прежней 5-й кадровой дивизии войск гетмана Скоропадского; полковник Самсонов); всего около 5000 штыков и сабель.

Отдельные:

— 1-й Сумский гусарский полк, 11.1918-30.05.1919; (подполковники Швед Г.А., 12.1918 — 01.1919; Алферов Ю.Б., 01-06.1919).

— 3-й Смоленский уланский полк, 12.1918—05.1919.

— 3-й Екатеринославский гусарский полк, 12.1918 — 11.1920.

— 7-й Белорусский гусарский полк, 12.1918 — 05.1919.

— 11-й Рижский драгунский полк, 12.1920 — 05.1919.

— 11-й Чугуевский уланский полк, 12.1918 —05.1919. (Все эти полки 01.05.1919 преобразованы в эскадроны и сведены в новый 3-й Конный полк).

До конца февраля 1918 части Войск Юго-Западного района продолжали формирование и занимали позиции в Одессе и вокруг нее, так как к этому времени войска Украинского фронта советских армий, громя остатки гетмановских и петлюровских войск, приближались к расположению оккупированных войсками интервентов районам на юге Украины. 02.1919 советские войска вышли на дальние подступы Одессы. При этом примером боевых столкновений в это время может служить и междоусобная борьба между остатками войск Центральной Рады гетмана Скоропадского — «гетмановцами» (союзных с войсками генерала Деникина) и войск Украинской директории Симона Петлюры — «петлюровцами». (Последние, как было уже сказано, были изгнаны из Одессы войсками генерала Тимановского).

Командующий войсками Центральной рады гетмана Скоропадского, генерал Бискупский В.В. (29.04 — 18.12.1918), стал известным в Гражданскую войну, когда он в начале декабря 1918 оказал сопротивление отряду атамана Григорьева, двигавшегося на Одессу под флагом Украинской директории (петлюровцев) двумя колоннами численностью более 1500 бойцов. В то время как генерал Бискупский имел в своем распоряжении всего несколько десятков гетмановских солдат против одной колонны и около сотни — против другой. Поэтому обе колонны отряда атамана Григорьева фактически «прошли» ряды «войск» Бискупского, даже не заметив их присутствия, и подошли (со стороны Жмеринки и Вознесенска) к Одессе 09.12.1918, предъявив ультиматум о сдаче (Григорьеву) города. Так сложилась боевая деятельность генерала Бискупского в гражданскую войну в России. Отряд петлюровцев атамана Григорьева, преодолев сопротивление войск Одесской стрелковой бригады генерала Тимановского и других частей Войск Юго-Западного района, 13.03.1919 захватил Одессу. Части Юго-Западного района (генерал Санников) войск ВСЮР генерала Деникина, включая Одесскую бригаду генерала Тимановского, покинув Одессу, вынуждены были спасаться отступлением к границе с Румынией. Этому поражению сопутствовала и внезапная эвакуация 20.03.1919 французских войск генерала д'Ансельма из Одессы и отказ эвакуировать и Войска Юго-Западного района ВСЮР генерала Деникина. Обиде и гневу генерала Тимановского, на такое предательство французов не имело предела. Войска Одесской бригады генерала Тимановского с большими трудностями и боями вынуждены были пробиваться в районе Днепро-Бугского лимана в Бессарабию, занятую румынскими войсками. В конце концов войска бригады достигли станции Бугаз (Бессарабия). Затем после томительного ожидания, погрузились на присланные корабли и 04.1919 прибыли в Новороссийск.

Однако наверное самым интересным в борьбе за Одессу следует считать повторное взятие Одессы 06.04.1919 1-й Заднепровской дивизией советских войск, которой командовал известный уже атаман Григорьев, перешедший из войск Петлюры в войска Красной армии!!! Менее месяца назад атаман Григорьев, командуя отрядом войск Петлюры, 13.03.1919 захватил Одессу и теперь, предав эти войска и перейдя на сторону Красной армии, разгромил части своего прежнего петлюровского отряда, а также Войска Юго-Западного района, вновь захватил и установил свою, теперь уже большевистскую власть в этом городе.

(Подробнее — смотри «Бискупский», «Григорьев», «Тиановский»),

На этом закончилась 3-месячная история Войск Юго-Западного района ВСЮР генерала Деникина и Одесской бригады генерала Тимановского в частности.

КРЫМСКО-АЗОВСКАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ (10.01-22.05.1919)

Крымско-Азовская Добровольческая армия создана 10.01.1919 на базе Крымско-Азовского корпуса, 27.12.1918-10.01.1919.

Командующий — генерал-лейтенант Боровский А. А.

22.05.1919 Крымско-Азовская армия преобразована в новый 3-й Отдельный армейский корпус.

Командование войск Красной армии предпринимало все меры, чтобы после ухода оккупационных войск немецких армий в конце 1918 объединить и сформировать наиболее боеспособные соединения, которые смогли бы обеспечить установление и сохранение власти большевиков на Украине. Был сформирован ряд Украинских армий, которые, в свою очередь, были сведены в единый Украинский фронт (04.01.1919). Боевые действия советского Украинского фронта (01 — 05.1919) велись по четырем главным направлениям: в сторону Галиции и далее — по Днестру, в сторону Одессы — Крыма и Харькова.

Войска Украинских армий (Украинского фронта) в начале 1919 одержали ряд существенных побед, захватив большую часть юго-западной Украины, и в том числе Екатеринослав (27.11.1918) и Одессу (13.03.1919 - отрядом петлюровцев под командованием Григорьева и еще раз — 06.04.1919, повторно), а также Херсон (10.03.1919) и Николаев (14.03.1919). Кроме того, советские войска ворвались в Крым (Крымская армия Дыбенко), захватив большую его часть и города: Симферополь (11.04.1919), Ялту (13.04.1919), Евпаторию (11.04.1919) и Севастополь (29.04. 1919). При этом здесь уместно вернуться к весне и лету 1919 и подробнее рассмотреть деятельность атаманов Григорьева и Махно. После удачных боевых операций в составе советских украинских войск, командуя 1-й Заднепровской дивизией, Григорьев (дважды захватывал Одессу, громя части войск генерала Деникина) вновь «переменил» ориентацию, перейдя из Красной армии большевиков в армию «батьки» Махно и в его непосредственное подчинение (предварительно подняв мятеж 07.05.1919 против Красных войск, в которых Григорьев тогда служил). Махно не смог долго терпеть столь опасного конкурента и приказал ликвидировать своего нового союзника— 27.05.1919 Григорьев был убит по приказу Махно. Так закончилась карьера одного из известных участников Гражданской войне в России.

При этом успехи и авторитет военной силы армии Махно в 1919 значительно возросли. Он начал представлять огромную опасность как для Белой, так и для Красной армий, с которыми (как и Григорьев) периодически сотрудничал или воевал, господствуя в своем родном регионе с центром в Гуляй-Поле.

Одновременно в это время на других участках юго-западного региона России продолжалась война между Белыми войсками генерала Деникина и войсками Красной армии большевиков. Армиям ВСЮР генерала Деникина в то время сопутствовали удачи и успех.

Еще до того как войска и флот союзников спешно бежали из Крыма, бросив на произвол судьбы части Юго-Западного района и слабую Крымско-Азовскую армию, свернутую к тому времени, 22.05.1919, в 3-й Отдельный армейский корпус, произошло достаточное количество крупных боевых столкновений противоборствующих сторон.

Среди эпизодов боевых действий этого периода войны (конец 1918 — первая половина 1919) на юго-западе Украины прежде всего следует отметить «Екатеринославский поход». Еще по распоряжению гетмана Скоропадского в Екатеринославе начал формироваться «8-й Украинский корпус», на базе бывшей 34-й пехотной дивизии Русской армии. После ухода немецких оккупационных войск и бегства гетмана Скоропадского, петлюровцы, а затем и красные украинские войска попытались разоружить корпус и перетянуть его на свою сторону. Командир отряда (около 900 человек) этого корпуса, в составе 43-го (генерал-майор Баташев) и 44-го (генерал-майор Диденко) пехотных полков и Добровольческой (офицерской) дружины (полковник Долженко) — генерал-майор Васильченко принял вызов противников и, оказывая им достойный отпор, 27.11.1918 начал свой известный «Екатеринославский поход», решив присоединиться к войскам Деникина в Крыму. Пройдя с боями около 600 километров в направлении Перекопа, не переходя Днепр в связи с малочисленностью отряда, под непрерывным давлением противника, отряд генерала Васильченко в течение 34-дневного похода все время вынужден был вступать в ожесточенные бои с противником. Наиболее тяжелые бои и столкновения с войсками Петлюры, Махно и украинскими красными частями отряд вел 29.11.1918 (у Малашевки), 10.12.1918 (в районе Марьинской), 11.12.1918 (у Дутчино), 13.12.1918 (под Бориславлем). 22.12.1918 (02.01.1919) отряд генерала Васильченко достиг Перекопа и вошел в Крым, понеся значительные потери в перечисленных боевых схватках. На базе его штаба был доформирован штаб Крымско-Азовской армии, а части отряда стали базой для формирования 4-й пехотной дивизии. (В 1919 генерал Васильченко командовал одной из бригад 4-й и 5-й пехотных дивизий.)

05.1919 в состав Крымско-Азовской армии входили: 3-й армейский корпус, 22.05-20.08.1919 (генерал-лейтенанты Добровольский 28.05-10.07.1919; Шиллинг Н.Н., 10.07-26.08.1919), включавший

— 4-ю (1) пехотную дивизию, 19.12.1918-10.11.1919. (Переформирована из Крымской дивизии, 19.11.1918 — 19.01.1919). Командиры - генерал-майор Корвин-Круковский А.В., 19.11.1918-22.05.1919; генерал-лейтенант Добровольский С.К., 28.05-02.08.1919; генерал-майор Слащев А.Я., 02.08-01.12.1919. В дивизию вошли Войска Юго-Западного края (Войска Добровольческой армии Одесского района), и в частности Симферопольский офицерский и Крымский сводный пехотные полки, 2-й Таманский полк Кубанского казачьего войска, Запасной кавалерийский полк.

10.11.1919 4-я (1) дивизия была переформирована, и ее полки развернуты в 13-ю, 34-ю и 1-ю Сводную пехотные дивизии.

— 5-ю пехотную дивизию, 19.01.1919 — 12.02.1920 (интернирована в Польше). Принимала участие в освобождении Крыма от большевиков в составе Азовско-Крымской армии только до 01.05.1919, 21.05.1919 переброшена во 2-й армейский корпус генерала Промтова. Командир 5-й дивизии — генерал-лейтенант Шиллинг Н.Н., 22.01 — 28.05.1919.

— Сводную конную дивизию и ее Сводно-кирасирским, 2-м конным, 2-м Таманским казачьим полками.

Именно этот новый 3-й корпус, в составе 4-й (генерал Корвин-Круковский А.В., 19.11.1918-28.05.1919; генерал-лейтенант Добровольский С.К., 28.05-02.08.1919) и 5-й (генерал-лейтенант Шиллинг, 22 — 28.05.1919; генерал-майор Виноградов 28.05-10.07.1919); пехотных дивизий, смог не только остановить красные войска Крымской армии Дыбенко, но и сохранить в руках Добровольческой армии (до 06.1919) Керченский полуостров и позиции у Ак-Маная в Крыму. В то время, как вся западная часть Крыма оставалась в руках большевиков и Крымской армии Дыбенко, который совместно с Коллонтай и венгерским коммунистом Бела Куном организовали массовый террор и убийства жителей Крыма, подозревавшихся в антисоветских настроениях или сотрудничавших с властями и войсками генерала Деникина. Разгрому Крымской армии Дыбенко способствовала удачная высадка десанта 5-й пехотной дивизии (пластунская бригада кубанских и терских казачьих войск генерал-майора Слащева) 18.06.1919 в районе Коктебеля (Крым), который ускорил начавшееся в мае 1919 наступления войск 3-го армейского корпуса с полуострова Керчь и позиций Ак-Маная, что и привело 26.06.1919 к полному разгрому Крымской армии Дыбенко и освобождению Крыма от большевизма.

Войска Крымско-Азовской армии с 06.1919, имея возможность вырваться из Крыма и перенести боевые действия в Северную Таврию, включились в общее наступление на Москву, которое в то время вели войска ВСЮР. Войска 3-го армейского корпуса вышли из Крыма (через Перекопские позиции) и начали наступление по двум направлениям: на запад — в сторону Херсона и Одессы и на север — в сторону Екатеринослава. На этих направлениях численность 3-го армейского корпуса генерала Шиллинга к концу 1919 возросла до 15 000.

Для борьбы с Красной армией в Приазовье (Таганрог), на восточном фланге Крымско-Азовской армии 06.03.1919 был сформирован отряд генерал-майора Виноградова М.Н. в составе Сводно-гвардейского, 1-го Сводно-пехотного, 42-го Донского, 2-го Лабинского и 3-го конного полков. С целью усиления помощи левому флангу наступающей на Москву Добровольческой армии, 16.07.1919 Отряд генерала Виноградова придан 5-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса нового войскового соединения ВСЮР — Войск Киевской области, а его полки переформированы. 03 — 07.1919 Отряд генерала Виноградова, проводя успешные бои с войсками Красной армии, прошел от Бердянска до Чернигова. Участвовал в боях по окружению Южной группы 12-й Красной армии (Якира).

В связи с выходом войск Крымско-Азовской армии из Крыма и их продвижения достаточно далеко на север, в Приазовье и Таврию, название армии утратило свое значение и 22.05.1919 она была 3-й раз переформирована в 3-й Отдельный армейский корпус, который вскоре, 20.08.1919, также был переформирован и развернут в Войска Новороссии.

ВОЙСКА КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ (07.09-29.12.1919)

Войска Киевской области созданы приказом генерала Деникина 07.09.1919 в составе ВСЮР.

Командующий — генерал-от-кавалерии Драгомиров A.M.

Ко времени создания Войск Киевской области в их состав к 09.1919 входили:

2-й армейский корпус, 21.05-29.12.1919. Командир — генерал-лейтенант Промтов М.Н., объединявший:

— 5-ю пехотную дивизию, 19.01.1919-02.02.1920 (генерал-майор Виноградов М.Н., 28.08-10.07.1919; генерал-майор Оссовский П.С, 16.07.1919-12.04.1920) и ее

— Отряд генерал-майора Виноградова, с 16.07.1919,

— 80-й Кабардинский, 75-й, 76-й, 77-й и 78-й пехотные полки прежних 19-й и 20-й пехотных дивизий бывшей Русской (Императорской) армии;

— 7-ю пехотную дивизию, 18.05.1919-02.03.1920. (Сформирована на базе Одесской стрелковой бригады (прежний 3-й Одесский корпус войск Гетмана), 27.01 — 18.05.1919). Командир — генерал-майор Тимановский Н.С, 30.01-12.06.1919; полковник П.П., 13.06-

13.07.1919, генерал-лейтенант Бредов Ф.Э., 13.07.1919- 02.03.1920, и ее

— Сводные полки 4-й стрелковой и 15-й пехотной дивизий, а также 2-й Якутский пехотный полк.

— 7-я дивизия расформирована 02.03.1920, и ее части позже переданы в 4-ю стрелковую дивизию (генерал Непенин П.П., 12.1919-07.1920) Войск Новороссии ВСЮР (Кавказ) и позже — в Русской армии генерала Врангеля.

— 2-я Терская пластунская дивизия, 05.02.1919 — 12.04.1920. Командир - полковник Белогорцев В.Ф., 11.08.1919—12.04.1920. Участвовала в Бредовском походе, интернирована в Польше.

(Следует отметить, что 2-й армейский корпус с 5-й и 7-й дивизиями 04 — 28.06.1919 был переброшен в Кавказскую армию и участвовал в боях за Царицын 16—17.06.1919, после чего вновь возвращен в Войска Киевской области и в начале 1920 с 5-й пехотной и Сводно-гвардейской бригадой участвовал в Бредовском походе).

Кроме 2-го армейского корпуса в состав Войск Киевской области входили:

— Сводно-гвардейская дивизия, 12.10.1919 — 12.04.1920. Сформирована на базе Сводно-гвардейской бригады, 06.08—12.10.1919 (генерал-майор Штакельберг Н.И., 06.08.19198-12.04.1920); и ее Сводные полки 1-й, 2-й и 3-й Гвардейских пехотных дивизий. (02.03.1920 при начале Бредовского похода сведена вновь в Сводно-гвардейскую бригаду).

— 9-я пехотная дивизия (без Алексеевского полка), 05.09.1919 — 03.01.1920. Передана из 1-го армейского корпуса. Командир — генерал-майор Шевченко В.К., 05.09.1919; и ее Белозерский, Олонецкий и Сводно-стрелковый полки. 01.1920 расформирована, и остатки 9-й дивизии переданы в Дроздовскую дивизию.

В состав Войск Киевской области входил еще ряд местных отрядов-дружин, включая Роменскую и Нежинскую офицерские дружины.

После освобождения Харькова и в последующий период времени (осень 1919) на левом фланге Добровольческой армии, на западном и северо-западном направлениях генерал Деникин вынужден был создать отдельное от Добровольческой армии оперативное соединение-группу Войск Киевской области, чтобы устранить угрозу как со стороны войск атамана Махно, так и главного своего противника — войск 12-й Красной армии и ее Южной группы войск (под командой Якира И.Э.), а также более восточной — 13-й Красной армии, которые вели массированные атаки и наступление по обводу большой дуги фронта, от Киева и Полтавы, по левому берегу Днепра до Крыма, Одессы, Херсона и Николаева.

С самого начала своих боевых действий на этом направлении войска 2-го корпуса и Отдельные Сводно-гвардейская и 9-я пехотные дивизии Войск Киевской области (как и Войска Новороссии) вели тяжелые бои с советскими войсками и армией Махно. 12-я Красная армия под ударами Войск Киевской области вынуждена была отступать по правому берегу Днепра как в направлении от Киева, так и в направлении от Чернигова к Фастову. Выходу 2-го корпуса в тыл 12-й Красной армии препятствовали части Махно, которые отнимали значительные силы для противоборства с ними. В этой борьбе Войскам Киевской области большую помощь оказывали Войска Новороссии, наступавшие с юга.

Кроме противодействия войскам Махно, необходимо было прежде всего захватить Полтаву, чтобы выйти к Днепру и Киеву.

В отличие от Первой Мировой войны, фронты Гражданской войны не имели твердой сплошной линии, разделявшей войска противников, не было миллионных армий и первоклассных фортификационных сооружений. Поэтому иногда все решали, можно сказать, бои (успехи и поражения) небольших масштабов. К тому же на пути к Днепру было еще множество небольших водных преград, броды и переправы, которые охранялись (оборонялись) теми или иными частями или отрядами противника (большевиков). Указанные ситуации непрерывно встречали наступающие войска ВСЮР генерала Деникина на своем левом фланге, и в направлении Киева в частности. Войскам Киевской области, и ее 7-й дивизии генерала Бредова на этом направлении, в частности, прежде всего следовало захватить Полтаву. Для этого предварительно необходимо было разбить противника у Константинограда. Эта задача была выполнена. Далее, на пути к Днепру и Киеву следовало освободить Ромадан — узел железных дорог Полтава—Киев и Кременчуг—Бахмач. Для этого требовалось форсировать реку Псел и ее притоки. В этом районе к тому же сконцентрировались достаточно большие остатки Полтавской группы советских войск. Короче, войска генерала Бредова (Гвардейская бригада генерал-майора Штакельберга Н.И., 2-я пластунская бригада генерал-майора Геймана А.А., из резерва армии, и 1-я Терская казачья дивизия генерал-майора Агоева В.К., переданная из 3-го Кубанского корпуса генерала Шкуро; а также другие, более малочисленные отдельные части), разделившись на две колонны (Черниговскую и Киевскую), блестяще выполнили эту «стратегическую задачу местного масштаба». Форсировав приток Псела — Грузская Голтва, обе колонны генерала Бредова охватывающими ударами разгромили основного противника — Башкирскую дивизию, присланную по приказу Троцкого для усиления Полтавской группы Красной армии, и в помощь отступающей 46-й стрелковой дивизии красных, в частности. Разгромив Башкирскую дивизию и отбросив растерявшиеся войска всей Полтавской группы, войска генерала Бредова заняли станцию Абазовка и быстрым броском захватили также узловую станцию Решетиловку, хотя за эту операцию 22.06 (04.08). 1919 пришлось выдержать «встречный» ожесточенный бой и контратаку опомнившейся от предыдущего поражения основной массы Полтавской группы Красной армии. Эти бои открыли путь на Ромадан, а также дорогу на Полтаву, которая была занята 25.07.1919. В свою очередь этот успех позволил вскоре войскам генерала Бредова взять 17.08.1919 Киев.

Такими боями «местного масштаба» в действительности в основном и велась «вся» Гражданская война. Естественно, были исключения, когда огромные массы войск скрещивали оружие, ведя важнейшие сражения. (Например, сражение конных армий генерала Павлова и Буденного у Гнилой Балки 17.02.1920, когда более 20 000 всадников на 30-градусном морозе, при пронизывающем ветре, в голой степи встретились в смертельной схватке, о чем будет еще сказано в кратком описании истории Добровольческой армии.)

Рамки настоящей работы не позволяют описать и тысячной доли подобных эпизодов, которые представляют и позволяют более полно проследить и оценить ход боевых операций в этой жестокой трехлетней братоубийственной Гражданской войне.

Одновременно со взятием Киева войсками генерала Бредова 17.08.1919 в столицу Украины с юго-запада вошли и войска петлюровцев. Поэтому для контроля за ситуацией в районе Киева генералу Бредову пришлось некоторое время находиться на посту коменданта Киева.

В то же время части 5-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса, наступая в южном направлении, отбросили войска Красной армии за Днепр, дойдя до Умани и Фастова, и с помощью наступающих Войск Новороссии фактически окружили всю Южную группу (командира Якира) 12-й Красной армии, нанесли жестокое поражение всей 12-й Красной армии. (Однако при этом следует заметить, что пройдя в окружении около 400 километров, в конце концов Южная группа Якира частично прорвалась от Фастова к Житомиру, который был захвачен советскими войсками 19.09.1919). В результате наступления Войск Киевской области и Войск Новороссии были заняты Житомир и Екатеринослав, а также на юге — Николаев, Херсон, Одесса. К тому же (как уже указывалось) была временно окружена большая масса советских войск Южной группы 12-й Красной армии, понесшая большие потери и потерпевшая серьезное поражение.

Всю осень 1919 дислокация армии Махно, захватившей район Екатеринослава — Гуляй Поле, продолжала служить разделительной чертой между Войсками Новороссии (генерал Шиллинг) и Киевской области (генерал Драгомиров). В общее наступление советских войск— от Киева на севере до Черного моря, на юге — в октябре 1919 включилось и их правое крыло — 14-я, 13-я и 12-я Красные армии. Вклинившиеся далеко на юг Войска Киевской группы, преследуемые 12-й Красной армией с севера, теперь сами оказались отрезанными от основной массы Добровольческой армии ВСЮР генерала Деникина, быстро отступавшей и катившейся от Тулы и Орла на юг, к Донбассу и на Кавказ. Командование Войсками Киевской области фактически перешло к генерал-лейтенанту Бредову, войска 7-й дивизии которого отступали на юг вместе с другими частями 2-го армейского корпуса Промтова. Главком ВСЮР генерал Деникин переподчинил 12.1919 управление всеми этими войсками генералу Шиллингу, включив их в состав Войск Новороссии. Генерал Шиллинг (по рекомендации Деникина) приказал всем войскам Киевской группы продолжить наступление, следуя в направлении Одессы, и обеспечить ее оборону от нового наступления советских войск. Но когда войска Киевской группы подходили к Одессе, последняя (25.01.1920) уже оказалась в руках большевиков, то есть была захвачена Красной армией. Войска Красных армий не останавливающимся катком преследовали войска генерала Шиллинга, отступавшие в направлении Крыма, так и остатки войск, оказавшихся прижатыми в районе западнее и в самой Одессе, и скопившихся у границы с Румынией. Для спасения остатков Войск Новоросссии в этом районе генерал Шиллинг своим приказом 24.01.1920 объединил их во вновь создаваемую Отдельную Русскую Добровольческую армию, назначив ее командующим генерала Бредова. Директивой генерала Шиллинга новой армии приказывалось, оказывая сопротивление наступавшим с востока, запада и севера войскам Красной армии, прорываться в Польшу. Сконцентрировавшись у границы с Бесарабией в районе Тирасполя, войска Отдельной Русской Добровольческой армии под командованием генерала Бредова начали свой «Бредовский поход». (Более подробно — смотри «Войска Новороссии»).

9-я пехотная дивизия после начала общего наступления Красной армии 10.1919 влилась в отступающие войска левого, западного фланга Добровольческой армии и, оказывая посильное сопротивление и неся потери от наступающих войск Красной армии, отошла на Кавказ, где была расформирована, и ее малочисленные части 01.1920 были переданы в Дроздовскую дивизию генерала Витковского. (Дроздовская дивизия эвакуирована 03.1920 из Новороссийска в Крым).

КИЕВСКАЯ ГРУППА ВОЙСК (11-12.1919)

Командующий — генерал-майор Скалой М.Н.

Основой Киевской группы являлся Отряд генерал-майора Скалона, а также части Полтавского отряда, 2-й Отдельной Терской пластунской бригады и Сводного полка Кавказской кавалерийской дивизии. Являлась частью Войск Киевской области, которая с 11.1919 фактически вошла в состав Войск Новороссии.

Киевская группа (генерал Скалой) Войск Новороссии (генерал Шиллинг), которая вела успешные наступательные бои в районе Кременчуга и далее — до устья реки Сулы, с октября 1919 перешла к обороне и была отрезана войсками Красной армии с севера и северо-запада от основной массы войск Новороссии и отступила в район Одессы. Подойдя к Одессе, которая к этому времени была занята советскими войсками, влилась в состав войск новой Отдельной Добровольческой армии генерала Бредова. Участвовала в «Бредовском походе».

ВОЙСКА НОВОРОССИИ (Приазовье, Северная Таврия, Крым, Одесса) (20.08.1919-27.03.1920)

Войска Новороссии созданы 20.08.1919 на базе 3-го армейского корпуса ВСЮР.

Командующий — генерал-лейтенант Шиллинг Н.Н., 20.08.1919-18.03.1920.

Войска Новороссии в течение 08.1919 — 01.1920 имели в своем составе:

3-й армейский корпус, 22.05 — 20.08.1919 (генерал-лейтенанты Добровольский, 28.05 — 10.07.1919; Шиллинг Н.Н., 10.07 — 26.08.1919); в который входили:

- 4-я пехотная дивизия, 19.12.1918-10.11.1919; (генерал-майор Слащев Я.А.), и ее

— Бригада 13-й пехотной дивизии (генерал-майор Андгуладзе),

— Бригада 34-й пехотной дивизии (генерал-майор Теплое).

— Отдельная пехотная бригада (генерал-майор Васильченко).

— Терская бригада (генерал-майор Скляров).

— Отряд генерал-майора Саликова.

10.11.1919 4-я дивизия была переформирована, и ее полки развернуты в 13-ю, 34-ю и 1-ю Сводную пехотные дивизии, и состав Войск Новороссии претерпел изменения и, в частности, были созданы:

— 4-я стрелковая дивизия (нового формирования), 06.12.1919-06.04.1920 (полковник Штейфон Б.А., 24.11 — 27.12.1919; генерал-майор Шееченко В.К., 27.12.1919-06.04.1920); и ее 13-й Белозерский, 14-й Олонецкий, Симферопольский офицерский пехотные полки, а также Крымский сводный пехотный полк, 2-й Таманский полк Кубанского казачьего войска, Запасной кавалерийский полк.

— 1-я Сводная пехотная дивизия, 10.11.1919 — 07.07.1920. Развернута в дивизию на базе Днестровского отряда, 12.09.1919 — 10.11.1919. Командир— генерал-лейтенант фон Розеншильд-Паулин.

- 5-я пехотная дивизия, 19.01.1919-12.02.1920 (генерал-лейтенант Шиллинг Н.Н., 22.01 — 28.05.1919; генерал-майор Виноградов М.Н., 28.05 — 10.07.1918; генерал-майор Оссовский П.С, 16.07.1919-12.02.1920); и ее Сводно-гвардейский и 1-й Сводный (прежние Мелитопольский и Бердянский отряды) полки; отряд генерала Виноградова (с 16.07.1919).

11.1919 5-я дивизия вошла в состав Войск Новороссии и переформирована путем вхождения в нее новых 75-го, 76-го, 77-го, 78-го и 80-го Кабардинского пехотных полков. При этом из 5-й дивизии были выведены 2 Сводно-гвардей-ских полка, на базе которых была сформирована Сводно-гвардейская дивизия.

С 21.05.1919 5-я дивизия входила во 2-й армейский корпус (генерал-лейтенант Промтов М.Н.), который 19.09.1919 был придан Киевской группе войск, а с 11.1919 оказался в Группе войск генерала Бредова — части Войск Новороссии (С 24.01.1920 Отдельная Русская Добровольческая армия). Участвовал в «Бредовском походе», интернирован вместе с этой группой 12.02.1920 в Польше.

В Группу войск генерала Бредова (прежний 2-й армейский корпус вошли:

Сводная Конная дивизия с ее Сводно-кирасирским, 2-м конным, 2-м Таманским казачьим полками.

Сводно-гвардейская дивизия, 12.10.1919 — 12.04.1920; развернута на базе Сводно-гвардейской бригады, 06.08 — 12.10.1919, (генерал-майор Штакельберг Н.И., 06.08.1919-12.04.1920). 20.0.1920, вследствие своей малочисленности, сведена в Сводно-гвардейскую бригаду (генерал-майор Штакельберг Н.И.).

Чеченская Конная дивизия, 01.06.1919-15.03.1920 (полковник О'Рем, 30.03 — 12.06.1919; генерал-майор Ре-вишин А.П., 12.06.1919-02.1920) и ее

— 1-я бригада (полковник О'Рем) с 1-м (полковник Бучевский) и 3-м (полковник Борисов) Чеченскими конными полками;

— 2-я бригада (генерал-майор Ревишин В.П.) с 2-м Чеченским (полковник Рыбасов) и Кумыкским (полковник Волшанский) конными полками.

10.11.1919 в составе Войск Новороссии был сформирован новый

3-й армейский корпус, 01—03.1920 именовался «Крымским корпусом»; (генерал-майор Слащев Я.С, 06.12.1919-18.08.1920), и его

— 13-я пехотная дивизия, 10.11.1919 — 11.1920 (генерал-майоры Андгуладзе Г.Б., 10.11.1919-25.07.1920, Не-пенин П.П., 25.07-11.1920).

— 34-я пехотная дивизия, 10.11.1919 — 11.1920; (генерал-майоры Теплое В.В., 10.11.1919-19.09.1920; Звягин М.Г., 19.09-10.11.1920).

25.03.1920 новый 3-й корпус переформирован в новый 2-й армейский корпус Русской армии генерала Врангеля.

Кроме перечисленных частей Войск Новороссии, их состав периодически менялся и дополнялся подходящими к Крыму частями из Одесского района и Киевской группы войск по мере наступления Красной армии в конце, 09 — 12.1919, а также группы войск, ушедших в «Бредовский поход».

Начавшиеся весной 1919 на юго-западе Украины и по всей России ожесточенные бои и сражения между Красными и Белыми армиями. Армиям ВСЮР генерала Деникина сопутствовали удачи и успех.

Борьба 4-й пехотной дивизии генерала Слащева летом и осенью 1919 в основном сводилась к боям с войсками Махно, часто возвращавшимися в район Екатеринослава. Генерал Слащев неоднократно вынужден был сталкиваться с махновцами в этом районе. И хотя длительная борьба за Екатеринослав (с 19.11 по 08.12.1919) закончилась победой генерала Слащева, армия Махно оставалась главной угрозой на левом (юго-западном) фланге Добровольческой армии, которая, со своей стороны, также была вынуждена бросить против махновцев (в помощь частям Слащева) 3-й Кубанский корпус генерала Шкуро. В связи с общим отступлением Добровольческой армии в конце октября 1919, войскам Слащева (4-я пехотная дивизия, переформированная 06.12.1919 в 3-й армейский корпус) было приказано срочно двигаться на юг, в Крым и, организовав оборону на Перекопском перешейке, удерживать Крым от вторжения большевиков. Забегая несколько вперед, следует отметить, что, в обеспечение этой главной (стратегической) задачи, 3-й корпус, нанеся очередное поражение войскам Махно в ожесточенном сражении 27.12.1919 у Кичкасской переправы, переправился на левый берег Днепра и форсированным маршем (прерываемым боями) двинулся в Крым. Приказав вести сдерживающие арьергардные бои у Мелитополя, Слащев 05.01.1920 убыл в Севастополь, где приказал генералу Субботину форсировать фортификационные работы по укреплению Перекопского перешейка. 08.01.1920 Мелитополь был оставлен, и войска 3-го корпуса отступили к Перекопу, предварительно одержав победу над красными войсками в бою у Ново-Алексеевской 13.01.1920. Этому помогла Донская бригада генерала Морозова В.И., которая из Добровольческой армии (район Мариуполя), отступая на запад в направлении Крыма, присоединилась к 3-му корпусу Слащева у Мелитополя.

Необходимо напомнить, что Терская бригада генерала Склярова по приказу Шиллинга (и Деникина) была направлена в ноябре 1919, в Одессу, с целью оказания помощи войскам генерала Шиллинга, оборонявшим город. Поэтому подход Донской бригады Морозова для обороны Крыма был более чем желаемым. Красная армия начала бои за прорыв в Крым через Перекопские укрепления 23.01.1920 (Слащев опередил Красную армию всего на каких-то два-три дня, когда его последняя бригада 34-й пехотной дивизии 07.04.1920 подошла к Перекопу; 26.11.1919 4-я пехотная дивизия генерала Слащева с этой бригадой без боя ушла из Екатеринослава, куда в тот же день вошли войска Махно).

Предварив этими краткими замечаниями о боевых действиях части Войск Новороссии, необходимо вернуться к боевым действиям на западном фланге Новороссии летом и осенью 1919.

Первой крупной операцией (после весенне-летних поражений) можно считать десант генерала Шиллинга в Одессу. В начале августа 1919 отряд (соединение) кораблей Черноморского флота под командованием капитана 1-го ранга Остелецкого П.П. (в составе крейсера «Кагул», миноносца «Живой», транспорта «Маргарита», тральщиков «Адольф» и «Роза», крейсера союзников «Карадаг», трех катеров, трех барж и буксира «Доброволец») 11.08.1919 высадил десант (драгунский полк: 841 солдат и 74 офицера) в пригороде Одессы (Большие Фонтаны). При поддержке восставших в городе офицеров, 12.08.1919 Одесса перешла под контроль Войск Новороссии ВСЮР. Генерал Шиллинг перевел свой штаб в Одессу.

В том же августе 1919 другой отряд кораблей под командованием капитана 1-го ранга Бубнова А.Д. (в составе канонерских лодок «Терец» и «Грозный», миноносца «Жаркий», двух катеров и вспомогательного транспорта «Граф Игнатьев» при поддержке английского дредноута «Император Индии») 08.08.1919 высадил десант, захватил Кинбурнскую Косу и далее, мастерски применяя корабельную артиллерию, сумел пройти под огнем береговых орудий в порты Херсон и Николаев, которые перешли 10.08 и 12.08.1919 в руки войск генерала Деникина. Разбив войска 12-й Красной армии, атаманов Махно и Григорьева, десант удерживал Херсон и Николаев до подхода основных сил Войск Новороссии генерала Шиллинга.

(За эти десантные операции по взятию Одессы, Херсона и Николаева капитаны 1-го ранга Остелецкий и Бубнов были произведены в контр-адмиралы; Бубнов стал начальником штаба Черноморского флота; крейсер «Кагул» — переименован в крейсер «Генерал Корнилов».)

Тем временем, когда основная масса Добровольческой армии успешно двигалась от Харькова на Орел (Тулу и Москву), на ее левом фланге армия Махно создала реальную угрозу всей боевой операции и существованию Добровольческой армии в целом. Поэтому 2-й армейский корпус генерала Промтова М.Н. (в составе 5-й пехотной дивизии генерал-майора Оссовского П.С. и 7-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Бредова Н.Э.) усилил давление на махновцев с востока и севера. Дополнительно с востока против армии Махно в разные периоды с июня по октябрь 1919 Добровольческая армия бросала то 3-й Кубанский корпус (генерал Шкуро), то армейские группы под командованием генералов Ревишина и Виноградова. За это время Екатеринослав трижды переходил из рук в руки противоборствующих войск. Части Махно успешно сыграли свою негативную роль в неудачах Добровольческой армии во второй половине 1919, все время создавая огромную и серьезнейшую угрозу левому флангу Добровольческой армии и всему тылу ВСЮР в целом. Подход и проведенные бои 4-й пехотной дивизии (генерал-майор Слащев) Войск Новороссии (генерал-лейтенант Шиллинг) в октябре-ноябре 1919 из Крыма на север, хотя несколько и облегчил положение Добровольческой армии, но полностью не смог снять всей угрозы тылам этой армии, а также не снизил накала и ожесточенности боев. Войска Слащева трижды брали Екатеринослав, и трижды Махно возвращал его себе! В этих боях с войсками Махно с конца августа до середины сентября 1919 особо отличились Симферопольский офицерский полк (полковник Гвоздаков С.С.). При этом не следует забывать бои Махно и с Красной армией. Это дает основания полагать, что Нестор Махно действительно обладал большим полководческим талантом! Здесь достаточно напомнить, что именно Махно впервые в мире предложил поставить пулеметы «на колеса», создав знаменитые «тачанки» — прообраз будущих «подвижных» частей моторизованных и танковых войск! Совместно с лавой конницы (которая тогда, можно сказать, заменяла моторизованные армады) несущиеся тачанки вместе с конной массой почти всегда заставляли «дрогнуть» даже весьма храбрых («классических») солдат инфантерии.

Как уже было сказано, войска Слащева, вследствие начавшегося в октябре 1919 всеобщего отступления Добровольческой армии, вынуждены были спешно направиться в Крым, на позиции Перекопа. Пользуясь этим, Махно в конце концов вновь (но уже без боя) вошел в Екатеринослав, который в этот раз, в ноябре 1919 был сознательно оставлен войсками генерала Слащева.

Все Войска Новороссии генерала Шиллинга с ноября 1919 начали испытывать сильнейшее давление 12-й Красной армии и новой 14-й Красной армии Южного фронта на свои позиции. Города и районы западной и северной Таврии последовательно переходили в руки большевиков. Красная армия захватила Николаев, Херсон и Одессу. Генерал Шиллинг бежал из Одессы 25.01.1920 (в тот же день Одесса перешла в руки большевиков) и прибыл в Крым (Севастополь) 26.01 (08.02). 1920. К этому времени войска Красной армии уже полностью блокировали Крым с суши, начав первый бой 23.01.1920 с войсками 3-го корпуса генерала Слащева на Перекопских позициях, пытаясь прорвать их оборону и ворваться в Крым. До перехода к генералу Врангелю командования обороной Крыма и ликвидации Войск Новороссии ВСЮР (апрель 1920) Красная армия (после первых атак 23.01.1920) еще несколько раз 08 — 12.01.1920 штурмовала Перекопские позиции войск генерала Слащева. Однако вновь и вновь неудачно. Неудачам красных атак Перекопа во многом способствовали личные боевые качества генерала Слащева, за что он был отмечен генералом Врангелем присвоением ему титула «Крымский», став Слащевым-Крымским)*. В боях за Перекоп в начале 1920 умением и храбростью отличились многие малочисленные части корпуса генерала Слащева. В этой связи примером может служить Гвардейский отряд полковника Покровского, который стойко удерживал отведенный ему участок Перекопских позиций, хотя и нес весьма значительные потери. Такой же пример умения и отваги показал Конный отряд генерал-майора Морозова В.И., который, собрав небольшие части отступивших в Крым войск Новороссии, длительное время (начало 1920) отбрасывал войска Красной армии, пытавшиеся ворваться в Крым, прорвав позиции на Перекопском перешейке. (К сожалению, рамки книги не позволяют расширять ряд подобных примеров).

____________________________

* Многочисленные бои и сражения с армией Махно заставили Слащева задуматься над императивными академическими шаблонами, которыми забивают умы слушателей военных училищ и академий. Так, например, Слащев часто применял такой метод обороны: учитывая малочисленность своих войск и невозможность держать многочисленные эшелонированные ряды оборонительных позиций, Слащев на Перекопских фортификационных укреплениях держал сравнительно небольшие заслоны, сосредоточивая главные силы в своем резерве. И когда красные войска выбирали для атаки ту или иную позицию, на первых порах не препятствовал их «вклиниванию». Но когда это направление приобретало детерминированные очертания, то, разделив свой резерв на две части, охватывающими фланговыми ударами, почти окружая противника, либо уничтожал нападавших, либо отбрасывал их на исходные позиции.

_____________________________

Одновременно войска генерала Слащева, освободившего большой район Северной Таврии и дошедшего до Екатеринослава, в июле-сентябре 1919 на западном фланге Войск Новороссии против Красной армии успешно вел боевые операции. Отряд генерал-майора Виноградова (создан в районе Брянск —Таганрог 06.03.1919 в составе Крымско-Азовской армии; 16.07.1919 вошел в состав 5-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса Войск Киевской области). В результате общего наступления Красной армии с октября 1919 части отряда генерала Виноградова, как и другие части 5-й пехотной дивизии к 11.1919 оказались в районе Одессы и вошли в состав Войск Новороссии и с 02.1920 участвовали в «Бредовском походе».

Аналогичная судьба постигла Группу войск генерал-майора Скалона М.Н., о которой уже было сказано ранее.

В результате массированного наступления Красной армии, таким образом, в конце 1919 западнее и севернее Одессы скопилась достаточно большая масса Войск Новороссии и Киевской области, отрезанная Красной армией от остальных Войск Новороссии, которая оказалась под защитой укреплений на Перекопском перешейке в Крыму. К войскам генерала Слащева в Крыму добавилась часть войск, эвакуированных 01.1920 из Одессы во главе с командующим Войсками Новороссии — генералом Шиллингом.

Остальные войска, скопившиеся на подходах к Одессе, генерал Шиллинг объединил в новую, созданную по его приказу Отдельную Русскую Добровольческую армию под командованием генерала Бредова, которая (по той же директиве генерала Шиллинга) должна была совершить прорыв и выйти из окружения. Генерал Бредов 24.01.1920 начал выполнять эту директиву своего Главнокомандующего, выступив в «Бредовский поход».

Основной состав новой Отдельной Русской Добровольческой армии генерала Бредова Ф.Э. (Начальник штаба — генерал-майор Штейфон Б.А.) определяли войска 2-го армейского корпуса генерала Промтова и его 7-я дивизия генерала Бредова; Отряд генерала Скалона — в районе Тирасполя; Группа генерала Склярова и Группа полковника Салихова — у села Маяки; Группа генерала Васильева — у Видеополя. По первоначальному плану было решено, перейдя границу Румынии и, соединившись в районе Тульче, эвакуироваться на кораблях Черноморского флота в Крым. 25.01.1920 войска Отдельной Русской Добровольческой армии начали движение к границе с Румынией. Однако на переправах через Днестр у села Маяки и Тирасполя войска генерала Бредова встретили артиллерийский и пулеметный огонь пограничных частей румынской армии. Румыния отказалась пропустить русские войска через свою территорию. И тогда 30.01.1920 генерал Бредов вынужден был повернуть и начать свой «Бредовский поход» на север, вверх по Днестру с целью прорвать юго-западный фланг Южного фронта 14-й Красной армии и выйти к границе Польши.

В течение всего февраля 1920 войска Бредова, ведя непрерывные бои с 14-й красной армией, прорывались сквозь вражеское кольцо. Пройдя с боями 14 дней, они наконец прорвались между Каменец-Подольским и Проскуровом и 12.02.1920 у села Нижние Ушицы встретились с войсками польской армии. Почти 2 месяца около 6000 солдат и офицеров русских войск еще оставались на линии фронта с Красной армией по границе с Польшей. 12.04.1920 войска генерала Бредова были разоружены, интернированы и перемещены в польские лагеря. В июне —июле 1920 интернированным войскам разрешили возвратиться в Россию, и они начали переправляться через Румынию в Крым, где уже в августе 1920 были сведены в новый (4-й) 3-й армейский корпус под командой генерала Скалона М.Н. и в составе новых 6-й (генерал-майор Звягин М.Г.) и 7-й (генерал-майор Ангдгузадзе Г.Б.) пехотных дивизий включились в боевые действия Русской армии генерала Врангеля в Крыму.

К этому следует добавить, что вместе с войсками генерала Бредова в Польшу пришел обоз с 7000 беженцев!

«Бредовский поход» окончился, но Гражданская война на юге Россини, переместившись в Крым, еще продолжалась до ноября 1920.

Фактически конец Отдельной Добровольческой армии генерала Бредова почти совпал с концом Войск Новороссии генерала Шиллинга. После 22.03.1920, когда Врангель сменил генерала Деникина на посту ВСЮР - Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России, командование Войсками Новороссии 27.03.1920 было упразднено, и генерал Шиллинг отчислен с этого поста в резерв.

С этого момента все руководство военными операциями в Крыму перешло к штабу Русской армии генерала Врангеля (смотри «Русская армия»).

V. БЕЛЫЕ АРМИИ, 1917-1923
1. БЕЛОПОВСТАНЧЕСКАЯ АРМИЯ (25.06.1921-23.07.1922)

В Дальневосточном крае (Камчатская, Сахалинская, Приморская и Амурская области с центром — в Хабаровске) об установлении Советской власти было объявлено на 3-м Съезде Советов этих областей 20.12.1917. Однако в связи с отсутствием достаточно больших вооруженных сил у большевиков, значительной оппозиции властям совдепа и многочисленных контрреволюционных вооруженных отрядов, власть совдепии в Дальневосточном крае установилась и стабилизировалась только к марту 1918 года. Только 6—12.03.1918 в Благовещенске был подавлен один из многочисленных контрреволюционных мятежей, мятеж атамана Амурского казачества Гамова И.М. Большой отряд красногвардейцев с помощью такого же отряда на подошедшем бронепоезде, подавив сопротивление восставших в Благовещенске, вернул власть совдепа.

Но вскоре, 05.04.1918, под предлогом защиты «интересов японских граждан» во Владивостоке высадился десант интервентов со стоящих во Владивостоке крейсеров «Бруклин» (США), «Суффолк» (Англия), «Ивами» и «Асаки» (Япония), которые еще в декабре 1917 — январе 1818 вошли в гавань Владивостока с целью противодействовать заключению перемирия с Германией и помочь Чехословацкому корпусу (15 000 солдат этого корпуса уже находились во Владивостоке) эвакуироваться в Европу для участия в продолжавшейся в Европе Великой войне. Оккупанты начали хозяйничать и устанавливать контроль над большевистскими войсками во Владивостоке. Одновременно высадка иностранных войск во Владивостоке послужила сигналом для новых мятежей атаманов Семенова Г.М. в Забайкалье, Гамова И.М. в Приамурье и Калмыкова И.М. в Приморье.

29.06.1918 чешские войска совершили переворот во Владивостоке, 06.07.1918 интервенты объявили о создании «Временного правительства Сибири» и его «Делового кабинета» (министров). 02 — 09.08.1918 в Николаевск-на-Амуре и во Владивосток пришли 4 английских эсминца и несколько японских транспортов с войсками. 12-я пехотная дивизия японцев (16 000, генерал Ооя) и «экспедиционный корпус» англичан (9000) начали систематическую оккупацию Дальневосточного края. 01.09.1918 части атамана Семенова захватили Читу (о чем более подробно уже указывалось — смотри «1-Б. Западный фронт»). 04.09.1918 части атамана Калмыкова с помощью японских войск захватили Хабаровск, 18.09.1918 — Благовещенск. Осенью 1918 весь Дальний Восток, включая Камчатку (десант японских войск в сентябре 1918), фактически был оккупирован японскими (120 000) войсками, к которым присоединились все контрреволюционные силы. К этому следует добавить американские, английские, чехословацкие (60 000), французские, итальянские, польские и другие иностранные войска и части, которые также участвовали в оккупации. Большевистская совдепия сбежала, власть перешла к контрреволюционным силам.

Между этими районами, оказавшимися под властью войск Белой армии и иностранных оккупационных войск на Дальнем Востоке, западная граница в Приамурье оказалась разорванной с остальной частью Советской Сибири. Разгром Белой армии Колчака в конце 1919 — начале 1920, а также уход иностранных войск из региона Дальневосточного края, кроме японских войск, оставшихся в Приморье, Приамурье и Забайкалье (5-я и 14-я японские пехотные дивизии), позволил если не красным, то уж определенно «розовым» силам вновь дорваться до власти и 01.1920 образовать Дальневосточную республику — ДРВ (с центром в Вехнеудинске) и ее новыми правительствами: Приморская областная земская управа (Владивосток, после мятежа 29.01.1920), Временный исполком Совета рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов (Благовещенск) и Временное земское правительство (Верхнеудинск). При этом Приморье и Амурская область были отделены от Западного Забайкалья и Сибири, как уже упоминалось, так называемой «Читинской пробкой» — войсками Дальневосточной (Белой) армии под командованием атамана Семенова. 05.04.1920 во Владивостоке, Никольске-Уссурийском, Хабаровске, Спасске и Шкотове под предлогом новой угрозы со стороны «русских», японские войска установили оккупационный режим в Южном Приморье, Северном Сахалине и низовье Амура. Япония, не желая более и далее обострять отношения и в конце концов вступать в войну с большевистской Россией, по обоюдному согласию с РСФСР 04.1920 согласились на создание Дальневосточной Республики — ДРВ (как временного демократического государства) и ее Народно-Революционной армией (НРА) с центром в Верхнеудинске. Более того, между Японией и ДРВ 17.07.1920 было подписано «Гонготское соглашение», по которому японские войска должны начать эвакуацию всех японских войск в регионе Дальневосточного края. Начатое в 1920 успешное наступление советских войск на войска Дальневосточной (Белой) армии атамана Семенова в Забайкалье ускорили эвакуацию японских войск, которые к 15.10.1920 полностью ушли из Забайкалья, но все еще оставались в Северном Сахалине и Южном Приморье.

На этом политическом фоне, иерархия военного командования следовала в своем хронологическом порядке. После свержения власти большевиков во Владивостоке 29.06.1918 был образован Приамурский ВО (именовавшийся 18.12.1918-20.07.1919 как Дальневосточный ВО), который, объединяя Камчатскую (с 21.08.1919), Сахалинскую, Приморскую, Амурскую и Забайкальскую области, подчинялся Временному Сибирскому правительству и командующему Сибирской армией. Командующий войсками Приамурского ВО одновременно являлся Начальником Приамурского края и подчинялся с 23.09.1918 — Правительству Уфимской директории и с 18.11.1918 — Правительству адмирала Колчака. С 14.09.1919 Приамурский ВО разделен на шесть Военных районов: Николаевский, Владивостокский, Никольский, Амурский, Забайкальский. С 02.10.1919 переподчинен командованию Восточным фронтом, а с 24.12.1919 — Главнокомандующему вооруженными силами Дальнего Востока и Иркутского ВО — атаману Семенову. Этим же силам была подчинена и вновь образованная 02.1920 Дальневосточная (Белая) армия.

Приамурским ВО командовали: полковник Толстов П.С, 16.07 — 02.09.1918; генерал-лейтенант Артемьев В.В., 03.10-01.12.1918; генерал-от-инфантерии Флуг В.Е., 01-14.12.1918; генерал-лейтенант Тыртов М.А., 14 — 23.12.1918; генерал-майор Иванов-Ринов П.П., 23.12.1918-11.09.1919; генерал-лейтенант Хорват Д.Л., 11.05—18.07.1919; генерал-лейтенант Розанов С.Н., 18.07-04.01.1920.

Упразднен 30.01.1920 после переворота во Владивостоке и образования Дальневосточной республики.

К этому необходимо добавить, что образование в начале января 1920 Дальневосточной Республики — ДВР, после разгрома колчаковско-каппелевских войск в Сибири и Прибайкалье и такого же жестокого поражения и разгрома войск Дальневосточной армии атамана Семенова в конце декабря 1920 в Забайкалье, Правительство Владивостокской земской управы (хотя в действительности и не признававшая власть и приказы центра в Вехнеудинске (Улан-Удэ) и несколько «порозовевшее» за два года), 12.1920 «ушло в отставку» и было заменено «выбранным» Приморским областным управлением во главе с коммунистами. Этому способствовало множество причин, и в том числе расширение и успехи партизанского движения большевистских «партизанских армий», угроза просоветского мятежа во Владивостоке, разгром и ослабление сил Белых армий и Белого движения в 1919—1920 в целом, продолжающаяся оккупация юга Приморья японскими войсками и многие другие подобные им причины.

Таким образом, в Приморье с 12.1920 по 07.1921 во Владивостоке установилась и крепла власть совдепии. К этому же времени (конец 1920) окончательно была разгромлена Дальневосточная армия атамана Семенова в Забайкалье (смотри «2. Дальневосточная армия»). Читинская пробка была ликвидирована, и власть пробольшевистской Дальневосточной республики установилась во всем Дальневосточном крае от Верхнеудинска до Владивостока, в Прибайкалье, Забайкалье, Приамурье, Приморье и Камчатке.

Значительной части разгромленных войск Дальневосточной армии в декабре 1920 в Забайкалье по принадлежащей России КВЖД (Китайско-Восточной железной дороге) и располагающейся на территории Маньчжурии — провинции Китая, удалось передислоцироваться в Южное Приморье под защиту японских оккупационных войск. Прибывая в начале 1921 из Забайкалья (по КВЖД через станцию Пограничная) в Гродеково (Приморье) бывшие войска Дальневосточной армии, разделяясь на две группы, переходили в «свои» новые места дислокации. Это разделение фактически было уже заложено при начальном формировании Дальневосточной армии, 02 — 03.1920 еще в Забайкалье, в Чите. Пришедшие в Читу остатки колчаковско-каппелевских войск во главе с генералом Войцеховским были сведены в два корпуса, в то время как «местные», семеновские части одновременно были сформированы в отдельный 3-й корпус (смотри «Дальневосточная армия»). Теперь здесь, в Приморье, эти части попадали либо в подчинение Главнокомандующего вооруженными силами Российской Восточной окраины со штабом в Никольск-Уссурийском и позже — во Владивостоке («каппелевцы»); либо в подчинение прежней Дальневосточной армии («семеновцы»), возглавляемой бывшим ее командующим — атаманом Семеновым (до его убытия в Японию 13.09.1921), со штабом в Гродеково — «Гродековская группа войск».

26.05.1921 при поддержке японцев белогвардейцы (отряды каппелевцев и отряд есаула Бочкарева) свергли Приморское областное управление «красно-большевистского толка» и образовали новое контрреволюционное правительство — диктатуру братьев Меркуловых С.Д. и Н.Д., создав тем самым «черный буфер» ДРВ с центром в Верхнеудинске. Так во Владивостоке появилось новое «Временное Приамурское правительство» во главе с Меркуловым С.Д. Фактически переворот совершили остатки каппелевских войск, прибывшие в Южное Приморье под защиту оккупационных войск Японии, эвакуировавшись из Забайкалья после разгрома Дальневосточной армии Семенова.

Отряд каппелевцев (около 6000 бойцов) захватил Никольск-Уссурийский 25.05.1921. Отряд есаула Бочкарева (около 1500 белоказаков) в то же время захватил Спасск. Таким образом, вскоре районы Гродеково — Спасск, Никольск-Уссурийский, Владивосток (26.05.1921) и «Нейтральная зона» (территория, оговоренная Гонготским соглашением с японскими интервенционно-оккупационными войсками 30.04.1920, на которой исключалась возможность дислокации или присутствия Красной армии) оказались под контролем Белоповстанческой армии.

Главнокомандующим вооруженными силами Временного Приамурского правительства 31.05.1921 был назначен генерал Вержбицкий Г.А. Главной и основной частью в этих вооруженных силах стала сформированная новая Белоповстанческая армия под командованием генерал-майора Молчанова В.М., официально признанная только 11.1921. Формально существовала и Гродековская группа войск («семеновцы), которой командовал генерал-лейтенант Савельев Н.А., 25.05 — 10.09.1921; генерал-лейтенант Глебов Ф.Л., 10.09 — 16.12.1921. После убытия атамана Семенова Г.М. 12.09.1921 в Японию, Гродековская группа перешла в подчинение Главнокомандующего войсками Временного Приамурского правительства генерал-лейтенанта Вержбицкого Г.А и стала частью (2-м корпусом генерала Смолина И.Е.) Белоповстанческой армии генерала Молчанова В.М.

Такова весьма краткая предыстория Дальневосточного края ко времени создания Белоповстанческой армии.

Чтобы более ясно представить намерения представителей Белого движения в Приамурье и Приморье в конце 1921 — начале 1922, а также оценить силы и состояние остатков колчаковско-каппелевских войск на Дальнем Востоке, следует привести выдержки из приказа Управляющего Военным и Морским ведомством Временного Приамурского правительства генерал-лейтенанта Вержбицкого Г.А., являвшегося Военным министром правительства Меркулова и одновременно Главнокомандующим всеми частями Белых армий, которые оказались в Приамурье и Приморье в конце 1921:

«Приказ по войскам Временного Приамурского Правительства

Приказ 0609/ОП 10.11.1921 г. Владивосток

1. Временное Приамурское Правительство отказалось от возобновления Гражданской войны и в течение шести месяцев проводило свое решение в жизнь. За весь этот период большевики не прекращали натиска на национальную власть, вынуждая последнюю к самообороне. Прочно заняв ряд опорных пунктов, большевики наводняют весь край, под видом партизан, регулярными частями Красной армии, руководимыми из Читы.

2. Регулярные Красные части (войска ДВР) и партизанские отряды продолжают группироваться в районе озера Ханка, Спасском, Анучинском, Сучанском и Ольгинском районах, откуда производят налеты на железную дорогу и передовые части правительственных войск. (.)

3. Ввиду того, что принимаемые до сего времени меры по необходимости имели строго оборонительный характер и не могли пресечь развития бандитизма, Правительство постановило в корне уничтожить опорные пункты большевиков и прочно занять районы Анучино, Сучан и Ольги. (.)

Приказываю произвести следующие перегруппировки: 1). Командиру 2-го стрелкового корпуса генерал-майору Смолину, имея в своем подчинении бригаду полковника Глудкина и Забайкальскую казачью дивизию, к вечеру 20.11 сосредоточить в районе Иванцовка — Лефинка — Ширяевка не менее 1500 штыков и сабель. Бригаду полковника Глудкина сосредоточить восточнее города Спасска, в районе сел Дубовское — Красный Кут. 21.11 начать наступление в направлении деревни Яковлевка — село Анучино (до реки Даубихэ). (,)

2). Командиру Сводного казачьего корпуса генерал-майору Бородину отрядом из состава Оренбургской казачьей бригады (500 сабель) двигаться к станции Угольная, в обход сел Штоково — Гордеевка — Провничи — Хмельницкое.

3). Командиру 3-го стрелкового корпуса генерал-майору Молчанову к вечеру 19.11 сосредоточить отряд генерал-майора Сахарова Н.П. в районе Новицкое — Николаевка — Сучан. 20.11 отряду перейти в наступление в направлении на Фроловку и далее — на Сергеевку; генерал-майору Молчанову — на Мельники с целью уничтожить Сучанскую группировку красных. Захватить проходы через хребет Сихотэ-Алинь, откуда выйти на связь с частями генерала Смолина в направлении на Анучино.

Отряд полковника фон Баха направить на очистку Сучанской железной дороги от Михайловки до Петровки, прикрыв железнодорожный узел станции Угольная.

4). Командующему Сибирской флотилией контр-адмиралу Старку 19.11 произвести высадку десанта в бухте Ольга, уничтожить базу красных частей. (.)

Удерживать город Ольга до приказания.

5), 6), 7), 8) касаются снабженцев, управленцев железнодорожными сообщениями и общих указаний.

Управляющий Военно-Морским ведомством
и командующий войсками Временного
Приамурского Правительства
генерал-лейтенант Вержбицкий
Начальник штаба:
Генерального штаба генерал-майор Пучков

В состав Белоповстанческой армии (генерал-майор Молчанов В.М.) на 10.11.1921 входили:

— 3-й Стрелковый корпус (около 4200 штыков и 1770 сабель) генерал-майора Молчанова В.М.; с его

— 1-й стрелковой бригадой (полковник Глудкин П.Е., 25.05.1921-15.05.1922; генерал-майор Вишневский Е.К., 15.05-25.10.1922); и ее 1-й Егерский полк, 2-й Уральский стрелковый полк (полковник Гампер), 1-й Конно-Егерский полк (полковник Враштель);

— Приморский отряд и его 3-й Добровольческий полк, 4-й Омский полк;

— Ижевско-Воткинская бригада (полковник Ефимов А.Г.) с ее Ижевским полком, Боткинским полком, 1-м Добровольческим полком (полковник Черкес), Красно-уфимским эскадроном;

— Поволжская бригада (генерал-майор Сахаров Н.И.) с ее 1-м Волжским полком (полковник фон Бах), 4-м Уфимским полком (полковник Сидамонидзе Г.Х.), 8-м Камским полком, 1-м Кавалерийским полком, Сибирским казачьим полком, Имамской сотней Уссурийских казаков (войсковой старшина Ширяев).

— 2-й Стрелковый корпус (около 3000) генерал-майора Смолина И.С.; и его части бывшей Гродековской («семеновской») группы войск:

— Отдельная стрелковая бригада и ее 1-й пластунский полк (Конвойный и Маньчжурский дивизионы), 2-й пластунский полк (Камский и Уссурийский дивизионы).

— Отдельная Сводно-конная бригада.

06.1921 отряд Бочкарева совершил «карательную экспедицию» (на пароходе «Киренск») на Камчатку, утвердив там контрреволюционную власть Временного Приамурского правительства Меркулова.

Белоповстанческая армия тем временем вела боевые действий за изгнание власти совдепии из районов и городов Южного Приморья и Приамурья. В результате успешных боев в ноябре—декабре 1921 были захвачены Амгинск (02.12.1921) и 22.12.1921 — Хабаровск (который после поражения Белоповстанческой армии у Волочаевки был возвращен Красной армией 14.02.1922). «Хабаровский поход» Белоповстанческой армии под командованием генерала Молчанова В.М. продолжался более 2-х месяцев, 11.1921 — 02.1922, до тех пор, когда Красная армия нанесла тяжелое поражение Белоповстанческой армии у Волочаевки (12.02.1922) и возвратила Хабаровск (14.02.1922) большевикам.

В процессе похода на Хабаровск периодически происходили жесточайшие боевые схватки с частями Красной армии, и в том числе у станции Ин (28.12.1921), под Оглахтой (04.01.1922) и Волочаевкой. Белоповстанцы несли тяжелые потери.

В последнем бою под Волочаевкой 05 — 12.02.1922 Белоповстанческая армия под общим командованием генерал-майора Молчанова имела в своем составе:

Группу (отряд) полковника Аргунова (2300 штыков и сабель);

Группу (отряд) полковника Ширяева (900 штыков и сабель);

Группу (отряд) генерала Вишневского (500 штыков и сабель);

Группу (отряд) генерала Никитина (500 штыков и сабель).

Всего — около 5000 штыков и сабель. (Подробнее — смотри «Волочаевская операция» в энциклопедии «Гражданской войны и военной интервенции в СССР».

Эта, можно сказать, одна из последних Белых армий, которая была разбита Восточным фронтом Красной армии под командованием Блюхера В.К., имевшим в своем составе примерно 7500 штыков и сабель, 2 танка и 3 бронепоезда. В результате сражения у Волочаевки Белоповстанческая армия потерпела жестокое поражение и понесла большие потери (1000 убитых и раненых). При этом не следует искать «военных» ошибок в этих боях. Как это часто случается в таких ситуациях, часто «присутствуют» и другие, можно сказать фатальные факторы. Многие историки Белой армии, занимаясь исследованием этих событий, часто как бы между строк указывают, что поражение у Волочаевки было следствием прямого предательства генералов Смолина, Глебова и других командиров отдельных частей, которые по старшинству (то есть по времени) стали генерал-майорами ранее Молчанова, а некоторые командиры частей Белоповстанческой армии ранее командовали более многочисленными соединениями, которыми командовали самые известные генералы Белых армий Сибири. Это, прежде всего, Смолин И.С, который чин полковника и генерал-майора получил ранее Молчанова В.М., и ранее него вступил в командование полком и дивизией. То же следует сказать и о генерале Глебове, который имел чин генерал-лейтенанта и до отъезда атамана Семенова из Гродекова в эмиграцию, командовал Гродековской (армейской) группой войск, конкурируя с Белоповстанческой армией и, тем более что генерал Глебов (как и атаман Семенов) игнорировали приказы Главнокомандующего генерала Вержбицкого Г.А. Кроме того, генералы и Смолин и Глебов были недовольны тем, что Молчанов объявил о снятии с себя звания генерал-лейтенанта, которое присвоил ему атаман Семенов, и с прибытием из Забайкалья в Приморье считал себя в звании генерал-майора, которое он получил еще в Сибири от Каппеля. Генерал-майор Осипов В.Г. и полковник Глудкин П.Е. перешли из 3-го «каппелевского» корпуса Молчанова в Гродековскую группу «семеновцев» генерала Глебова, и возвратясь вновь под командование Белоповстанческой армии генерала Молчанова (как и некоторые другие с подобными Смолину, Глебову, Осипову и Глудкину обидами и чувствами), были, мягко говоря, недовольны, что ими командует именно генерал Молчанов. Именно эти «недовольные» сыграли главную роль в поражении Белоповстанческой армии под Волочаевкой. Они либо просто не выполняли приказа Молчанова в ходе сражения, либо (более хитрые) делали это же более незаметно, как, например, тянуть время, ссылаясь на любые (даже выдуманные) «объективные» причины. Как известно, некоторые части просто делали вид, что они воюют, а некоторые вообще уходили с занимаемых позиций. В этой связи поражение Белоповстанческой армии с самого начала было предопределено и неизбежно должно было произойти в любой момент Хабаровского похода.

Поражение под Волочаевкой 12.02.1922 нанесло непоправимый ущерб остаткам колчаковско-каппелевских войск, которые прошли столь тяжелый путь от Волги до Дальнего Востока. И все же после этих жестоких поражений, понеся невосполнимые потери, приспосабливаясь к сложной неблагоприятной обстановке на политической сцене Дальнего Востока, белоповстанцы не сложили оружия. 03.07.1922 части Белоповстанческой армии, перегруппировавшись в «Поволжскую группу» вошли в состав «Земской Рати» нового политического режима и во главе со своим командиром генералом Молчановым продолжили вооруженное сопротивление накатывающемуся валу Красной армии в Приморье. До конца 1922 они сражались с превосходящими силами большевистских войск.

В связи с обострившимися разногласиями между «каппелевцами» и «семеновцами», на собранном «Земском соборе» во Владивостоке (по настоянию каппелевцев) власть от Меркулова 07.07.1922 была передана генерал-лейтенанту Дитерихсу М.К. Все войска в Приморье, включая и части

Белоповстанческой армии, были преобразованы в Земскую Рать, окончательно разбитую и разгромленную Красной армией 25.10.1922 (смотри «7. Земская рать»).

2. ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ (БЕЛАЯ) АРМИЯ (27.04.1920-26.09.1921)

Прежде чем обратиться к конкретному краткому описанию создания и деятельности Дальневосточной (Белой) армии в Забайкалье, следует обратиться к ее предыстории. В этой связи необходимо подчеркнуть, что именно здесь, в Забайкалье, ранее всех районов и городов России готовилось антикоммунистическое противодействие уже в преддверии Революции в октябре 1917 года. Еще в июле 1917 года есаул Нерчинского полка Семенов Г.М. обратился с письмом к Керенскому с просьбой выдать ему мандат на активизацию мобилизации казаков и граждан в Забайкалье в ряды Русской армии и одновременно ведения решительной борьбы с возникающими в этом регионе (Забайкалье) Советами (как это происходило в Петрограде и по всей России в целом). Получив просимый документ и прибыв в Читу, есаул Семенов начал собирать единомышленников и создавать вооруженные отряды из антибольшевистски настроенных казаков, маньчжур, бурят и других россиян — граждан аналогичного политического мировоззрения. Революция в 1917 только усилила этот процесс. Создав достаточно боеспособный Бурято-Монгольский отряд, одним из первых в постреволюционной России 02.12.1917 поднял антисоветский мятеж в Чите, который был подавлен частями Красной гвардии и дружинами-отрядами из рабочих и солдат, наиболее приверженных и преданных идеям коммунизма. После подавления мятежа Семенов бежал в Маньчжурию, где продолжал создавать новые антисоветские отряды, пользуясь поддержкой генерала Хорвата (Управляющего КВЖД от имени России).

29.01.1918 новый отряд Семенова ударом из района станции Маньчжурия ворвался в Восточное Забайкалье, захватив всю Даурию. Однако 01.03.1918 красногвардейские части вновь заставили отступить отряд Семенова в Маньчжурию.

Мятеж Чехословацкого корпуса 25.05.1918 и начало изгнания власти большевиков из Поволжья, Урала, Оренбуржья, Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока позволил отрядам Семенова еще раз попытаться захватить власть в Забайкалье. Эта попытка увенчалась успехом. Его части с боями, изгоняя совдеп, 20.08.1918 захватили Верхнеудинск, а 26.08.1918 вошли в Читу.

Параллельно этим событиям преобразовывалась и устанавливалась военная иерархия в Забайкалье. Войска Забайкальской области, после антибольшевистского переворота во Владивостоке 29.06.1918, входили в состав Приамурского ВО (полковник с 06.12.1915), Толстое П.С, 16.07 — 02.09.1918; генерал-лейтенант с 31.12.1913), Артемьев В.В., 09 — 10.1918; генерал-майор, полковник с 06.05.1913, Иванов-Ринов П.П., 23.12.1918-11.05.1919; генерал-лейтенант с 26.11.1912, Хорват Д.Л., 11.05-18.07.1919; генерал-лейтенант генерал-майор с 24.08.1914, Розанов С.Н., 18.07.1919—31.01.1920). При этом, как и в других подобных случаях, войска Забайкалья часто находились в двойном (и даже в тройном) подчинении. Так, сформированный в составе Сибирской армии 14.11.1918 в Восточной Сибири «Восточный Отдельный казачий корпус» (полковник Семенов Г.М.) был 08.12.1918 переформирован в Забайкалье в 1-й Восточно-Сибирский корпус (генерал-майор Семенов Г.М. до 18.06.1919).

Одновременно в этот же период, 08.12.1918, была создана Восточно-Сибирская Отдельная армия в составе этого же 1-го Восточно-Сибирского корпуса (командующий — генерал-майор Семенов Г.М.), в которую вошли Забайкальская казачья дивизия, Уссурийская и Амурская казачьи бригады.

После признания Семеновым власти адмирала Колчака Восточно-Сибирская Отдельная армия 28.05.1919 преобразована в 6-й Восточно-Сибирский армейский корпус в составе Особого Маньчжурского отряда (дивизии), Забайкальской казачьей и Туземной конной дивизии.

03.08.1919 расформированный 6-й Восточно-Сибирский армейский корпус преобразован в Войска Забайкальской области (генерал-майор Семенов Г.М., 31.07 — 11.11.1919), который вошел в состав Приамурского ВО.

09.11.1919 Войска Забайкальской области Приамурского ВО были (вновь, который уже раз) преобразованы в Читинский ВО (генерал-майор Семенов Г.М.), переименованный 05.12.1919 в Забайкальский ВО и расформированный 31.01.1920.

04.01.1920 приказом Верховного Главнокомандующего Русской армии, Верховного Правителя России, адмирала Колчака А.В. генерал-лейтенант (с 24.12.1919), — атаман Семенов Г.М. назначен Главнокомандующим всеми вооруженными силами Российской Восточной окраины, в состав которой с 27.04.1920 вошла новая Дальневосточная (Белая) армия, созданная приказом нового Главнокомандующего генерал-лейтенанта Семенова Г.М.

Дальневосточная армия — белогвардейские войска Забайкалья, которые большевики именовали семеновскими бандитами, или в более общем понятии просто «семеновщиной». Войска Дальневосточной армии были сформированы в конце Гражданской войны (27.04.1919), две трети составляли бывшие колчаковско-каппелевские части (остатки Московской группы войск) и которым удалось к 01.03.1920 достичь Читы, отступая в Забайкалье от Урала и Сибири под натиском Восточного фронта Красных армий.

Дальневосточная (Белая) армия возглавлялась генерал-лейтенантами Лохвицким Н.А., 27.04 — 22.08.1920 и Вержбицким Г.А., 22.08.1920 — 01.06.1922, последний с

12.1920 оставался фактически командующим этой армией в Приморье. Общее командование в Забайкалье до 12.1920 оставалось за атаманом Семеновым, но после поражения и разгрома в Забайкалье и перехода войск Дальневосточной армии в Приморье частью «семеновских войск» Дальневосточной армии параллельно с генералом Вержбицким продолжал командовать атаман Семенов, до своего отъезда 1921 в Японию.

Первоосновой Дальневосточной армии являлся «семеновский»

— 1-й Забайкальский стрелковый корпус (генерал-майор Мациевский Г.Е., 23.07.1920-02.1921) и его

— (1-я) Забайкальская казачья дивизия, 08.1918 — 01.1921 (генерал-майоры Семенов Д.Ф., 09.1918-01.1919; Мациевский Г.Е., 01.1919 — 07.1920; генерал-лейтенант Артамонов В.А., 27.07.1920-10.02.1921) и ее 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 7-й и 8-й Забайкальские казачьи полки;

— Маньчжурская (Сводная) атамана Семенова дивизия, 18.04.1919-26.01.1921 (полковник Тирбах А.И., 18.04.1919—26.09.1920; генерал-лейтенант Кислицын В.А., с 26.09.1920-01.02.1921. Сформирована на базе Особого Маньчжурского отряда, созданного 12.1917 есаулом Семеновым Г.М. — «Комиссаром Временного правительства по формированию добровольческих частей казаков, бурят, монголов и маньчжур в Забайкалье» и позднее — доукомплектованного солдатами Забайкальской казачьей дивизии, пришедших с фронта Великой войны, а также пополненного в Маньчжурии. Со временем, по мере роста численности, с 04.1918 преобразован в полк, затем, с 18.04.1919 — в дивизию (есаул Семенов Г.М., 12.1917 — 08.1919; полковник Тирбах А.И., 08.1919-05.1920; генерал-майор Кислицын В.А., 08.05.1920-26.01.1921).

В состав Сводной Маньчжурской дивизии в 1920 входили 1-й и 2-й Маньчжурские атамана Семенова полки.

После эвакуации в Приморье 26.01.1921 преобразована в Отдельную кавалерийскую бригаду в составе Гродековской группы;

— 1-я Маньчжурская конная дивизия, 03.1920 — 05.1920 (генерал-лейтенант Нечаев К.П.) в составе 5-го и 6-го Забайкальских полков. 08.05.1920 переформирована во 2-ю конную бригаду и передана в состав Маньчжурской (Сводной) дивизии.

Однако основную силу Дальневосточной (Белой) армии, безусловно, составили остатки каппелевской Московской группы войск, которыми (после смерти генерал-лейтенанта Каппеля) командовал генерал-лейтенант Войцеховский и привел их (через «Ледяной поход») в Забайкалье — в Читу, в марте 1920.

Пришедшие в Забайкалье остатки колчаковско-каппелевских войск были сведены в Отдельную Забайкальскую группу войск (генерал-лейтенант Войцеховский С.Н., 27.02 — 27.04.1920), в которую вошли вновь сформированные

— 2-й Сибирский стрелковый корпус (генерал Вержбицкий Г. А., 22.02-23.08.1920; генерал-майор Смолин И.С, 23.08.1920-08.1922) в составе:

— Иркутской стрелковой дивизии, 03.1920 — 01.1921 (генерал-лейтенант Бордзиловский А.В.) и ее Иркутский, Боткинский и Тобольский стрелковые полки; Иркутский и Боткинский конные полки;

— Омской стрелковой дивизии (генерал-майор Аргунов А.Г.) и ее Омский, 16-й Шеимский и Барнаульский стрелковые полки; Конно-Егерский полк;

— Добровольческой бригады (генерал-майор Осипов В.Г.) и ее 1-й, 2-й и 3-й Добровольческие полки, Сводный Сибирский казачий полк.

3-й Сибирский стрелковый корпус (генерал-майор Молчанов В.М., 22.02.1920-08.1922); в составе:

— Уфимской стрелковой дивизии (генерал-лейтенант Бангерский Р.К.) и ее 4-й Уфимский генерала Корнилова, 8-й Камский стрелковые полки; Урало-Алтайский конный полк;

— Сводной стрелковой дивизии (генерал-майор Круглевский) и ее Уральский стрелковый полк, Егерский полк, Офицерская рота, Уральский конный дивизион;

— Волжской генерала Каппеля бригады (генерал-майор Сахаров Н.П.) и ее 1-й и 2-й стрелковые полки, Волжский драгунский полк;

— Оренбургской казачьей бригады (генерал-майор Панов) и ее 1-й, 2-й и 3-й Оренбургские казачьи полки;

— Отдельной кавалерийской бригады и ее Уланский Сибирский и Драгунский Казанский полки; а также другие Отдельные (как, например Забайкальский казачий и Бурятский Добровольческий полки, Бурятский отряд) и более мелкие части.

При этом следует также заметить, что Отдельная Забайкальская группа войск, вошедшая 27.04.1920 в состав Дальневосточной армии, прекратила свое «отдельное» существование, когда генерал-лейтенант Войцеховский С.Н., не пожелав далее служить под непосредственным командованием атамана Семенова Г.М., отказался принять пост Командующего Дальневосточной армией и убыл во Владивосток, присоединившись к войскам Чехословацкого корпуса.

Генерал-лейтенант, атаман Семенов, оставаясь (по последнему приказу Колчака) Верховным Правителем Восточной Сибири и главнокомандующим всеми вооруженными силами в регионе Забайкалье — Приамурье — Приморье, командующим Дальневосточной армией, назначил 27.04.1920 генерал-лейтенанта Лохвицкого А.Н., которого вскоре, 23.08.1920, сменил генерал-лейтенант Вержбицкий Г. А.

Всего в Дальневосточной армии числилось около 45000. Однако непосредственно в полевых частях численность войск в 3-х корпусах армии не превышала 20 000 штыков и сабель.

К сказанному следует добавить, что кроме перечисленных частей в состав Дальневосточной армии до 08.1920 входила еще и

— Азиатская (Отдельная) дивизия, 28.05 — 0.08.1920 (генерал-лейтенант Унгерн фон Штернберг Р.Ф., 08.12.1918-22.08.1921). Создана на базе Туземной конной бригады, 01.09 — 19.10.1918; Инородческой конной дивизии, 19.10.1918-08.12.1918, переформированной в Туземный конный корпус, 08.12.1918-18.06.1919; с

28.05.1919 — Азиатская конная дивизия; командир — генерал-майор, барон Унгерн фон Штернберг, 01.09.1918 — 07.08.1920. Лишившись поддержки японской оккупационной армии, ушедшей из Забайкалья по Гонготскому соглашению, Азиатская дивизия, переформировавшись

07.08.1920 в Партизанский отряд, который, выйдя из состава Дальневосточной армии и перейдя границу, начал поход на Ургу (Улан-Батор) с целью захвата всей Монголии. Барон Унгерн фон Штернберг мечтал стать повелителем этой страны, которая находилась в то время под властью Китая, и была оккупирована войсками китайского генерала Сюй-Шу-Чжена. Азиатская дивизия вскоре вновь стала именоваться Азиатской конной дивизией с приданием ей статуса «Отдельной». 03.02.1921 Унгерн фон Штернберг осуществил захват Урги, принял титул «Вана» («Правитель») и фактически стал диктатором Монголии. 05.1921 дивизия преобразована в «Азиатский корпус» (до 10 000 сабель), за счет присоединившихся к дивизии и подошедших в Монголию, или находившихся и действовавших на советско-монгольской границе контрреволюционных отрядов. К этим отрядам прежде всего следует отнести Отряд полковника Казагранди Н.Н., Партизанский отряд Горно-Алтайский области Кайгородова А.Л.; отряды генерала Тирбаха А.И. и генерала Бакича А.С. (перешедшего из китайской провинции Синцзян после убийства атамана Дутова с остатками прежней Семиреченской армии в Монголию и включившегося в Азиатский корпус генерала Унгерна) и некоторые другие. В течение 05 — 06.1921 корпус проводил «набеги» на ДРВ. И в частности 05.1920 Азиатский корпус Унгерна совершил поход на Верхнеудинск (Улан-Удэ, который был до 10.11.1920 столицей ДВР), пройдя с боями до 350 километров из Урги (Улан-Батор, МНР) на север. Войска корпуса, наступая на север и отбрасывая советские войска, продвигаясь по берегам реки Селенга, дошли до Кяхты и Троицкославска и к 01.06.1921 оказались в двухстах километрах и от юго-восточного берега озера Байкал и самой столицы ДВР — Верхнеудинска. Советское командование вынуждено было бросить все силы, чтобы не дать войскам Унгерна выйти по Селенге к ее устью и побережью озера Байкал, и таким образом отрезать Забайкалье и Приамурье от основных войск Красной армии. 06.06.1921 части Красной армии начали контрнаступление от Троицкославска на юг вдоль Селенги. Выделив достаточно большой отряд, большевики обошли по левому берегу Селенги передовые части войск Унгерна и заставили их отступать, неся большие потери. В результате Унгерн потерпел поражение, красные части совместно с монгольскими войсками Улан-Батора 11.07.1921 возвратились в Ургу, изгнав и отбросив войска Унгерна на северо-запад Монголии. В дальнейшем, преследуя Азиатский корпус, советские войска продолжали громить части Унгерна, одновременно засылая агентов ВЧК, разлагая их редеющие ряды. И хотя Унгерну иногда удавалось на время контратаковать и приостанавливать давление войск Красной армии (например, к 24.07.1921 отряды Унгерна просочились к озеру Гусинское и вновь добрались до Новоселенгинска (в 200 километрах юго-западнее Верхнеудинска). Однако судьба Унгерна и его Азиатского корпуса была решена. Понеся в этот день очередное тяжелое поражение, части Унгерна опять были отброшены в Монголию. Не без помощи нелегальных красных пропагандистов росло недовольство в рядах Азиатского корпуса, красные агитаторы и агенты ВЧК прекрасно выполняли свои задания. В конце концов наиболее недовольные казаки, негласно подстрекаемые агентами ВЧК, убили ближайшего соратника Унгерна, командира одной из его бригад, генерал-майора Резухина, а ближайшие два помощника барона («полковники», оказавшиеся агентами ВЧК) 22.08.1921, применив силу, захватили и выдали Унгерна экспедиционному отряду советских войск Щетинкина. Вскоре, 15.09.1921 (по суду) в Новониколаевске генерал барон Унгерн был расстрелян. В боях 1921 — 1922 в Монголии погибли и многие соратники барона Унгерна, и в том числе полковник Казагранди Н.Н. (убит), есаул Кайгородов А.П. (убит 10.04.1922), генерал Тирбах А.И. (убит), генерал Бакич А.С. (пленен в начале 1922, расстрелян 05.1922).

Одновременно в ДРВ к середине февраля 1920 была образована Забайкальская группа войск Красной армии, в которую вошли 1-я Интернациональная дивизия и (формирующаяся) 1-я Иркутская стрелковая дивизия советских войск. Эта (Забайкальская) группа вместе с приданными ей партизанскими частями 11.03.1920 была преобразована в НРА — Народно-Революционную армию, которая с 06.04.1920 стала составной частью ДВР — Дальневосточной Республики.

НРА, которой командовал командарм Эйхе Г.Х., противостояла Дальневосточная (Белая) армия атамана Семенова общей численностью около 20 000 штыков и сабель. При этом против партизанских отрядов Приамурья, к северо-востоку от Читы, в районе Нерчинска и Сретенска, Семенов должен был держать около половины всех войск (включая и гарнизон Читы) — 8500 штыков и сабель. В этом районе дислоцировались основные силы войск атамана Семенова: 3-го и частично 2-го Сибирских корпусов Дальневосточной армии. 1-й Забайкальский корпус (части «семеновцев») находился в основном на юге Забайкалья, в Даурии, где было более спокойно, так как там располагалась основная масса оккупационных японских войск. (Северо-восточнее Читы, на юго-востоке и юго-западе Забайкалья располагались 5-я (генерал Судзуки, юго-западное Приморье и Уссурийский район), 12-я (генерал Оой, Приамурье) и 14-я (генерал Ямада, район Хабаровска) пехотные дивизии японских войск (всего — около 25 000). При этом еще одна, 13-я (12 000, генерал Танака), и командующий японскими Экспедиционными войсками на Дальнем востоке (генерал Отани) оставались во Владивостоке и соседних населенных пунктах). Японские войска служили хорошим щитом для «семеновцев» и корпуса Унгерна против возможных ударов со стороны войск НРА. К апрелю 1921 в состав НРА (командарм Эйхе) входили 1-я Иркутская стрелковая дивизия, формирующиеся Забайкальская стрелковая дивизия и Забайкальская кавалерийская бригада, а также партизанские группы Морозова П.П., Зыкина Н.Д. и Бурлова П.А.

Руководство Дальневосточной республики решилось начать военные операции, чтобы «выбить Читинскую пробку» и, захватив Забайкалье, объединить Прибайкалье и Приамурье в общих границах ДВР. Выполняя это решение, 10.04.1920 части НРА (Эйхе) численностью 9200 штыков и сабель начали наступление на Читу с севера, не желая столкновений вдоль железной дороги, где были сосредоточены основные силы японских войск. Наступление проводилось двумя (Северными) колоннами через перевалы Яблонового хребта (главные силы) и вспомогательной (Западной) колонной вдоль Сибирской железнодорожной магистрали. Северная колонна направляла свой удар прямо в направлении Читы, а ее часть наступала несколько восточнее основной и в обход японских войск. Войска Северной колонны Эйхе неожиданно добились успеха. Основные силы Северной колонны, форсировав перевалы Яблонового хребта и поддержанные ударами партизан с востока*, добились значительных успехов. Не ожидавшие такого удара части войск 3-го Сибирского корпуса Дальневосточной армии под командой генерала Бангерского вынуждены были поспешно отступить к Чите.

____________________________

* Амурский фронт на базе этих отрядов был создан позже, 22.04.1920 в составе НРА ДРВ командарма Эйхе. Первым командующим Амурского фронта был Шилов Д.С, 04 — 08.1920.

____________________________

Японские войска 5-й дивизии, дислоцировавшиеся на западной линии фронта, ожидали обхода Западной колонны со своего левого фланга, но удар им был нанесен партизанскими соединениями с другого, правого фланга в юго-восточном направлении, в южный район Читы на транссибирской магистрали. Этот удар для японских войск был полной неожиданностью. Растерявшись от «дерзости партизан», посмевших наступать на японские высококвалифицированные императорские войска, последние вынуждены были отступить на восток, вдоль Сибирской железнодорожной магистрали.

Одновременно в эти дни и западная колонна НРА заставила спешно отступить японские войска до Гонготы (в 120 км юго-западнее Читы). Северная группа НРА (поддержанная партизанами Приамурья с востока) к 12.04.1920 достигла северных окраин Читы. Можно сказать, опомнившиеся и японцы, и «семеновцы» поняли, что их основным силам грозит жесточайшее поражение и полный разгром, объединив свои силы, перешли в контрнаступление и с ожесточенными боями отбросили войска НРА обратно на Яблоновый хребет, прижав их к его перевалам. В конце концов войска НРА командарма Эйхе, удачно начав наступление, потерпели серьезное поражение и были отброшены на исходные позиции. Однако НРА лишь на время смирилась с поражением. Прошедшие боевые действия и даже понесенное поражение в целом показали, что пришедшие в марте 1920 в Читу колчаковско-каппелевские войска еще не успели перегруппироваться полностью и не представляли той силы, которую они представляли ранее, в Сибири. В то же время японцы, представляя в Чите оккупационную часть своих войск (Приморье), показали, вообще говоря, нежелание Японии (как и ушедшие из Забайкалья чехи) серьезно ввязываться в кровопролитную Гражданскую войну в России.

Так или иначе к началу апреля 1920 войска НРА Эйхе потерпели поражение, и остававшаяся «Читинская пробка» по-прежнему острым клином разделяла Прибайкалье и Западное Забайкалье и восточную часть Амурской области, нарушая целостность ДВР (и РСФСР в целом). Тот факт, что войска НРА почти достигли Читы в считанные дни, подталкивал Эйхе повторить попытку выбить «Читинскую пробку». Вместо разрозненных партизанских частей 22.04.1920 был создан Амурский фронт (командарм Шилов Д.С.) в составе НРА. Амурский фронт состоял из партизанских соединений и отрядов общей численностью до 25 000 бойцов. Главные силы НРА, предназначенные для нового удара по «Читинской пробке» (около 15 000), были разделены на три колонны: Юго-западная (для обхода и удара с юга по Чите) — под командованием Кузнецова (5500), Центральная (западная) — под командованием Неймана К.А. (2500) и Северная — под командованием Бурова (4200). Юго-западная и северная колонны (примерно 10 000) должны были охватывающими ударами захватить Читу; а Амурский фронт (15 000) с востока и юго-востока, наступая в направлении Сретенск — Нерчинск, — также должен был выйти к Чите.

Главком атаман Семенов, в свою очередь, перебросил часть сил 2-го Сибирского корпуса генерал-лейтенанта Вержбицкого, а также, испросив подкрепление японских войск (в составе целого полка), полагал, что, если Дальневосточная армия в прежнем составе смогла нанести поражение НРА, то теперь, несколько увеличив свои силы в районе Читы, возможно нанести еще более тяжелое поражение большевистским войскам.

Силы противостоящих войск были готовы к выполнению своих задач. 25.04.1920 Эйхе начал второе наступление на Читу тремя упомянутыми колоннами и Амурским фронтом. Около 40 000 штыков и сабель НРА приступили к выполнению поставленных перед ними задач. Примерно 15 000 японских и семеновских войск вступили в оборонительные бои. На различных участках фронта боевых действий схватки по своей интенсивности носили различную степень напряженности, так что с самого начала наступления войска НРА потеряли синхронность и координацию своих действий и, несмотря на свой начальный успех, вынуждены были вести бои оторванно друг от друга в строго лимитированных районах. Это позволило японским и семеновским войскам Дальневосточной армии после трех —пятидневных оборонительных боев перейти в контрнаступление.

Войска 3-го Сибирского корпуса (генералов Молчанова и Бангерского) контрударом не только остановили наступление войск НРА, но и, перейдя 03.05.1920 в контрнаступление в западном и юго-западном направлениях (вдоль транссибирской магистрали), заставили большевиков поспешно отступать. Аналогично развивались боевые действия японской 5-й пехотной дивизии против 1-й и 2-й бригад Иркутской стрелковой дивизии Эйхе в северо-западном направлении. В результате боев в этот период 3-й Сибирский корпус разбил Верхнеудинскую и 3-ю бригады Иркутской стрелковой дивизии, а 5-я пехотная дивизия разгромила 1-ю и 2-ю бригады Иркутской стрелковой дивизии.

НРА еще раз потерпела поражение. Однако эти две попытки большевиков ликвидировать Читинскую пробку показали японцам, что они могут быть втянуты в затяжную кровопролитную войну, победа в которой была иллюзорна, так как это была война гражданская, где иностранные войска, даже при временных успехах, в конце концов, обречены на поражение (так как гражданские войны — это не войны между армиями государств, когда победа достигается, если одна из армий побеждается другой; это война одной части народа против другой, и военный успех одной из сторон — лишь временный, он не решает окончательного противостояния конфликтующих групп и может длиться десятилетиями и столетиями). Поэтому, при обоюдном желании, летом ДВР (при поддержке РСФСР) и Япония начали переговоры о мирном разрешении конфликта. В результате 17.07.1920 было подписано известное Гонготское соглашение между ДВР и Японией, по которому последняя согласилась эвакуировать свои (японские) войска из Забайкалья (в Приморье), оставляя Забайкалье и Дальневосточную армию атамана Семенова на произвол судьбы. 25.07.1920 японские войска начали покидать Забайкалье. Это позволило НРА возобновить боевые действия по ликвидации Читинской пробки. Командующий НРА Эйхе еще 22.05.1920 переформировал повстанческие и партизанские отряды Амурского фронта в регулярные части НРА. Командующим Амурским фронтом до 18.08.1920 оставался Шилов Д.С, но с 18.08.1920 этот пост занял Серышев СМ. (08.11.1920 Амурский фронт был переформирован во 2-ю Амурскую армию). К середине июля 1920, проведя дополнительную мобилизацию, в Амурском фронте были сформированы: Забайкальская конная (с 19.07.1920 — 1-й Забайкальский конный корпус), 1-я и 2-я Амурские стрелковые дивизии и другие части (всего — около 40 000 солдат). К октябрю 1920 НРА имела в своем составе Амурский фронт (Забайкальская кавалерийская дивизия, 1-я и 2-я Амурские стрелковые дивизии) и Забайкальскую группу войск (1-я и 2-я Иркутские стрелковые дивизии, 2-я Отдельная кавалерийская бригада); всего — около 60 000 солдат.

В Чите также произошли некоторые изменения — командир 2-го Сибирского корпуса генерал-лейтенант Вержбицкий Г.А. с 15.08.1920 занял пост командующего Дальневосточной армией (которой с 25.04.1920 командовал генерал Лохвицкий А.Н.). Пост командира 2-го Сибирского корпуса занял генерал-майор Смолин И.С. (1-м Забайкальским и 3-м Сибирским корпусами оставались командовать генералы Мациевский и Молчанов соответственно). Численность всех войск в распоряжении Главкома — атамана Семенова не превышала 30 000.

01.10.1920 войска НРА начали третье наступление с целью ликвидации «Читинской пробки». Теперь главный удар планировали нанести из Приамурья: с северо-востока в направлении Нерчинск — станция Крымская. Партизанские отряды на севере и юге от Читы также начали активные боевые действия. 15.10.1920 в наступление двинулся весь Амурский фронт, и 22.10.1920, несмотря на ожесточенное сопротивление войск 3-го и поддерживающего его 2-го Сибирских корпусов, советские войска, прорвав фронт, ворвались на станцию Крымская. Контратака 3-го Сибирского корпуса с целью выбить большевиков из Крымской успеха не имела. В тот же день, 22.10.1920, пала Чита. Дальневосточная армия покатилась на юг, к китайско-монгольской границе.

1-й Забайкальский армейский корпус, временно остававшийся вне давления Амурского фронта, 10.1920 дождался сокрушительного удара от 1-й Забайкальской кавалерийской дивизии большевиков у станции Даурия (Амурский фронт) — не выдержав победного порыва красных войск, «семеновцы» также покатились к китайско-монгольской границе, к станции Манчжурия.

Тем временем на севере и северо-востоке войска Дальневосточной армии, после сдачи Читы отступая на юг, продолжали ожесточенно сопротивляться еще в течение месяца. 30.10.1920 большевикам удалось дойти и захватить станции Бырки и Оловянная. Упорно сопротивляясь и переходя в контратаки в течение еще трех недель, колчаковско-каппелевские войска отходили в направлении станции Манчжурия.

Одной из последних схваток в Забайкалье были бои у станции Мауневская, которую большевики захватили 19.11.1920. 50 000 солдат НРА накатывались на отступавших 15 000 готовых еще сопротивляться солдат Дальневосточной армии. В этих условиях атаман Семенов решил 25.11.1920 заменить на посту командующего Дальневосточной армией генерал-лейтенанта Вержбицкого. Его преемником стал «прирожденный» сибиряк, генерал-лейтенант Савельев Н.А. (полковник с 13.09.1915, командир 115-го Уральского полка).

Фактически генерал Савельев Н.А. мог командовать только частями «семеновцев», оставшимися в составе 1-го Забайкальского корпуса. Остатки колчаковско-каппелевских войск (2-го и 3-го Сибирских корпусов) в действительности оставались под командованием генерала Вержбицкого. Оба командующих (Вержбицкий и Савельев) в конце ноября — начале декабря 1920, сдерживая арьергардными боями лавину войск НРА, были заняты эвакуацией «своих» частей в Манчжурию, где они частично были интернированы, покинув станцию Манчжурия и перейдя китайскую границу. Однако большая часть оставшихся войск Дальневосточной армии, погрузившись в эшелоны, по КВЖД (по маньчжурской территории) была эвакуирована в Приморье. Здесь она попала под защиту японских оккупационных войск. При этом части 2-го и 3-го Сибирских корпусов под командованием прежних своих командиров — генерал-лейтенантов Смолина и Молчанова — сохраняя верность своему командующему генералу Вержбицкому, обосновались в районах Никольск-Уссурийского и станции Раздольной, казармы в которых пустовали со времен окончания Первой Мировой войны.

Части же семеновцев (бывший 1-й Забайкальский корпус) под командованием генерала Савельева (при общем Главнокомандовании атамана Семенова) обосновались в районе Гродеково—станция Пограничная. Вскоре колчаковско-каппелевские войска 2-го и 3-го стрелковых корпусов (как теперь именовались прежние 2-й и 3-й Сибирские стрелковые корпуса) фактически объединились в Белопов-станческую армию генерала Молчанова (сохранившего за собою пост командира 3-го стрелкового корпуса) при номинальном подчинении генералу Вержбицкому, который с мая 1921 стал Военным и Морским министром в Правительстве захватившего власть во Владивостоке Меркулова.

Что касается частей семеновцев, то Семенов и Савельев пытались оказывать сопротивление как партизанским отрядам большевиков в Приморье, так и новым формированиям НРА на Дальнем Востоке, ведя спонтанные боевые операции (карательные набеги) в течение почти всего 1921 (с февраля по сентябрь). Однако в сентябре 1921 г. они были окончательно разгромлены. Семенов бежал в Японию и позже жил на положении эмигранта в Манчжурии и Корее.

Таким образом, после разгрома Дальневосточной (Белой) армии в Забайкалье ее продолжением следует считать вновь сформированную Белоповстанческую армию (Вержбицкий — Молчанов), которая, оказывая сопротивление совдепии в Приморье, продолжала Гражданскую войну в России (Дальний Восток, 1921-1922).

3. ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ (25.12.1917-03.01.1920)

Еще осенью, прибыв в Петроград 07.10.1917, генерал от инфантерии, Начальник штаба Ставки Верховного Главнокомандования генерал Алексеев М.В. начал собирать контрреволюционно настроенных офицеров, объединяя их в отдельные группы и предполагая использовать для борьбы с Советами в соответствующее, выбранное им время. После революции, 02.11.1917 выехав в Новочеркасск на Дон, генерал Алексеев начал воссоздавать свою «Алексеевскую организацию», в которую вошли некоторые офицеры из петроградских групп и новые добровольцы, пожелавшие вступить в борьбу с большевиками и оказавшиеся в конце 1917 на юге России. Этот день (02.11.1917) некоторые авторы считают фактическим основанием (и названием) «Алексеевской организации». Основную массу Алексеевской организации составляли офицеры, юнкера, кадеты, гимназисты и сыновья дворян, банкиров, военных и государственных деятелей; а также контрреволюционно настроенные крестьяне в солдатских шинелях, которые, испытав на себе «все прелести» новых (большевистских) порядков, бежали на юг России и добирались до Новочеркасска и Ростова. Сформированные здесь части к 25.12.1917 (07.01.1918) стали официально именоваться Добровольческой армией, в командование которой вступил генерал Корнилов. Генерал Алексеев М.В. оставался «Верховным руководителем» Добровольческой армии.

К концу января 1918 численность Добровольческой армии достигла 2000, и ее значимость стала конкурировать с Донским казачьим войском генерала Каледина. Разногласия по планам ведения борьбы с Советской властью между Корниловым и атаманом Калединым обострились, и Добровольческая армия 27.12.1917 со своим штабом перешла из Новочеркасска в Ростов.

Поражения Донской армии и усиление большевистского влияния на Дону, самоубийство Каледина и другие подобные причины привели к активизации просоветских вооруженных групп в этом регионе. Это вскоре привело к открытым вооруженным столкновениям противоборствующих сторон. В начале февраля 1918 наступавшая на Таганрог колонна советских войск потерпела поражение от оборонявшихся там частей Добровольческой армии. (Здесь следует отметить, что этот первый успех Добровольческой армии всецело необходимо отнести командовавшему частями добровольцев — полковнику Кутепову А.П., одному из будущих прославленных военачальников Белой армии). Однако восстание пробольшевистски настроенных рабочих Балтийского завода (около 5000) облегчило захват красными частями Таганрога, который добровольцы были вынуждены оставить, атакованные с тыла восставшими. После этого успеха красные части тремя колоннами (Сивере, Саблин и Петров) усилили наступление — с юга, запада и севера (от станции Лихой).

Оставив Таганрог (09.02.1918), войска Добровольческой армии отступили к Ростову. Эту дату (09.02.1918) большинство историков считает началом 1-го Кубанского «Ледяного похода». После десятидневных боев (13 — 23.02.1918) добровольцы вынуждены были оставить и Ростов, продолжая отступление.

Одновременно донские части 25.02.1918 оставили Новочеркасск; 13.02.1918 красноармейцы вошли в Батайск. Донские войска (1500 бойцов) под командой Походного атамана Войска Донского генерала Попова П.Х. удачно вырвались из кольца окружения и через станицу Аксай ушли в Сальские степи, совершив известный «Сальский поход» (смотри «4. Донская армия»).

Под усиливавшимся давлением советских войск Добровольческая армия, вынужденно оставив Ростов, перешла за Дон, сконцентрировавшись в станице Ольгинской. В Ольгинской Добровольческая армия произвела переформирование и была реорганизована в три полка:

— Сводно-офицерский (генерал-майор Марков С.Л.);

— Корниловский ударный (полковник Неженцев М.О.);

— Партизанский (генерал-майор Богаевский А.П.); а также:

— Отдельный юнкерский батальон (подполковник Парфенов В.Д., 25.02.1918 заменен генералом Боровским А. А.; после гибели полковника Неженцева вошел в Партизанский полк под командой этого генерала);

— три кавалерийских отряда — полковников Глазенапа, Гершельмана (снят 07.04.1918) и подполковника Корнилова (прежние части полковника Чернецова). Всего Добровольческая армия имела 3000 штыков и 400 сабель.

Преобразовав свои части, 25.02.1918 Добровольческая армия под командованием генерала Корнилова (начальник штаба — генерал Деникин), с целью уйти из-под ударов массы советских войск и спасти Добровольческую армию от окружения и разгрома, а также с целью освобождения Кубани от власти Советов, начала наступление — прорыв на юг, которое позже вошло в историю как 1-й Кубанский (Ледяной) поход.

При начале наступления и движения по Кубанской земле власть в Екатеринодаре (ныне Краснодар) в это время находилась в руках контрреволюционного правительства, которое (по примеру Добровольческой армии) предложило сформировать свою Добровольческую (Кубанскую) армию, способную сохранить существующую антибольшевистскую власть. Генералы Букретов и Черный отказались выполнить такую задачу. За формирование собственной Кубанской армии взялся капитан Покровский В.Л., которого Кубанская Рада произвела в полковники (24.01.1918) и через месяц (01.03.1918) - в генерал-майоры. Покровский создал достаточно боеспособный отряд численностью 3000 сабель и штыков.

Между тем активизация влияния революционных настроений и повсеместное желание «советизировать» власть в массах, подстрекаемых большевистскими агитаторами и их лозунгами, охватывали все новые и новые районы и регионы, достигая окраин, и в том числе — Кавказ и Кубань. К началу 1-го Кубанского (Ледяного) похода все большее количество городов и станиц Кавказа и Кубани переходило в руки большевиков: власть совдепов снежным комом катилась по этим местам. Прежде всего этому способствовал приход в Новороссийск Черноморского флота, который ушел из Севастополя, чтобы спасти корабли от начавшейся немецкой оккупации Украины.

Кубанская Рада бежала из Екатеринодара (Краснодара) 14.03.1918, в городе установилась власть Советов. 39-я дивизия (советской) армии комдива Автономова* своей силой обеспечивала укрепление этой власти.

___________________________

* Автономов Александр Исидорович (1890 — 1919) — Главнокомандующий войсками Кубанской Советской Республики (19.04-28.05.1918); снят и отстранен от должности за сепаратизм и отказ подчиняться приказам ЦИК; умер от тифа 02.02.1919, командуя бронепоездом в Красной армии.

___________________________

Получив информацию о захвате власти в Екатеринодаре войсками большевиков, Военный Совет Добровольческой армии в станице Ольгинской принял решение: продолжить поход, захватить Екатеринодар, а затем очистить от власти совдепии и всю Кубань, обеспечивая этим создание надежной базы и тыла Добровольческой армии. При этом Походный атаман — донской генерал Попов, находившийся в станице Ольгинской, и его отряд (1500 донских казаков, пришедших к Добровольческой армии после «Степного похода» через Сальские степи), не захотел участвовать в походе Корнилова, не пожелав покидать Дон, и двинул свой отряд обратно в Сальские степи, возвращаясь в родные места. Подошедшие с запада немецкие войска гарантировали им безопасность возвращения.

Прежде чем касаться боевых операций похода добровольцев, следует отметить еще одну особенность начавшейся в 1918 Гражданской войны. Эта особенность заключалась в том, что в то время не существовало полностью сформированных армий с большой численностью солдат, но при этом не было единых длинных линий фронтов. Противоборствующие части, как правило, располагались либо в (больших или достаточно больших) населенных пунктах, либо вдоль определенных (часто — стратегически важных) участков железных дорог. Многие специалисты по анализу военных операций этого периода называли бои и столкновения противников «Эшелонной войной». Учитывая такую специфику военных действий, генерал Корнилов полностью использовал все ее преимущества. В частности, перейдя железную дорогу Ростов—Торговая у станицы Кагальницкой, войска Добровольческой армии параллельно железной дороге направились на восток, к станице Лежанка. Пока эти сведения дошли до командования красной армии Автономова, который намеревался нанести удар по добровольцам более мощными силами, Корнилов повернул на юго-запад, к станице Незамаевской. Блокировав местные красные части и уклонившись от сосредоточенных севернее (и западнее) красных частей Сиверса, которые получили приказ покинуть Кубань и вступить в борьбу с немецкими войсками на Дону и Донбассе, Добровольческая армия направилась к станице Усть-Лабинской. При этом, не рискуя втянуться в бои, Корнилов обошел Тихорецкую с запада. Захватив станицу Кореневскую и оставив там достаточно боеспособный заслон-арьергард (который должен был не допустить подхода отряда моряков, шедших к Екатеринодару на помощь частям Автономова), Корнилов, встречая уже более жесткое сопротивление войск Автономова, продолжил наступление на Усть-Лабинскую.

Как уже упоминалось, 14.03.1918 Екатеринодар был занят армией Автономова; Кубанская Рада и Кубанская армия Покровского бежали из своей столицы. 17.03.1918 в донской станице Мечетинской Кубанская Рада и командование Добровольческой армии заключили соглашение о совместной борьбе против большевизации Кубани. Кубанская армия Покровского (3000) направилась (через станицу Рязанскую) к Усть-Лабинской. У аула Шенджий 27.03.1918 обе армии (Добровольческая и Кубанская) встретились и договорились об объединении: 3000 кубанцев и 2700 добровольцев (при 700 раненых) основали обновленную Добровольческую армию под общим командованием генерала Корнилова.

Весть об объединении кубанцев и добровольцев усилила активизацию сопротивления советизации Кубани и желание кубанцев вступить в ряды Добровольческой армии.

При объединении Добровольческой и Кубанской армий 27 — 30.04.1918 структура и состав Добровольческой армии претерпели изменения. Теперь эта армия имела в своем составе следующие части:

— 1-я бригада (генерал Марков) и ее Офицерский и Кубанский стрелковые полки, 1-я артбатарея;

— 2-я бригада (генерал Богаевский) и ее Корниловский ударный и Партизанский полки, 2-я артбатарея.

— Конная бригада (генерал Эрдели) и ее Конный и Черкасский кавалерийский полки, Кубанский конный дивизион,

Всего — 6000 штыков и сабель (и 16 орудий).

30.03.1918 генерал Корнилов, вступив в командование Добровольческой (объединенной) армией, решил атаковать Екатеринодар, разгромив обосновавшиеся в городе войска красных. 08.04.1918 добровольцы начали штурм города, сосредоточив удар с севера. Части Автономова, оказав ожесточенное сопротивление, отразили удар Корнилова. После нескольких повторных попыток, потеряв убитыми и раненными более 1000 солдат, Корнилов прекратил штурм, который решил возобновить 13.04.1918. Утром 13.04 генерал Корнилов был убит при артиллерийском обстреле. Вступивший в командование генерал Деникин отдал приказ прекратить штурм Екатеринодара и отойти на юг.

Новый командующий Добровольческой армией принял решение отступить обратно на Дон, который находился под защитой от атак Красной армии с запада немецкими войсками, оккупировавшими Украину и Донбасс и находившимися в дружеских отношениях с донскими войсками атамана Краснова. Не рискуя более встречаться и ввязываться в бои с красными частями армии Автономова, используя ночные переходы, Деникин 30.04.1918 повел остатки своей армии обратно, к Ростову. Так окончился известный 1-й Кубанский (Ледяной) поход Добровольческой армии. Попытка овладеть Екатеринодаром стоила добровольцам 400 убитыми и 1500 ранеными! Следует, однако, подчеркнуть, что в этом походе в Добровольческой армии, прошедшей более 1000 верст в течение 80 дней, из которых более половины (44) провели в боях, участвовало (до соединения с кубанцами) около 3000 (точнее — 3 683) добровольцев. И в том числе — 36 генералов (3 полных генерала, 8 генерал-лейтенантов и 25 генерал-майоров), 192 полковника и войсковых старшин, 50 подполковников и ротмистров, 215 капитанов и есаулов, 220 штабс-капитанов, 12 морских офицеров — капитанов 1-го и 2-го ранга и еще 1385 офицеров низшего звания из общего числа 2365 бывших офицеров Русской армии. Большинство этих офицеров согласились служить в качестве рядовых солдат в указанных частях Добровольческой армии. При этом к ним присоединилось 1067 добровольцев без воинских званий. По этой причине большевики вынуждены были признать, что они ведут войну с Белой Гвардией. Именно эти «первопоходники» — рядовые солдаты (бывшие офицеры Русской армии, не пожелавшие давать присягу новым хозяевам-большевикам, сохраняя свою честь) сомкнутыми рядами, без оружия, опустив ремешки фуражек под подбородок, иногда с папиросами в зубах, иногда с оркестром и песнями — шли на большевиков под ливнем ружейного и пулеметно-артиллерийского огня, сохраняя сплошные ряды и смыкая их после каждого падения погибающего под огнем солдата (об этом уже упоминалось в самом начале настоящей книги). Эта горстка первопроходцев — солдат-офицеров Белой Гвардии не имела возможности оставаться непрерывной грозой для Красной армии, но осталась в памяти легендой, примером солдатской чести и храбрости. Их героизм прогремел в 1918 и начале 1919 годов. Вскоре гибель в боях поглотила или растворила солдат Белой Гвардии по отдельным армиям и увеличивающимся числом фронтов Гражданской войны в России. На их место пришли новые, мобилизованные солдаты. Но это были уже солдаты Белой армии, распропагандированные большевиками и мало знакомые с понятиями чести офицерского корпуса. Белая Гвардия в этой массе Белой армии, достигавшей сосредоточения до 100 000 солдат на линии фронта, не могла уже вести Белое Движение от победы к победе в целом. Белая армия начала терпеть поражение за поражением, и Белое Движение с расширением масштабов Гражданской войны было обречено.

К 13.05.1918 части Добровольческой армии сосредоточились в районе станиц Мечетинская — Егорлыкская (южная часть Донской области). В течение месяца Добровольческая армия (генерал-лейтенант Деникин; начальник штаба — генерал-майор Романовский) пополняла свои ряды и вела переформирование частей.

К 20.06.1918 Добровольческая армии имела следующий состав:

— 1-я (Офицерская) пехотная дивизия (генерал-майор Марков С.Л., убит; с 25.06.1918 - генерал-майор Казанович Б.И.);

— 2-я пехотная дивизия (генерал-майор Боровский А. А.);

— 3-я пехотная дивизия (полковник Дроздовский М.Г.), с 25.06.1918, после прихода отряда Дроздовского из Ясс и его участия в боях по освобождению от большевиков Новочеркасска и Ростова в составе Донской армии генерала Краснова;

— 1-я конная дивизия (генерал от кавалерии Эрдели И.Г.; с 28.08.1918 — генерал-майор Врангель П.Н.);

— 1-я Кубанская дивизия, с 08.1918 (генерал-майор Покровский В.Л.);

— 2-я Кубанская казачья дивизия, с 07.1918 (полковник Улагай С.Г.);

— Кубанская казачья бригада (полковник Шкуро А.Г.). Всего — около 12 000 штыков и сабель.

23.06.1918 Деникин, не желая далее оставаться на Дону и в знак неприятия политики примирения и сближения атамана Краснова с немецкими оккупационными войсками (в Донбассе и на Украине), отдал приказ о начале «2-го Кубанского похода». Добровольческая армия направилась на Кубань. Но теперь, в отличие от февраля 1918, главной ее целью был захват важного железнодорожного узла — станции Тихорецкой.

При этом следует отметить, что в рядах советских войск произошли также большие перемены. Командующий войсками на Северном Кавказе и на Кубани Автономов был заменен Сорокиным*. Смена командования на Кубани парализовала единое оперативное управление советскими войсками на полтора месяца. И Добровольческая армия получила возможность вести бои с отдельными местными отрядами, что, безусловно, облегчило выполнение ее задач. Разрозненными оказались и более крупные соединения советских войск на Кубани и Северном Кавказе. Группа войск (бывших Украинских Красных армий) под командованием Сорокина была отброшена от Ростова немецкими оккупационными частями, а теперь подвергалась ударам Добровольческой армии с северо-востока и вынуждена была отходить на юг.

___________________________

* Сорокин И.Л. был Главнокомандующий войсками Кубанской Советской республики 03.08 — 03.10.1918 и одновременно командующим 11-й Красной армией 03—10.1918. Снят, объявлен вне закона за произвол, невыполнение приказов и расстрел царских генералов в Пятигорске, а также командующего Таманской армией Матвеева 06.10.1918 и членов Военного совета 11-й армии. Арестован 30.10.1918. Убит (застрелен) одним из караульных — бывшим солдатом Таманской армии Матвеева.

___________________________

Разрозненные красные гарнизоны и отряды, после оккупации немцами Крыма и выхода их частей к Керчи, стали частыми объектами для нападения контрреволюционно настроенных отрядов кубанских казаков, которым близость немецких войск придавала новый прилив сил для возобновления борьбы с большевизацией Кубани. Доходили слухи о высадке немецких войск на Таманском полуострове (действительно, отряд численностью до пехотного полка десантировался на Таманский полуостров из Керчи) и в порту Новороссийск (что также соответствовало действительности). Это еще более способствовало активизации кубанцев «белого толка» и, естественно, вселяло тревогу в кубанцев «красного толка». Последние, несмотря на слухи, что главные силы нового командующего Сорокина вот-вот должны появиться на Кубани (и в Тамани) — наоборот, нервничали и не желали попасть под удары наступающей Добровольческой армии, очутившись «в котле».

В августе 1918 красные части Тамани, объединившись в три колонны, двинулись на север, с целью соединиться с остатками армии Автономова на Северном Кавказе. В дальнейшем таманские части объединились уже в пять колонн, создав Таманскую армию в 150 000 штыков и сабель. На юго-западе Кубани оставались главные силы Сорокина в 30 000 штыков и сабель. Но во время начала наступления Добровольческой армии эти силы действовали раздельно, и Сорокин еще не был командующим всеми войсками Кубанской Республики. Это позволило ударному отряду добровольцев достаточно быстро подойти к Тихорецкой — наиболее важной цели в начале наступления*.

_________________________

* Таманская армия сформирована 27.08.1918 в Геленджике из частей Красной армии Северного Кавказа, отрезанных Добровольческой армией от остальных частей Таманского полуострова. 27.08—17.09.1918 прошла 500 километров вдоль Черноморского побережья до Туапсе и далее на Армавир, где присоединилась к сорокинским войскам у станицы Дондуковской. Приняла участие в боях с Добровольческой армией у Армавира, Невинномысской, Ставрополя, Петровского. 13.XII. 1918 переформирована в 3-ю Таманскую стрелковую дивизию. Командующий — Матвеев И.И. (27.08-08.10.1918) расстрелян Сорокиным.

_________________________

Взятие Тихорецкой встревожило советские власти в Краснодаре. Они взялись за усиление гарнизона (оставшиеся части армии Автономова) и обратились за помощью к таманским казакам Кубани. Последние спешным порядком направили несколько колонн к Екатеринодару. Таким образом, здесь большевики собрали 6700 штыков и 1700 сабель и готовы были вступить в борьбу с подходящими к городу добровольцами. К тому же подготовленная к боевым действиям армия (соединения бывших красных Украинских армий), сосредоточившись в районе станицы Новоминская, начала наступать в районе Коренецкая — Выселки, с целью перерезать железную дорогу на Тихорецкую — Екатеринодар и ударить по тылам Добровольческой армии. Кроме того, несколько колонн таманцев (Таманская армия) продолжали движение на север — Северный Кавказ, между Новороссийском и (Екатеринодаром) Краснодаром.

23.07.1918 у станицы Динской ударный отряд армии Деникина был остановлен и под натиском наступавших войск Сорокина вынужден был отступить обратно, на север. Командование Добровольческой армии бросило основные силы на войска Сорокина, которые, не выдержав удара, начали откатываться на юго-запад за реки Кубань и Лабу. Добровольцы захватили Екатеринодар 02(15)08.1918.

Тем временем советское командование, прояснив и оценив обстановку на Кубани и Северном Кавказе, приняло запоздалое решение о создании единого командования и назначило 03.08.1918 Сорокина командующим войсками Северного Кавказа, одновременно подчинив ему войска Таманской армии (командарм Матвеев) и приказав продолжать попытку прорыва к Екатеринодару. Таманцам ставилась задача быстрейшего соединения с войсками Сорокина. Этому противодействовали кубанские войска генерала Покровского. Таманцы после ожесточенных боев задачу выполнили, соединившись 17.09.1918 в станицах Пшехской и Белореченской (под Армавиром) с войсками Сорокина. Добровольческая армия, завязав 15 — 17.09.1918 бои за Армавир, захватила его 18.09.1918 и станицу Невинномысскую (2-я дивизия генерала Боровского). Но войска Таманской армии, поддерживаемые теперь частями Сорокина, после нескольких ожесточенных атак выбили 21.09.1918 добровольцев Покровского из Армавира, и подошли к станице Михайловской, прикрыв фланг армии Сорокина. В целом к 01.09.1918 у Сорокина (включая таманцев) на линии фронта действовало около 80 000 штыков и сабель; у Деникина все еще насчитывалось не более 35 000. Поэтому в некоторые моменты бои принимали весьма ожесточенный характер, и отдельные станицы и города по несколько раз переходили из рук в руки.

К этому времени в районе Армавир — Михайловская сформировалось пять колонн (отрядов) Таманской армии Матвеева и армии Сорокина — от района Армавир-Невинномысская и до станиц Родниковская и Лабинская. Кроме того, в районе Благодаренска (Ставропольская губерния) действовала Ставропольская группа красных войск. Общая численность этих войск достигала 150 000 штыков и сабель! У Армавира непосредственно им противостояли до 10 000 штыков и сабель. Непрерывно атакуя Армавирскую группу, добровольцы 30.09.1918 вновь ворвались в город. Но на следующий день опять были выбиты таманцами. При этом два полка генерала Покровского понесли большие потери. Атаки Добровольческой армии на весь западный фланг армии Сорокина также не дали ожидаемого успеха. Обе стороны «взяли паузу».

Следует заметить, что в это время (25.09.1918) умер генерал Алексеев — Верховный руководитель Добровольческой армии, и генерал-лейтенант Деникин принял пост Главнокомандующего Добровольческой армией. Генерал Деникин был недоволен руководством боевыми действиями у Армавира и Михайловки командира 3-й пехотной дивизии полковника Дроздовского и предложил генералу Врангелю, командиру 1-й конной дивизии (с целью добиться, наконец, успеха), начать наступление на станицу Уруп. Левее, у станиц Попутная-Отрадная, генерал Покровский также получил приказ усилить натиск на войска Сорокина.

В это же время между Сорокиным и Матвеевым шел спор: какого плана далее придерживаться, ведя борьбу с наступающими войсками Деникина. Сорокин предлагал ударить в направлении станицы Кавказской, с последующим ударом по Тихорецкой и Екатеринодару. Матвеев предлагал сосредоточить удар в направлении Ставрополя, с последующим соединением с войсками Астраханского региона. Мнение Сорокина победило (и вскоре «за невыполнение приказа» Матвеев был расстрелян 07.10.1918 — так Сорокин освободился от своего преуспевающего конкурента). Таманская армия, переформированная в две дивизии, по приказу Сорокина (двумя колоннами), была двинута 23.10.1918 на Ставрополь, через станицы Барсуковская и Темнолесская. 25.10.1918 левая колонна Сорокина после упорного боя захватила Барсуковскую и 30.10.1918 ночной атакой ворвалась в Ставрополь. Однако успехи войск Сорокина оказались временными. В этих заключительных боях на Северном Кавказе вновь отличились войска Добровольческой армии.

Интерес представляет также один из заключительных боев на Северном Кавказе. Как уже было сказано, к 30.10.1918 основные силы Таманской армии подошли к Ставрополю и объединились с войсками прежней армии Сорокина. Но, как оказалось, вся эта группа войск в конце концов попала под удары всей Добровольческой армии — 2-я (генерал Боровский) и 3-я (генерал Дроздовский) пехотные дивизии сжимали кольцо вокруг Ставрополя по линии Кавказская — Ставрополь, подходя с северо-запада; с запада усиливала давление 1-я конная дивизия (генерал Врангель); вдоль линии Армавир-Ставрополь, с юга шла 1-я пехотная дивизия (генерал Казанович); западнее наступала 1-я Кубанская дивизия (генерал Покровский) и, замыкая окружение с севера от ветки дороги Ставрополь —Петровское, наступала 2-я Кубанская дивизия (полковник Улагай). 01.11.1918 сопротивление красных войск было сломлено, и первыми в Ставрополь ворвались кавалеристы Топоркова (из дивизии Врангеля) и Бабиева. Основная часть Северного Кавказа оказалась в руках Добровольческой армии, хотя частям Красной армии все же удалось прорваться сквозь кольцо окружения и их основная масса, отступая, направилась в направлении Петровского и Чечни.

В связи с окончанием военных операций в этом районе Северного Кавказа полковник Глазенап был назначен начальником гарнизона Ставрополя. Генерал Врангель получил пост командира нового 1-го конного корпуса (1-я генерала Топоркова и 2-я генерала Улагая конные дивизии).

Вместе с тем было отмечено, что руководимые генералом Боровским войска в районе Ставрополя в октябре 1918 были в состоянии не сдавать 30.10.1918 город войскам та-манцев: оказалось, что генерал Боровский все время находился в «опьянении» от предыдущих побед (в буквальном смысле этого слова) и, не вникая глубоко в складывающуюся ситуацию, неграмотно руководил обороной и войсками (короче, просто «пропил» Ставрополь). Однако последующие его боевые операции и личная храбрость до некоторой степени реабилитировали генерала.

С другой стороны, арест и убийство советскими властями командарма Сорокина внесли свою лепту в дестабилизацию и разгром группировки красных частей в районе Ставрополя.

Окончательное поражение большевистских войск на Северном Кавказе оказалось предрешенным, когда после сдачи Ставрополя и прорыва из окружения, они попали в новые тиски в районе Петровского. С севера, отрезав от Минеральных Вод, их сжимали войска генералов Ляхова и Шкуро (более 15 полков), а с юга — основные части Добровольческой армии. Единственным путем для отступления красных войск оставался восток и юго-восток, в Терскую область (Чечня) и Ногайские степи. При этом следует отметить, что контрреволюционные силы Бичерахова в Дагестане (более 15 000 бойцов) контролировали (в 1918) регион от станицы Прохладная, через Майкоп, до низовьев Терека на побережье Каспия.

Отдельно выделялся «красный» гарнизон города Грозный, который выдержал трехмесячную осаду и дождался подхода из Кубани колонны (отряда) сорокинских войск в ноябре 1918. 12.11.1918 был деблокирован Грозный. С этого времени части Бичерахова стали терпеть поражения: 26.11.1918 советские войска захватили Кизляр, открыв путь на Астрахань. Одновременно часть бичераховских войск в этом районе, под руководством генерала Мистулова, вынуждена была сдаться, а сам Мистулов покончил с собой (застрелился). 23.11.1918 советские войска вошли в Моздок. Остатки войск Бичерахова бежали в Азербайджан, в Баку. Теперь, здесь, на Тереке, стремились найти оплот отступавшие войска 11-й армии, вырываясь из тисков у Петровского. Но части Добровольческой армии (дивизии генералов Покровского и Шкуро), преследуя отступавших, развеяли их надежды. Остатки некогда сильнейшей Таманской и 11-й Красной армий под ударами добровольцев все далее и далее отступали на юг, концентрируясь вдоль реки Маныч (приток Дона). Здесь, в малонаселенных Ногайских степях, советские войска решили оказать сопротивление дальнейшему продвижению войск Добровольческой армии в направлении Царицына и взять реванш за общее поражение своих войск на Северном Кавказе.

Так, победоносно для армий Деникина, закончился «2-й Кубанский поход» — Кубань и весь Северный Кавказ оказались в руках Добровольческой армии.

Этот успех и победы на Кубани и Северном Кавказе дорого стоили Добровольческой армии. К примеру, только в войсках дивизии и корпуса генерала Врангеля были ранены почти все командиры соединений, в том числе — генералы Шатилов, Топорков, Павличенко (01 — 03.1919) и др. Убит командир бригады Мурзаев. Добровольческая армия потеряла таких генералов, как Корнилов, Марков, Дроздовский, Станкевич и других, не говоря уже о раненых. Гибель стольких генералов за полгода боев дает возможность оценить общие потери добровольцев: они — огромны!

Естественно, что и красные войска понесли значительные потери. В проигранных сражениях армии Автономова, Матвеева, Сорокина были разгромлены, а сами командующие (все трое) погибли.

Но война еще только начинала принимать гиперболические масштабы: почти вся Россия опоясалась фронтами противоборства — от Днепра до Тихого океана и от Мурманска до Крыма и Кавказа.

Как уже указывалось, 26.12.1918 (08.01.1919) были образованы Вооруженные Силы юга России — ВСЮР во главе с генералом Деникиным, в которые вошли:

Кавказская Добровольческая армия (прежняя Добровольческая армия); командующий — генерал-лейтенант Врангель П.Н.;

Донская армия, командующие — генерал-майор Денисов СВ.; с 15.02.1919- генерал-лейтенант Сидорин В.И.;

Крымско-Азовская армия — командующие генерал-лейтенант Боровский А.А.; с 04.1919 переформирована в 3-й армейский корпус;

Войска Северного Кавказа — командующий генерал от кавалерии Эрдели И.Г.

К началу 1919 боевые действия на Северном Кавказе, Кубани, в Чечне, Дагестане, Северной Таврии и Крыму, как уже было сказано (смотри «III. Вооруженные силы Юга России»), окончились победой Добровольческой армии, и до апреля 1919 в этих регионах происходила, как теперь это принято называть, «зачистка». В то же время советское командование усилило давление своей 10-й армии (командармы Ворошилов, позже — Егоров) на востоке Тихого Дона, предприняв ряд ударов по Донской армии и наступая из районов Царицына и Кашина. Уступая силе, Донская армия, отступая, докатилась до берегов Маныча, к станицам Торговая — Великокняжеская. Войска Красной армии, начав очередное, более широкое наступление 12 — 14.04.1919, в некоторых местах даже форсировали Маныч и захватили Великокняжескую, подойдя правым флангом к Батайску и угрожая непосредственно уже Новочеркасску и Ростову.

В это время Кавказская Добровольческая армия фактически могла противопоставить этим силам небольшой заслон - отряд генерала Кутепова. 18-20.04.1919 генерал Деникин взял командование Манычским фронтом в свои руки (генерал Врангель отказался от этого поста, сославшись на малочисленность войск и свое нездоровье после болезни тифом). На Манычский фронт генерал Деникин А.И. срочно перебросил следующие части:

Кубанский корпус, сформирован на базе 1-го Конного корпуса, 15.11.1918-26.02.1919; с 28.02.1919 - 1-й Кубанский корпус (генералы Врангель П.Н., 15.11 — 27.12.1918; Покровский В. Л., 03.01-26.11.1919; Писарев П.К., 27.11.1919—20.03.1920), сосредоточен в районе Батайска; с его:

— 1-й Кубанской дивизией, 05.05.1918-06.05.1920; (генералы Покровский В.Л., 05.1918-01.1919; Крыжановский В.В., 01-11.1919);

— 2-й Терской (Горской) дивизии (полковник Гревс); Отрядом генерала Кутепова А.П., усиленным

— Конной дивизией, 06.06.1918-03.1920 (генералы Эрдели И.Г., 06.06-30.10.1918; Врангель П.Н., 31.08-31.10.1919; полковник Науменко В.Г., 11.1918-01.1919; генерал Шатилов П.Н., 03.01 — 05.05.1919, ранен; полковник Тутов П.Н., 05 — 22.05.1919, убит; генералы Успенский Н.М., 23.05-03.10.1919; Павличенко И.Д., 03-23.10.1919; Муравьев В.В., 23.10.1919-03.1920) и

— Кубанской бригадой (генерал Говорущенко).

2-й Кубанский корпус, 11.1918 — 05.1920; (генералы Улагай С.Г., 27.02-10.1919; Науменко В.Г., 10.1919-03.1920); с его

— 2-й Кубанской казачьей дивизией, 06.1918 — 24.04.1920 (полковники Шкуро А.Г., 03-22.07.1918; Улагай С.Г., 22.07.1918-27.02.1919; генералы Репников Д.В., 02.05-04.08.1919; Мамонов П.П., 04.08-26.09.1919, убит; полковник Шляхов А.И., 28.09 — 10.1919; генерал Фостиков М.А., 10.1919-09.02.1920, тяжело ранен);

— 3-й Кубанской казачьей дивизией, 11.1918 — 04.1920; (полковники Ренников, 11.1918 — 01.1919; Бабиев Н.Г., 26.01—24.05.1919, тяжело ранен в голову; генерал Мамонов П.П., 25.05-04.08.1919);

— 3-й Кубанской пластунской бригадой, 14.11.1918 — 04.1920 (генерал Ходкевич Д.И., 14.11.1918-22.11.1919; полковник Цыганок С.Ф., 28.11.1919-03.1920).

В течение первых десяти дней успех сопутствовал красным войскам, добровольцы отступали и терпели поражения. Дважды форсировали Маныч части генерала Шатилова — и дважды его конница возвращалась на исходные позиции.

Но 03.05.1919 подошедшая от Святого Креста (ныне — Буденновск, Ставропольская область) конница 2-го Кубанского корпуса генерала Улагая смяла конницу комкора Думенко у станицы Граббевской, разметав ее части. Левый фланг наступавших советских войск дрогнул, и красные войска на Манычском фронте прекратили наступление. Принявший (от генерала Деникина) командование этим фронтом генерал Врангель предложил сколотить щиты для форсирования болотистых берегов Маныча и осуществить переправы на южный берег кавалерийских частей.

05.05.1919 конные лавы генералов Шатилова и Покровского перешли в контрнаступление. 1-я конная дивизия генерала Шатилова форсировала Маныч по Бараниковской переправе и бросила конницу в атаку, совместно с конницей Горской дивизии полковника Гревса. В районе станицы Новоманычскои 1-я Кубанская дивизия ударила по войскам 10-й красной армии, заставив ее отступить к Великокняжеской. В течение трех —пяти дней ожесточенных боев конная лава Шатилова гнала отступающего противника по всему фронту на север. Конница Покровского, захватив Великокняжескую и форсировав Маныч, присоединившись к войскам Улагая (справа) и Шатилова (слева), очистила совместными усилиями всю долину Маныча, вплоть до его впадения в Дон. 10-я Красная армия покатилась к Салу и далее — к Царицыну.

07(20).05.1919 Врангель прибыл в захваченную станицу Великокняжескую. К 12.05.1919 сопротивление 10-й Красной армии было полностью сломлено. Бои на Маныче окончились победой Добровольческой армии: только в плен было взято 15 000; конный корпус Думенко развеян генералом Улагаем. Конница генерала Шатилова, выйдя после переправы на северный берег Маныча, в тыл центральной группы красных войск за Великокняжеской, нанесла большой урон (порубленными и убитыми), чем обеспечила прорыв кубанцев генерала Покровского в центре Манычского фронта и захват Великокняжеской. (Великокняжеская более месяца представляла центр ожесточенных боев на Маныче.) За эту операцию генерал Шатилов был произведен в генерал-лейтенанты, а командир его бригады полковник Гревс — в генерал-майоры.

С окончанием боев на Маныче, войска этого фронта приказом генерала Деникина 21.05.1919 Кавказская Добровольческая армия была вновь преобразована в Добровольческую армию и новую Кавказскую (конную) армию. Командующим Кавказской армией был назначен генерал-лейтенант Врангель П.Н. (подробнее см. «Кавказская армия»). Командующим Добровольческой армией (нового формирования) стал генерал-лейтенант Май-Маевский В.З.

Фиксируя приближение полной и окончательной победы в боях за Северный Кавказ и Кубань, генерал Деникин принял решение продолжить войну с большевиками на юге России — в Новороссии и на Дону. Это диктовалось прежде всего уходом немецких войск и активизацией Красных (Украинских) армий в этих регионах. Обнажение юго-западного фронта Донской армии при ее неудачах и поражениях на Северном и Царицынском участках торопили генерала Деникина с принятием конкретных мер и оказанием помощи Донской армии. Кроме того, генерал Деникин давно рещил «идти на Москву», категорически отвергнув планы генерала Врангеля, предлагавшего сосредоточить главные силы Добровольческой армии для наступления в направлении Царицын—Самара, с целью встречи и объединения с войсками сибирских армий Колчака.

Уже 01.1919 в район Ростов — Таганрог была переброшена Дроздовская дивизия генерала Май-Маевского (сменившего умершего генерала Дроздовского). Корниловский и Марковский полки этой дивизии сразу же оказались под ударами начавших активные действия отрядов Красной армии. 02.1919 им приходилось не раз отступать. Генерал Деникин вынужден был все время перебрасывать сюда (в Каменноугольный район — ныне Донбасс) все новые и новые подкрепления. Так, прибывший 3-й Кубанский корпус генерала Шкуро, включившись в эти бои, 02 — 03.1919 выполнил «марш по тылам», разгромив здесь некоторые отряды Красной армии (а заодно и разметал одно из соединений армии Махно).

В результате побед добровольцы-дроздовцы вновь вернулись в Таганрог. Однако противник усиливал натиск, привлекая сюда все новые и новые части. В ответ и генерал Деникин также вынужден был «добавлять» новые отряды для возможности противостояния. Вскоре генерал Май-Маевский фактически стал командовать уже почти полным корпусом, в котором отряд генерала Виноградова (из Войск Новороссии генерала Шиллинга), расположившись в районе Таганрога, стал играть роль аванпоста на западном фланге добровольцев. Части 3-го Кубанского корпуса генерал Шкуро продолжали совершать молниеносные налеты на наиболее важных участках, нанося противнику чувствительные потери и сея панику и одновременно громя части атамана Махно.

Однако эти конечные успехи добровольцев не давали повода считать их легкими победами и бить, как говорят, в литавры. Некоторые успехи группы войск генерала Май-Маевского достались значительными жертвами. Так, например, Марковский полк (полковники Сальников Д.А. и Блейш А.Н.) в боях у станции Доломит 20.01.1919 и в течение следующих 3-х месяцев потерял 2000 солдат! Другой, не менее прославленный, Корниловский ударный полк добровольцев (полковник Кутепов А.П.) в более 50 боевых схватках и боях в Донбассе за период 01 — 04.1919 вынужденно был пополнен более тремя тысячами солдат! Рамки настоящей книги не позволяют продолжать этот печальный перечень и более детализировать боевые действия 01 — 04.1919 B Донбассе.

08 (21).05.1919 генерал Май-Маевский, командовавший Группой войск в Донбассе, был оповещен штабом генерала Деникина, что он назначается командующим новой Добровольческой армией (взамен Кавказской Добровольческой армии генерала Врангеля), а его бывшая Группа войск, преобразовывается в 1-й армейский корпус, под командованием генерал-майора Кутепова А.П., который прибыл к Май-Маевскому с Манычского фронта.

Таким образом, на 25.05.1919 Добровольческая армия (генерал-лейтенант Май-Маевский) имела в своем составе следующие части:

1-й армейский корпус, 16.11.1918 —16.04.1920 (генерал-лейтенант Казанович Б.И., 16.11.1918—13.01.1919; генерал-майор Кутепов А.П., 13.01.1919-04.09.1920); и его:

— 1-я пехотная дивизия, 07.06.1918 — 14.10.1919 (генерал-лейтенант Марков С.Л., 07 — 12.06.1918; генерал-майор Казанович Б.И., 12.06—18.11.1918; генерал-лейтенант Станкевич С.Л., 15.11.1918-11.03.1919, умер; генерал-майор Колосовский А.П., 17.03 — 02.06.1919.; генерал-майор Тимановский Н.С., 02.06—14.10.1919); и ее: 1-м Офицерским, 1-м Кубанским стрелковым и 1-м Офицерским конным полками;

1-я пехотная дивизия 14.10.1919 разделена на Марковскую и Корниловскую дивизии.

— 3-я пехотная дивизия, 07.06.1918-14.10.1919 (полковник Дроздовский М.Г., 07.06.1918-01.01.1919, смертельно ранен 31.10.1918, в период ранения Дроздовского, дивизией командовал генерал-лейтенант Май-Маевский В.3.; генерал-майор Витковский В.К., 01.01.1919, сменил генерала Май-Маевского); с ее 2-м Офицерским стрелковым, 2-м Офицерским Конным и (с 01.07.1918) Самарским стрелковым полками;

3-я пехотная дивизия 14.10.1919 преобразована в Дроздовскую дивизию.

2-й армейский корпус, 18.11.1918-02.03.1920 (генерал-лейтенанты Боровский А.А., 18.11 — 24.12.1918; Май-Маевский В.З., 2-е формирование: 15.02 — 21.05.1919; Промтов М.Н., 21.05 — 03.02.1920, на формировании до 07.1919); него:

— 5-я пехотная дивизия, 19.01—02.03.1920 (генерал-лейтенант Шиллинг Н.Н., 22.01—28.05.1919; генерал-майор Оссовский П.С, 10.07,1919-02.03.1920); с ее Сводно-гвардейским полком, Мелитопольским, Бердянским и Перекопскими батальонами;

- 7-я пехотная дивизия, 18.05.1919-02.03.1920 (генерал-майор Тимановский Н.С., 18.05 — 13.06.1919; полковник Непенин П.П., 14.06 — 14.07.1919; генерал-лейтенант Бредов Ф.Э., 14.07.1919-02.03.1920 (смотри «Бредовский поход»); и ее Сводный полк 4-й стрелковой дивизии, 42-й Якутский полк, Сводный полк 15-й пехотной дивизии;

— Сводно-гвардейская пехотная дивизия, 12.10.1919 — 02.03.1920 (генерал-лейтенант Штакельберг Н.И., 12.10.1919-02.03.1920); и ее 1-я (генерал-майор фон Моллер А.Н.) и 2-я (полковник Цабель К.А.) Сводно-гвардейские пехотные бригады.

2-й армейский корпус 18.11.1918-07.09.1919 находился в составе Добровольческой армии. 07.09.1919-03.02.1920 входил в состав Войск Киевской области и Новороссии ВСЮР, расформирован в Польше после прихода части этих войск в Польшу и завершения Бредовского похода.

3-й Кубанский корпус, 15.05.1919-20.03.1920; (генерал-лейтенант Шкуро А.Г., ранен 10.1919; с 10.1919 генерал-лейтенант Крыжановский В.В.); с его:

— 1-й Кавказской казачьей дивизией, 09.11.1918 — 02.1920 (полковник Шкуро А.Г., 10-05.1919; генерал-майор Шифнер-Маркевич A.M., 05.1919; генерал-лейтенант Гу-бин А.А., 05-1919-03.1920) и ее 1-й и 2-й Партизанские, 1-й и 2-й Хоперские полки;

— 1-й Терская казачья дивизия, 17.01—02.1919 (генерал-майор Топорков СМ., 17.01 — 22.07.1919; генерал-майор Агоев В.К., 22.07-02.09.1919) и ее 1-й и 2-й Волгские, 1-й Терский казачий конный полки;

— 1-я (Отдельная) Кубанская пластунская бригада, 01.1919 — 05.1920 (генерал-майор Расторгуев Г.Н., 01 — 11.1919; полковник Лесков, 11.1919 — 05.1920); и ее 1-й, 2-й, 3-й и 4-й Терские пластунские батальоны;

5-й Кавалерийский корпус, 27.06—19.11.1919 (генерал-лейтенант Юзефович Я.Д.), с его:

— 1-й кавалерийской дивизией, 27.05 — 19.11.1919 (генерал-майор Чекатовский И.И.) и ее 1-я (полковник Барбович И.Г.) и 2-я (генерал-майор Зубов) кавалерийские бригады,

— 2-й кавалерийской дивизией, 19.06 — 19.11.1919; (полковник Миклашевский И.М., во время ранения замещался полковником Барбовичем И.Г.); с ее 1-м Гвардейским Сводно-Кирасирским и 2-м Гвардейским Сводно-Кавалерийским полками 1-й бригады (полковник Данилов М.Ф.), 2-й и 3-й Конные полки 2-й бригады (полковник, барон Притвиц Л.К.); Сводный полк Кавказской кавалерийской дивизии и Сводно-Драгунский полк 3-й бригады.

5-й Кавалерийский корпус осенью 1919, неся большие потери во время отступления, частично отступил к Одессе, присоединившись к Войскам Новороссии, а его остатки 11.1919 переформированы в 1-ю Кавалерийскую дивизию 2-го формирования.

С мая 1919 все армии ВСЮР начали широкое наступление севернее Тихого Дона и в направлении Царицына.

Добровольческая армия должна была, отбрасывая 14-ю Красную армию к низовьям Днепра, помочь окончательно разгромить Крымскую Красную армию, которая уже была вытеснена войсками 3-го корпуса (генерал Добровольский) от Ак-Манайских позиций к Перекопскому перешейку. К северо-западу добровольцы разбили войска 13-й и (частично) 8-й Красных армий и уже угрожали Харькову.

22.05.1919 Добровольческая армия заняла Славянск, отбросив 13-ю и 8-ю Красные армии за Северный Донец. Понимая серьезность начавшегося наступления добровольцев и памятуя недавние поражения на Северном Кавказе и на Маныче, советское командование начало принимать меры к усилению своих войск и их концентрации около Харькова и Екатеринослава.

(О боях в Новороссии и на Днепре уже было сказано, когда рассматривался вопрос о Войсках Новороссии и Киевской области — смотри «Вооруженные силы Юга России».) При этом необходимо напомнить, что войска генералов Шиллинга, Драгомирова и Промтова успешно громили части 2-й Украинской и 14-й красных армий в Новороссии и восточной части Украины. Следует добавить, что части 3-го Кубанского корпуса генерала Шкуро (по его собственной инициативе) нанесли (попутно) удар по армии Махно и захватили Екатеринослав (в боях 23 — 25.05.1919). Предварительно в этих боях был захвачен и центр дислокации махновцев — Гуляй-Поле. В этом же направлении удача сопутствовала и отряду генерала Виноградова Войска Новороссии генерала Шиллинга: его части успешно достигли Бердянска и Мариуполя и захватили Таганрог.

Западное направление, таким образом, было достаточно прикрыто. Войска Май-Маевского могли сосредоточить нажим в направлении Харькова.

За месяц боев в этом направлении добровольцы генерала Кутепова прошли более трехсот верст на север. Терская дивизия генерала Топоркова, совершив рейд по тылам советских войск, захватив 01.06.1919 Купянск, к 11.06.1919 вышла в тыл советских войск севернее Харькова. Харьков был отрезан от Брянска и блокирован с северо-запада. 10.06.1919 войска Кутепова захватили Белгород, отрезав Харьков от Курска, а 11.06.1919 после пятидневных боев вошли в Харьков.

В июле 1919 успехи левого фланга Добровольческой армии и Войск Новороссии были настолько перспективны, что разгром 12-й и 14-й Красных армий на Днепре грозил затянуть все силы ВСЮР в беспредельные просторы Украины.

Теперь фронт расширился на сотни верст, и появилась угроза, что главное направление Орел — Тула — Москва останется лишь далекой мечтой. Пренебрегая соблазном развить успех на запад и северо-запад, генерал Деникин издал приказ — известную «Московскую директиву» от 20.06.1919, в которой (пункт 3) говорилось:

«Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск —Орел —Тула. Для обеспечения с запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав — Брянск».

Одновременно генералу Добровольскому (командиру 3-го армейского корпуса, Крым) предписывалось выйти на Днепр, от Александровска до устья (Днепро-Бугский лиман), имея в виду занятие Херсона, Николаева, Одессы (что позже реализовал преемник генерала Добровольского — генерал Шиллинг).

Конец июня — начало июля 1919 ознаменовались новыми успехами. Войска Новороссии генерала Шиллинга заняли (при поддержке Черноморского флота) Кинбурн-скую косу и Очаков, удерживая низовья Днепра; Кавказская армия генерала Врангеля на северо-востоке Дона захватила Камышин и подошла (на 80 километров) к Саратову.

Однако как уже упоминалось, удерживать такой фронт не хватало сил, и даже инициатива генерала Шкуро (захват Екатеринослава и временный разгром войск атамана Махно) и увеличение левого фланга еще на 200 верст на западе (Украина) не особенно радовали Верховное командование Добровольческой армии. Выдвигались даже идеи «бросить этот район в объятия Советов». (Особые оптимисты предлагали, наоборот, за счет похода на Москву усилить в этом регионе силы добровольцев и, добив 12-ю и 14-ю Красные армии, захватить Киев и выйти на Курск.) После некоторых колебаний штаб ВСЮР решил (30.07.1919), удерживая Знаменку, не пытаясь расширять плацдарм далее на запад и на север, перейти к более решительным действиям — «Вперед, на Москву».

При этом расширение фронта и многозначительность попутно решаемых задач потребовали императивного увеличения численности войск (главным образом за счет призыва и притока новобранцев, что значительно снижало качество солдатской массы по сравнению с начальным составом, который заполнялся в основном только добровольцами).

Некоторые цифры поясняют сказанное: на 05.05.1919 (Кавказская) Добровольческая армия в Донецком бассейне составляла 9600 бойцов; на 20.06.1919 (Харьков) -26 000; на 20. 07.1919 (Екатеринослав-Полтава) - 40 000.

В целом состав ВСЮР с мая по октябрь 1919 увеличился с 64 000 до 130 000 (и 20 000 оставалось на Северном Кавказе, против Грузии, в Чечне и Дагестане, у Астрахани).

В то же время усиленные 14-я, 12-я, 13-я, 8-я, 9-я и 10-я Красные армии от Днепра до Волги имели в своем распоряжении (на 01.08.1919) более 180 000 бойцов.

03.08.1919 советское командование планировало нанести удар по направлению на Харьков группой Селивачева — его части 14-й и 13-й Красных армий должны были наступать в направлении Готни с северо-запада, а 13-я и 8-я Красные армии — на Купянск, с северо-востока.

Однако 1-й корпус генерала Кутепова 01.08.1919, опередив замыслы и решения советских военачальников, начал наступление на северо-запад, отбросив 13-ю Красную армию к Курску, а 14-ю — к Ворожбе. При этом фронт между этими армиями был разрезан на две части. Оставив необходимый заслон, генерал Кутепов основной массой войск нацелился на Белгород.

Между тем, пользуясь пассивностью и слабостью Донской армии, группа войск Красной армии, усиленная конницей Буденного, нанесла удар в стык Добровольческой и Донской армий. В результате достаточно быстро в руках красноармейцев оказались Волчанск, Купянск, Валуйки. К 14.08.1919 противник оказался в тылу правого фланга корпуса генерала Кутепова и в 140 верстах от Харькова, вклинившись в этом направлении более чем на 100 верст.

Перейдя в контратаку на восток (от Белгорода) и с юго-запада корпусом генерала Шкуро, генерал Кутепов заставил всю группу красных войск Селивачева спешно отходить на северо-восток. Пассивность и слабость частей Донской армии не позволили замкнуть кольцо полного окружения этой группировки, что все равно обеспечивало возможность дальнейшего наступления Добровольческой армии к Курску и Воронежу, а находящемуся в рейде по тылам советских войск 4-му Донскому корпусу генерала Мамонтова — повернуть на Воронеж и тем самым усилить давление на отступающие красные части в этом районе.

Но донской генерал Мамонтов приказ не выполнил. Вместо Воронежа, изменив направление, он двинулся к Тамбову, который захватил 05.08.1919. Выбирая направления по собственному усмотрению, Мамонтов занял Козлов, Лебедянь, Елец, Грязи, Касторную. Рейд Мамонтова вызвал панику у командования Красной армии. Но пока большевики ломали головы, как уйти от полного поражения на этом участке фронта, Мамонтов, потеряв маневренность вследствие участия в рейде накопившегося обоза с награбленным имуществом и утратив силу, вынужден был задуматься о собственной безопасности. И вместо удара по тылам 8-й и 9-й Красных армий — повернул на запад и перешел на правый берег Дона, где 06.09.1919 встретился с войсками 3-го Кубанского корпуса генерала Шкуро.

Генералу Шкуро было приказано (ввиду невыполнения Мамонтовым приказа ВСЮР) с юго-запада атаковать конницу Буденного и захватить Воронеж, который и был взят 23.09.1919. В это время корпус Мамонтова с 7000 сократился до 2000 бойцов и, терпя неудачи, полностью ретировался на родной «Тихий Дон». На Дону его встречали как героя. А ВСЮР от этого рейда фактически не получили никаких выгод. С поставленными штабом ВСЮР задачами генерал Мамонтов не справился, что, во вред другим направлениям, вынудило генерала Деникина послать корпус генерала Шкуро для выполнения тех же задач. Вместо разгрома противника генерал Мамонтов предпочел трофеи и добычу. Но сам факт рейда по тылам Красной армии преподнес жестокий урок советскому командованию.

Между тем корпус генерала Кутепова шел вперед — «на Москву». 5-й кавалерийский корпус генерала Юзефовича захватил Конотоп и Бахмут, прочно обеспечивая левый фланг войск генерала Кутепова. Более того, войска генерала Шиллинга на юго-западе и 2-го армейского корпуса генерала Промтова укрепляли этот успех в направлении Полтава—Киев на этом участке фронта. 17.08.1919 ударная группа генерала Бредова (переданная из 2-го армейского корпуса в Войска Киевской области) форсировала Днепр и вошла в Киев. В тот же день, одновременно, с юго-запада (из Галитчины) в Киев ворвались петлюровцы (подробнее — смотри «Войска Киевской области»).

В начале августа 1919 войска Шиллинга, десантированные в Одессу, Херсон и Николаев, захватили эти города и усилили нажим на 14-ю Красную армию. Едва избежав окружения, она прорвала фронт (группа Якира) и спешно отступила к Фастову и за Днепр, смешиваясь с отступающей туда же 12-й Красной армией.

Успехи и наступление Красной армии (группа Селивачева), достигнув своего апогея к концу августа 1919, как уже было сказано, были остановлены 26.08.1919 начавшимся контрнаступлением Добровольческой армии. Советские войска, перейдя к обороне у Белгорода и оказывая достаточно жесткое сопротивление, все же вынуждены были продолжить дальнейшее отступление к Курску и Орлу, который был захвачен 13.10.1919 войсками генерала Кутепова.

Упорные бои продолжались до 15.09.1919. Добровольческая армия сломила сопротивление и сорвала планы большевистского командования. Поражению советских войск частично способствовал рейд генерала Мамонтова в августе 1919 по тылам Красной армии. (Напомним, что 11.09.1919, уходя на юг, части генерала Мамонтова «попутно», хотя всего лишь на сутки, но сумели с помощью подошедшей конницы генерала Шкуро 12.09.1919 ворваться в Воронеж). Советская конница Буденного «выдавила» донцов из Воронежа. Однако сам факт возможности захвата Воронежа вызвал панические настроения у командования Красной армии. Тем более что вскоре 3-й Кубанский корпус генерала Шкуро 06.10.1919 повторил захват Воронежа и удерживал его до 11.10.1919.

Кроме рейдов генералов Мамонтова и Шкуро по тылам советских войск, успеху Добровольческой армии в августе—сентябре 1919 в некоторой степени способствовала и измена двух командующих Красными армиями (9-й — Всеволодов и 8-й — Ротайский), которые перешли на сторону генерала Деникина. (Это помогло узнать планы и детальное положение дел на фронтах противостоящего противника и использовать полученную информацию для более эффективных действий в наступлении на Курск и Орел.)

Состав Добровольческой армии на 01.09.1919:

Командующий — генерал-лейтенант Май-Маевский В. 3.; начальник штаба — генерал-лейтенант Ефимов Н.П.;

1-й армейский корпус (генерал-лейтенант Кутепов А.Л.); объединявший:

— 1-ю пехотную (с 14.10.1919 — Корниловскую* дивизию (полковник Скоблин Н.В.) и ее:

___________________________

* До 07.1919 «именные» полки первых номеров входили в состав 1 -й пехотной дивизии генерала Тимановского. После создания 2-х и 3-х именных полков пехотные дивизии были также преобразованы в именные и стали именоваться «Корниловской», «Марковской», «Дроздовской» и «Алексеевской» дивизиями.

___________________________

— 1-й Корниловский ударный полк (полковник Пешня М. А.),

— 2-й Корниловский ударный полк (полковник Пашкевич Я. А.),

— 3-й Корниловский ударный полк (есаул Милеев Н.В.).

— 2-ю пехотную (с 14.10.1919 — Марковскую) дивизию (генерал-майор Тимановский Н.С.) и ее:

— 1-й Офицерский генерала Маркова пехотный полк (полковник Блейш А.Н.),

— 2-й Офицерский генерала Маркова пехотный полк (полковник Морозов Н.А.),

— 3-й Офицерский генерала Маркова пехотный полк (полковник Наумов А.С).

— 3-ю пехотную (с 14.10.1919— Дроздовскую) дивизию (генерал-майор Витковский В.К.) и ее:

— 1-й Офицерский генерала Дроздовского полк (полковник Руммель; с 28.09.1919 — полковник Туркул А.В.),

— 2-й Офицерский генерала Дроздовского полк (полковник Звягин М.А.; с 01.10.1919 — полковник Харжевский В.Г),

— 3-й Офицерский генерала Дроздовского полк (сформирован на базе запасного батальона, с 28.10.1919 — полковник Манштейн В.В.).

— 1-ю Сводную пехотную (с 14.10.1919— Алексеевскую) дивизию (генерал-майор Третьяков А.Н.) и ее:

— 1-ю Алексеевскую (генерал Звягин) и (2-ю) Марковскую (генерал Постовский) бригады; позже — Группа генерал-майора Постовского А.П., в составе:

— 1-го Партизанского генерала Алексеева полка (полковник Бузун П.Г.),

— 2-го Партизанского генерала Алексеева полка (полковник князь Гагарин),

— Самарского пехотного полка (полковник Кельнер К.А.).

— 9-я пехотная дивизия (генерал-майор Шевченко, 09 — 11.1919; с 11.1919 переформирована в Алексеевскую дивизию), в которую входили:

— 1-я бригада (генерал Звягин М.А.) и ее:

— Партизанский генерала Алексеева полк (полковник князь Гагарин),

— 13-й Белозерский пехотный полк (полковник Штейфон Б.А.);

— 2-я бригада (генерал Постовский А.П.):

— 14-й Олонецкий пехотный полк (полковник Быканов),

— Сводно-стрелковый полк (полковник Гравицкий Г.К.).

5-й Кавалерийский корпус (генерал-лейтенант Юзефович Я.Д.; 28.11.1919 — генерал-майор Чекотовский И.И., 28.11—04.12.1919; начальник штаба — генерал-майор Кусонский П.А.), объединявший:

— Алексеевскую дивизию, с 14.10.1919 (генерал-майор Третьяков А.Н.) и ее:

— 1-й Партизанский генерала Алексеева полк (полковник Бузун П.Г.),

— 2-й Партизанский генерала Алексеева полк (полковник князь Гагарин),

— Самурский пехотный полк (полковник Звягин М.А. -до 09.1919).

— 1-ю кавалерийскую дивизию (генерал-майор Чекотовский И.И., с 04.12.1919 — полковник Крейтер) и ее:

— 1-я бригада (полковник Барбович И.Г., с 12.1919 — генерал-майор Выгран В.Н.), в составе:

— 1-й конный генерала Алексеева полк (полковник Сабуров),

— 10-й Ингерманландский гусарский полк (ротмистр Тихонравов).

— 2-я бригада (полковник Самсонов) в составе:

— Сводный уланский полк (полковник Апрелев Г.П.),

— Сводный гусарский полк (полковник Гаевский Б.);

— 3-я бригада (генерал-майор Зубов) в составе:

— Сводный полк 12-й кавалерийской генерала Каледина дивизии (полковник Псиол),

— Сводный полк 9-й кавалерийской дивизии (полковник Выгран В.Н.).

— 2-ю кавалерийскую дивизию (полковники Миклашевский И.М., 03.07— 04.12.1919, заболел тифом; генерал-майор Барбович И.Г., с 05.12.1919) и ее:

— 1-я бригада (полковник Данилов) в составе:

— 1-й гвардейский сводный кирасирский полк (полковник Коссиковский),

— 2-й конный генерала Дроздовского полк (полковник Шапрон дю Ларре А.Г.).

— 2-я бригада (полковник, барон Притвиц) и ее:

— 2-й гвардейский сводный кавалерийский полк (полковник Грязное),

— 3-й конный полк (полковник Самсонов).

— 3-я бригада и ее:

— Сводно-драгунский полк (полковник Лермонтов),

— Сводно-Кавказский кавалерийский дивизион (полковник Попов).

3-й Кубанский корпус (генерал-майор Шкуро, 09.1919 ранен; с 09.1919 генерал-майор Крыжановский В.В.), объединявший:

— 1-ю (Кавказскую) Кубанскую казачью дивизию (генерал-майор Шифнер-Маркевич);

— 1-ю Терскую казачью дивизию (генерал-майор Агоев В.К.).

Резерв Добровольческой армии (на 01.10.1919):

— Сводно-Гренадерская дивизия, 09.09.1919 — 22.02.1920; на базе 6-й пехотной дивизии (генерал-майоры: Патрикеев, убит 17.05.1919; Чичинадзе М.К., с 18.05 — 09.09.1919); командиры генерал-лейтенант Писарев П.К., 09.09.1919-12.01.1920; генерал-майоры Чичинадзе М.К., 01-02.1920, убит; Виноградов М.Н., 02-05.1920). В состав дивизии входили — 1-й и 2-й (полковник Туган-Мирза-Барановский) Сводно-гренадерские полки.

6-я пехотная дивизия 09.09.1919 преобразована в Сводно-гренадерскую дивизию.

Отдельные части всех родов войск, включая штабные, артиллерийские, танковые, авиационные, инженерные и другие тыловые части.

Состав Добровольческой армии на 01.11.1919:

1-й армейский корпус (генерал-лейтенант Кутепов А.П.), объединявший:

— Корниловскую дивизию (генерал Скоблин Н.В) и ее 1-й, 2-й и 3-й Корниловские ударные полки;

— Марковскую дивизии (генерал Тимановский Н.С., умер от тифа 18.12.1919) и ее 1-й, 2-й и 3-й Марковские полки;

— Дроздовскую дивизию (генерал-майор Витковский В.К.) и ее 1-й, 2-й и 3-й Дроздовские полки;

— Алексеевскую дивизию, с 29.10.1919 (генерал-майор Третьяков А.Н.), и ее 1-й 2-й Алексеевские полки, Самарский полк;

5-й Кавалерийский корпус — в том же прежнем боевом расписании и составе, что и на 01.09.1919;.

3-й Кубанский корпус (генерал-майор Шкуро), объединявший:

— 1-ю (Кавказскую) Кубанскую казачью дивизию (генерал-майоры Шифнер-Маркевич, 05.1919; Губин А.А., 14.05 — 03.1920); и ее 1-й (полковники Булавинов, 15.09-30.10.1918; Мамонов П.П., 03.11.1918-03.1919; Чкалов, 13.03-12.1919) и 2-й Хоперские (полковники Толмачев, 09 — 12.1918; Шляхов А.И., 12.1918-10.1919; Айсер, 10.1919-03.1920) полки, 1-й (полковники Логинов, 09.1918 — 02.1919; Асеев, 03 — 12.1919) и 2-й Партизанские (есаул Соломахин М.) казачьи полки, Стрелковый полк;

— 1-ю Терскую казачью дивизию, 02.09.1919 — 06.05.1929 (генерал-майор Колесников, 02.09 — 03.12.1919. Командиры бригад: полковники Земцов С. и Луценко П.) и ее 1-й (полковник Старицкий В.И.) и 2-й Волгские (войсковой старшина Меняков, 1918 — 1919) и 1-й (полковник Пересада Д.М.) и 2-й (генерал-майор Неводнов А.) Горско-Моздокские Терского казачества полки.

Всего в Добровольческой армии на линии фронта от Бахмача до Задонска — около 20 000 штыков и сабель.

Советские войска противостояли пятью Красными армиями (12-я, 13-я, 14-я, 8-я и 9-я) Южного фронта; всего 50 000-60 000 штыков и сабель.

Добровольческая армия, захватив 07.09.1919 Курск, 08.09.1919 - Щегры (марковцы), 17.09.1919 - Севск, 26.09.1919 - Дмитровск (дроздовцы), 10.10.1919 - Кромы, 13.10.1919 — Орел (корниловцы), начала готовиться к броску (через Тулу) на Москву.

Это была кульминация успехов Добровольческой армии. «Девятый вал» красных армий Южного и Юго-Восточного фронтов, усиленных многочисленными дивизиями и перегруппированным 1-м Конным корпусом Буденного в 1-ю конную армию, накатившись на пять дивизий Деникина, затопили своей массой белогвардейские полки. Белая армия покатилась на юг. Красные части возвратили 20.10.1919 Орел и 22.10.1919 - город Кромы. Однако прежде, чем наступил этот основной перелом (26.10.1919) в ходе Гражданской войны, Корниловская и Дроздовская дивизии пытались не допустить этого и, всеми силами ожесточенно сопротивляясь, противостояли наступлению красных частей, переходя в контратаки. Как пример этому следует напомнить, что захваченные большевиками Кромы 13.10.1919 были возвращены и удерживались корниловцами до 20.10.1919.

Но силы были неравны, резервы исчерпаны, и отступление войск генерала Деникина стало неизбежностью. Войска Добровольческой армии покатились на юг. За Орловско-Курской наступательной операцией красных войск в конце 1919 последовал новый удар в Воронежско-Касторненском направлении (смотри «Донская армия»), вслед за нею — Донбасская операция советских войск.

При отступлении как-то само собой получилось, что пехотные части Добровольческой армии отступали прямо на юг, в направлении Крыма, и только позже — на юго-восток, для опережения красных войск в попытке первыми блокировать Кавказ по линии Ростов — Тихий Дон — Астрахань. В отличие от пехоты, конница Белой армии сразу же отступала на юго-восток, в направлении Тихого Дона. Этому способствовали также цели и действия Красных армий. 13 — 16.10.1919 на левом крыле Южного фронта, создав достаточно сильную группировку, войска большевиков нанесли удар на стыке Добровольческой и Донской армий, в направлении Воронеж — Касторное. Острие удара совпало с расположенными здесь частями 3-го Кубанского корпуса (генерал Шкуро) и 4-го Донского корпуса (генерал Мамонтов), которые находились в подчинении Добровольческой армии, и 3-го Донского корпуса (генерал Гуселыциков), входящего в Донскую армию генерала Сидорина. 13.10.1919 Конный корпус Буденного нанес удар по 4-му Донскому корпусу генерала Мамонтова в районе Московское. Одновременно в наступление перешла 8-я Красная армия, завязав бои с 3-м Кубанском корпусом (генерал Шкуро) и правофланговыми частями 1-го армейского корпуса (генерал Кутепов), встречные бои с которыми продолжались в течение трех суток. 19.10.1919 части ВСЮР (конный корпуса генералов Шкуро и Мамонтова, усиленные пехотой Группы генерала Постовского А.П.) нанесли контрудар в направлении Хреновое, по стыку 4-й и 6-й кавалерийских дивизий корпуса Буденного, вынудив часть сил которого перейти к обороне. В то время основные массы 4-й и 6-й кавалерийских дивизий нанесли ответный контрудар по войскам ВСЮР. В результате войска белых откатились к окраинам Воронежа. Концентрированное наступление 12-й и 15-й стрелковых дивизий 8-й Красной армии и конницы Буденного увенчалось успехом. После 5-и дневных боев Воронеж 24.10.1919 оказался в руках большевиков. Развивая успех, советские войска отбросили 3-й Донской корпус (генералы Иванов И.И., 12.05 — 22.11.1919; Гу-селыциков А.К., 22.11.1919 — 24.03.1920; начальник штаба — полковник Говоров А.В.) за Дон, а 42-я стрелковая дивизия 13-й Красной армии 29.10.1919 захватила станцию Долгоруково. Перегруппировавшись, части корпуса генерала Мамонтова 02.11.1919 вновь нанесли контрудар по 6-й кавалерийской дивизии корпуса Буденного в направлении Клевна-Шумейка, но, понеся большие потери, вынуждены были отступать. 03.11.1919 советские войска захватили Ливны и направили свой новый удар на Касторное. Отразив новый контрудар конницы корпусов генералов Шкуро и Мамонтова (08-10.11.1919), советские войска к 15.11.1919 вышли на подступы Касторное и, воспользовавшись сильной метелью со снежными заносами, неожиданным ударом ворвались в Касторное, которое окончательно перешло в руки большевиков. В этих боях особенно пострадала Сводная дивизия (Алексеевская и Марковская пехотные бригады) генерала Постовского А.П., который сам был убит (зарублен буденновцами) 16.11.1919 в последнем сражении за Касторное. И если до этого отступление белых войск проходило более организованно, а иногда и с успешными контратаками, то после захвата большевиками Воронежа (24.10.1919) оно часто стало принимать хаотический характер. Особенно это стало сказываться после 16.11.1919, когда красноармейцы захватили Касторную. Продолжая общее наступление, войска соседнего советского Юго-Восточного фронта 12.11.1919 захватили Новохоперск.

После этих боев левое крыло (5-й Кавалерийский корпус) Добровольческой армии и ее центр — 1-й армейский корпус (генерал Кутепов) вынуждены были также отступать, дабы избежать прорыва советских войск в юго-западном направлении, в тыл Добровольческой армии и ее изоляции от Донской армии. Однако утратив и уступив большевикам эти стратегически важные районы и территорию, Белая армия нашла в себе силы собраться и попытаться в декабре 1919 завязать новые бои в Донбассе и остановить «красный каток», катящийся на юг как снежный ком. (Далее отступать было некуда — за спиной Добровольческой армии, оставалось только Азовское море).

Конная группа (2-й, 3-й и 4-й Донские корпуса) генерала Мамонтова, пытаясь как-то восстановить свой подорванный авторитет и сохранить престиж, и сосредоточив конную лаву в районе Волчанск и Валуйки, 03.12.1919 нанесла контрудар в направлении стыка 13-й и 8-й Красных армий и в обход фланга 1-й Конной армии Буденного. Но указанные войска Красных армий не только остановили наступательный порыв войск генерала Мамонтова, но и нанесли тяжелое поражение его коннице в районе Бирюча и Нового Оскола (захвачен еще 25.11.1925). Преследуя отступающие части, советские войска захватили Волчанск (13-я Красная армия) и Валуйки (1-я Конная армия Буденного), а также Белгород (14-я Красная армия). Эти успехи советских войск обеспечили быстрый выход к Харькову, который вскоре и перешел в руки большевиков.

У красного командования были все основания для предвкушения новых побед и решительных поражений Белой армии. Уже через неделю, потребовавшуюся для перегруппировки, красные войска, несколько повернув к западу, начали новое наступление на юг, в направлении Белгород — Харьков. Для этого были сосредоточены (ударные) силы четырех армий: 8-й, 13-й, 14-й и 1-й конной. С 24.11 по 12.12.1919 эта лавина покатилась от Курска на Харьков, попутно «зацепляя» Сумы и Богодухов на своем правом и Новый Оскол — Павловск на левом флангах. Этим войскам противостоял все тот же 1-й армейский корпус (генерал Кутепов), имевший всего три пехотные и две кавалерийские дивизии из 5-го конного корпуса, которые из-за своей малочисленности фактически были сведены в кавалерийские полки.

11.12.1919 красные части вошли в Харьков (Латышская стрелковая дивизия). Попытка войск ВСЮР контратаковать (из района Константиновки) так и осталась неосуществленной. Прорыв большевиков на флангах и захват Белгорода, потеря Харькова — разрушили надежды генерала Деникина на приостановку отступления и отката Добровольческой армии на юг.

Тем временем наступление советских войск, не останавливаясь, катилось далее, затопляя Донбасс и устремляясь к берегам Азовского моря. 18.12.1919 Красные армии Южного фронта организовали новую волну наступления силами 13-й, 1-й Конной и 8-й армий в направлении Таганрога и выхода к Азовскому морю. Эту весьма важную задачу успешно разрешала 8-я Красная армия — ее части, поддержанные 2-я бронепоездами, 06.01.1920 захватили Таганрог.

В это же время генерал Деникин сменил командование Добровольческой армии — ее новым командующим 26.11(08.12). 1919 был назначен генерал-лейтенант Врангель П.Н.; генерал-лейтенант Май-Маевский был снят за разложение армии (что достаточно хорошо описано в книге Макарова и показано в кинофильме «Адъютант его превосходительства»). К этому необходимо добавить, что агент ВЧК, находившийся на посту адъютанта Май-Маевского, добросовестно снабжал советское командование секретной информацией и планами Добровольческой армии, что до некоторой степени и обеспечило столь быстрое и эффективное наступление и успехи Красной армии.

Новый командующий Добровольческой армией генерал Врангель, будучи квалифицированным кавалеристом, предложил генералу Деникину срочно сформировать новую конную группу под командованием генералов Улагая и Топоркова. Генерал Деникин приказал Добровольческой армии сосредоточить усилия на рубеже реки Донец и обеспечить оборону на линии Славянск — Лозовая. При этом генерал Мамонтов (неудачи которого стали столь очевидными и угрожающе недопустимыми), без согласия генерала Врангеля, выехал в штаб Донской армии, «обидевшись» на назначение генерала Улагая командующим объединенной Кубанско-Терско-Донской конной группой войск.

Одновременно генерал Деникин назначил генерала Топоркова командующим войсками резерва и подчинил ему Конную группу в составе Кубанской и Терской дивизий, а также кавалерийскую бригаду — остатки 5-го кавалерийского корпуса (1-я и 2-я кавалерийские дивизии) под командованием полковника (с 10.121.1919 — генерал-майора Барбовича. (1-я) Конная группа генерала Улагая 05.12.1919 контратаковала перешедшие в наступление советские войска (8-я и 1-я Конная армии). В течение 18 — 20.12.1919 в районе Северного Донца (Сватово — Кабанье) шли тяжелые бои с частичным успехом казачьих войск генерала Улагая.

Состав Добровольческой армии на 10.12.1919

Командующий Добровольческой армией — генерал-лейтенант Врангель П.Н., 26.11 (09.12). 1919-21.12.1919(03.01.1920).

Вследствие огромных потерь и передачи командования частями войск ВСЮР в районе Донбасса, Тихого Дона и Кубани командованию Донской армией генералу Сидорину В.И., Добровольческая армия была сведена 03.01.1920 в Добровольческий корпус (генерал-лейтенант Кутепов А.П.).

В декабре 1919 Добровольческая армия объединяла: 1-й Добровольческий корпус (генерал-лейтенант Кутепов А.П.) и его:

— Алексеевская дивизия, с 14.10.1919; сформирована на базе 9-й пехотной дивизии; (генерал-майор Третьяков А.Н., 14.10.1919-20.03.1920);

— Марковская (генерал-майор Тиманлвский НС, умер от тифа 17.12.1919; полковник Блейш А.Н., 21.12.1919 — 06.01.1920, умер от тифа; генерал-лейтенант Канцеров П.Г., 06.01 —20.1920; генерал-майор Третьяков А.Н., с 23.03.1920);

— Корниловская (генерал-майор Скоблин В.Н.) и Дроздовская (генерал-майор Витковский В.К., 01—03.1920) дивизии;

4-й Конный корпус, 05.1919 — 20.01.1920 (генерал-майор Успенский Н.М., 06 — 07.1919; генерал-лейтенант Топорков СМ., 09.08.1919-20.03.1920) и его

— 1-я Конная дивизия (генерал-майор Муравьев В.В., с 10.1919);

— Астраханская казачья дивизия (генерал-лейтенант Зыков, 06—08.1919; генерал-майоры Савельев В.З., 08 — 10.1919; Колоссовский А.П., 05.10-03.1920);

— 4-я Кубанская казачья дивизия (генерал-майор Косинов Г.Я.); — Кабардинская конная дивизия (генерал-майор Павличенко И.Д.);

— 1-я Кубанская казачья дивизия (генерал-майоры Покровский В.Л., 05.918-01.1919; Павличенко И.Д., с 22.01.1919; Крыжановский В.В.).

Красная армия отразила контратаки белой конницы и заставила ее отступить. 18.12.1919 советские войска возобновили наступление и, форсировав 23.12.1919 Северный Донец и отбросив Донские корпуса на южный берег, подошли к Лисичанску. Тогда же в боях с частями 1-го армейского корпуса (Кутепов) противнику удалось заставить последний опять отступать, что обеспечило выход Красной армии к Барвенково (23.12.1919). И вновь Деникин попытался (теми же тремя корпусами) еще раз остановить катящуюся лавину советских войск.

Конная группа под общим командованием Улагая, с приданными ей двумя пехотными дивизиями, 23.12.1919 контратаковала 1-ю Конную армию Буденного. Но после двух дней боев белогвардейцы вынуждены были прекратить наступление и перейти к обороне, а через несколько дней начать вновь отступать. «Бахмутовская» группа белоказаков Улагая с этого момента покатилась на Тихий Дон и к Кубани. В тот же день генерал Улагай еще (3-й) раз предупредил Командующего Добровольческой армией о малочисленности и невозможности его частей противостоять столь мощному давлению противника и, подав рапорт генералу Врангелю соответствующий рапорт, убыл в Ростов, где вскоре заболел тифом.

Теперь для большинства войск Белой армии стояла задача: не дать себя отрезать от Кавказа — той колыбели, где они спасались от разгрома в конце 1917 — начале 1918 годов, откуда их кавалерийские корпуса и пехота гнали советские войска на север, вплоть до Орла. Но теперь необходимо было вновь спешить в эту казавшуюся им безопасной колыбель.

Между тем красные части буквально следовали по пятам: 27.12.1919 ими был взят Бахмут. Разбив Марковскую дивизию, они захватили Покровское. Громя 2-й Кубанский корпус, вошли в станицу Папасную. Тесня 4-й Донской корпус, подошли к Городищу. Через несколько дней в руки большевиков перешли Горловка и станица Иловайская; 29.12.1919 красные части вошли в Дебальцево. Луганск был захвачен 31.12.1919.

Таким образом, к новому, 1920 году весь Донбасс оказался в руках большевиков. В этих боях Белая армия понесла значительные потери: весьма сильно «поредела» Марковская дивизия, разбит 4-й Донской казачий корпус, разгромлена Черкесская кавалерийская дивизия и другие (и так малочисленные) части. Только убитыми в боях за Донбасс пало около 3000 бойцов. Началась сдача в плен (примерно 5000 попали здесь в плен большевиков). Оставалась надежда задержать красные войска на рубеже Дона, точнее на линии Ростов — Новочеркасск — Волга. Однако 1920 не оправдал и эти иллюзорные надежды на благоприятное развитие событий на фронтах.

Главной целью начавшейся еще в ноябре 1919 новой волны наступлений большевики считали захват Ростова и Новочеркасска, а также Таганрога и других портов на северном берегу Азовского моря. Белые части надеялись задержаться на водных рубежах рек Самбек и Тузла.

Командованием Красных армий, естественно, предполагалось захватить переправы через Дон — как предварительный успех к дальнейшим победам на Кубани и Кавказе. Для более динамичного воздействия на белые войска на их правом фланге (большей частью — белоказаки Донской армии) в 9-ю Красную армию перебросили конный корпус Думенко. Цель последнего — переправиться через Дон и, захватив Аксакайскую, выйти в тыл белых войск, которые преграждали прорыв красных частей на Кубань и Кавказ.

Теперь, в конце 1919 — начале 1920, Добровольческий корпус генерала Кутепова сосредоточился в районе Ростова. К этому времени 21.12.1919 (03.01.1920) по предложению Врангеля генерал Деникин ликвидировал управление Добровольческой армией. Врангель лишился поста командующего Добровольческой армией, остатки которой были сведены в Добровольческий корпус под командованием генерала Кутепова и оперативно (оставаясь во ВСЮР) переподчинены генералу Сидорину, командующему Донской армией. В состав Добровольческого корпуса по-прежнему входили Корниловская, Марковская, Дроздовская и Алексеевская пехотные дивизии (генерал Скоблин, полковник Блейш, генералы Витковский и Третьяков), а также кавалерийская бригада генерала Барбовича. Некоторое время в подчинении корпуса Кутепова находились (придавались) конные группы Улагая и Топоркова. 03.03.1920 генерал Улагай заболел тифом, и его Кубанско-Донские части перераспределились между донскими и добровольческими войсками.

Район Новочеркасска оборонял главным образом 3-й Донской казачий корпус генерала Гуселыцикова. На правом фланге Добровольческого корпуса в районе Генеральского Моста Кутепов сосредоточил всю свою конницу, сведенную в Сводный кавалерийский корпус под командой генерала Топоркова. Главной силой этой конной группы оказалась Отдельная кавалерийская бригада генерала Барбовича — все, что осталось от достаточно грозного еще 2 месяца назад 5-го кавалерийского корпуса, который в октябре 1919 помог генералу Туркулу в кровопролитных боях несколько раз брать и отдавать район Севск — Дмитровой. Сводный кавалерийский корпус Добровольческой армии справа поддерживал 4-й Донской казачий корпус генерала Мамонтова, который в то время и не подозревал, что это его последний бой против наседавшего ненавистного врага. Менее чем через месяц смерть от тифа (14.02.1920) в Краснодарском госпитале отнимет этого храброго генерала, истинного «донца» у его почти разбитых и потерявших веру в победу белоказаков лихой Донской конницы.

Тем временем наиболее быстрых успехов добилась 8-я Красная армия — на правом фланге Южного фронта — 06.01.1920 ее войска вошли в Таганрог. Это означало, что с этого момента войска ВСЮР генерала Деникина оказались разделенными. При этом западные части ВСЮР попали под командование генерала Шиллинга, командующего в Таврии и Новороссии, главной задачей которого оставалось не допускать красные войска в Крым, а также удерживать, пока возможно, Одессу и Таврию от захвата большевиками.

Восточная часть Вооруженных сил Юга России в это время включала части Добровольческого корпуса генерала Кутепова, Донской армии генерала Сидорина и остатки бывшей Кавказской армии генерала Покровского, которая теперь стала называться Кубанской армией и перешла под командование генерала Шкуро. Кубанская армия фактически находилась в стадии переформирования, собирая остатки Кубанских казачьих корпусов бывшей Кавказской армии в сколько-нибудь еще боеспособные войсковые соединения (эта задача так и осталась неосуществленной). Вскоре генерал Шкуро, передав командование Кубанской армией генералу Улагаю (выздоровевшему после болезни тифом), покинул Россию, сославшись на свое недомогание (тяжело ранен в голову еще в октябре 1919). Шкуро эвакуировался из Новороссийска, не дожидаясь трагического конца Кубанской армии и всех войск ВСЮР генерала Деникина.

Между тем сопротивление войск Белой армии все еще продолжалось. 08.04.1920 конная лавина генерала Топоркова обрушилась на 4-ю (и 6-ю) конные дивизии Буденного, одновременно заставив бежать 15-ю и 16-ю стрелковые дивизии 8-й армии (командарм Сокольников Г.Я., преемник Ротайского А.И.). И только введение новых сил (40-я стрелковая дивизия и другие части), а также слабость пехотных частей Добровольческого корпуса, не имевших возможности должным образом поддержать рейд Сводного кавалерийского корпуса и получивших возможность ударить по флангам, обрекли эту операцию на провал. К тому же 9-я Красная армия прорвала фронт 4-го и 3-го Донских корпусов и к моменту наступления Сводного кавалерийского корпуса захватила 07.01.1920 Новочеркасск, угрожая Ростову и основным тылам конного корпуса. В этих условиях, несмотря на упорное сопротивление солдат Сводного кавалерийского корпуса, последний был разбит. Кавалеристы Топоркова за свой временный успех заплатили 3000 убитых и 5000 пленных. 09.01.1920 остатки Сводного кавалерийского корпуса отошли к Ростову, который через день (10.01.1920) был взят конницей Буденного и частями 8-й армии. Это произошло еще и потому, что Деникин вынужден был 4-й Донской корпус перебросить навстречу 9-й Красной армии, которая принудила (дополнительным вводом Конного корпуса Думенко) Донскую армию и ослабленный 3-й Донской корпус (на острие главного удара 9-й армии) отступить, оставив Новочеркасск (07.01.1920), а на крайнем правом фланге Донской армии — сдать станицу Константиновскую (07.01.1920). 4-й Донской корпус не смог противостоять войскам 9-й армии и также вынужден был отступить за Дон. Разгром Сводного кавалерийского корпуса и пленение, как его результат, около 5000 кавалеристов и большей части приданной пехоты, отход и сдача Ростова не помешали, однако генералу Кутепову еще раз «огрызнуться» и контрударом 09.01.1920 возвратить Ростов. (Через день, 10.01.1920 Корниловская дивизия ушла из Ростова).

Красные войска, продолжив успех, вышли к Дону на всем его протяжении от Ростова до станицы Константиновской. Это оказалось одним из больших и горьких поражений Белой армии. Только пленными в этих боях она потеряла около 11 000. Здесь следует напомнить, что к этому времени советские войска Южного фронта имели 470 000 штыков и сабель (ВСЮР могли противопоставить около 80 000 добровольцев, донцов и кубанцев). При этом только 1-я Конная армия Буденного в своем составе имела 50 000.

Состав ВСЮР на 15.02.1920:

Донская армия — Командующий генерал Сидорина В.И., в которую вошли:

Добровольческий корпус (упраздненной Добровольческой армии) с 03.01.1920, (генерал-лейтенант Кутепов А.П.), объединявший:

— Корниловскую дивизию (генерал-майор Скоблин Н.В.);

— Марковскую дивизию (полковник Блейш А.Н., умер от тифа; с 19.02.1920 — генерал Третьяков А.Н.);

— Дроздовскую дивизию (генерал-майор Витковский В.К.);

— Алексеевскую бригаду (генерал-майор Звягин М.Г.);

— Кавалерийскую бригаду (генерал-майор Барбович И.Г.);

1-й Донской корпус, 12.05.1919-24.03.1920 (генерал-лейтенанты Алексеев Н.Н.; Стариков Т.М., 10.1919 — 03.1920); и его 6-я Донская дивизия (генерал-майор Донское И.П., 06.1919-04.1920) с ее 3-й (генерал-майор Суту-лов A.M., 05 — 10.1919) и 4-й (полковник Медведков) Донскими пластунскими бригадами; 10-я Донская конная бригада (генерал-майоры Толкушкин Б.Д., 05.1919 — 02.1920; Николаев, 02-04.1920);

— 14-я Донская конная бригада (генерал-майор Голубинцев А.В., 01 — 09.1919; войсковой старшина Корнеев, 09—10.1919; полковник Гаврилов, 10—12.1919; генерал-майор Туроведов, 12.1919-02.1920).

(По некоторым сведениям 02.1920 1-й и 4-й Донские корпуса были объединены в Сводно-Донской корпус под общим командованием генерал-майора Старикова Т.М.)

2-й Донской корпус, 12.05.1919-24.03.1920 (генерал-лейтенант Секретов А.С., 06 — 10.1919; генерал-майор Сутулое A.M., 10.1919-04.1920); и его Донская Сводно-партизанская дивизия (полковник Неймирок Н.З.); с ее 1-й Донской Сводной дивизией (генерал-майор Савельев П.Ф.); и ее 1-й, 2-й, 3-й и 4-й Сводные конные полки; — 7-я Донская дивизии, 12.05.1919-24.03.1920; (полковник Савватеев О.И.) с ее 5-й Донской пластунской (полковник Сальников) и 6-й (полковник Позднышев С.Д.) Донской конной бригадами.

3-й Донской корпус, 12.05.1919-24.03.1920 (генерал-лейтенант Иванов М.М., 12.05 — 22.11.1919, генерал-майор Гуселыциков А.К., 22.11.1910-24.03.1920); и его: 1-я Донская конная дивизия (генерал-лейтенант Абрамов Ф.Ф., 04.05.1918-22.11.1919) и ее Лейб-гвардии казачий, Лейб-гвардии Атаманский, 4-й донской казачий и 3-й калмыцкий конный полки; — 2-я Донская конная дивизия полковник Бабкин) и ее 5-й, 6-й, 7-й и 8-й Донские казачьи полки; 3-я Донская конная дивизия (генерал-майоры Кривов Д.С, 09.1919-01.1920; Безмолитвенный М.А., 01-04.1920) и ее 9-й, 10-й, 11-й и 12-й Донские казачьи полки; 8-я Донские дивизия (генерал-лейтенант Гулыга И.Е.) и ее 6-я (полковник Байдалаков П.И.) и 7-я (генерал-майор Дукмасов А.А.) Донские пластунские бригады, 7-я (генерал-майор Стариков Т.М.) Донская конная бригада;

— 2-я Отдельная Донская Стрелковая бригада (генерал-майор фон Молл ер, генерал-майор Есимантовский А.В., 03.1919; генерал-майор Писарев П.К., 04 — 10.1919; полковник Тимофеев, 10.1919-02.1920);

— Отдельная Тульская пешая бригада (полковник Дьяконов, 08.1919-03.1920).

4-й Донской корпус (генерал-лейтенант Секретев А.С, 11 — 12.1919, замещавший заболевшего генерала Мамонтова К.К.; генерал-лейтенанты Павлов А.А., 12.1919 — 03.1920; Попов И.Д., 27.02.1920) и его 9-я Донская конная дивизия (генерал-майор Секретев А.С.) с 8-м и 12-м Донскими Сводными конными полками; 10-я Донская конная дивизия (генерал-майор Толкушкин Б. Д., 05.1919 — 01.1920; генерал-майор Николаев, 02 — 04.1920) и ее 9-й (генерал-майор Татаркин Г.В., 05.1919—01.1920; полковник Донсков, 01 — 04.1920) и 13-й (генерал-майор Попов И.Д.) Донскими конными бригадами.

Кубанская армия (на базе прежней Кавказской армии), с 09.02.1920 (генерал-лейтенант Шкуро; с 14.02.1920 — генерал-лейтенант Улагай; с 13.04.1920 — генерал-майор Морозов Н.А., сдался Красной армии), объединявшая:

1-й Кубанский корпус (генерал-лейтенант Писарев П. К.);

2-й Кубанский корпус (генерал- майор Науменко);

3-й Кубанский корпус (генерал-лейтенант Шкуро А.Г., генерал-майор Крыжановский В.В., 12.1919 — 21.02.1920, покончил с собой — застрелился);

Отдельный 4-й Сводно-Конный (Кубанский) корпус (генерал-лейтенант Топорков С.М.) с Астраханской казачьей дивизией.

Наступление советских войск продолжалось и усиливалось. Белые армии надеялись парировать эти удары, свести их эффективность на нет, проводя неожиданные контратаки, используя водные преграды Дона, Сала, Маныча, Кубани. Но эти надежды рушились одна за другой.

1-я Конная армия 17 — 18.01.1920 сумела форсировать Дон и захватить станицу Ольгинскую (19.01.1920). Войска 8-й Красной армии, потеснив Добровольческий корпус, вошли в Дарьевскую и Сулим. 9-я Красная армия вышла к Семикаракорской, 10-я — к Холодной. Войска ВСЮР генерала Деникина оказались перед новой угрозой отступления и разгрома, которые могли закончиться паникой и полной катастрофой, так как до каждого солдата Белой армии доходила информация о «неисчислимых» силах наступающих.

Резервы Белой армии были исчерпаны, линия фронта почти в 1000 километров держалась «тонкой линией» последних солдат, готовых еще сопротивляться и даже иногда пытаться сломать механизм и остановить мчавшийся на них «красный каток».

Следует заметить, что к 01.01.1920 численность Добровольческого Корпуса генерала Кутепова (3383 штыков и 1348 сабель) вместе со Сводным Кубано-Тенрским (4-м) корпусом генерала Топоркова (1 580 сабель) составляла около 6800 штыков и сабель; в Донской армии, включая все ее 4 Донских корпуса, численность составляла около 18 360 штыков и сабель, из которых — около 11 100 сабель. Всего во ВСЮР числилось примерно 81 500 солдат и офицеров, включая ушедших в Польшу (Бредовский поход) около 23 000.

Все тот же истощенный «сводный» корпус остатков кавалерии генерала Топоркова и горстка кавалеристов прежнего 5-го корпуса (превратившегося в кавалерийскую бригаду генерала Барбовича), при поддержке тающих Донских корпусов и в том числе Конной группы генерала Павлова А.А., включая известный 4-й Донской корпус, 20.01.1920 нанес контрудар по 1-й Конной армии Буденного и отбросил ее за Дон, заставив бежать из только что захваченных станиц (Ольгинская и другие). Однако пехотные части 9-й Красной армии, не встречая достаточного сопротивления от донских и кубанских «пеших» (пластунских) войск белоказаков, форсировали Маныч и 21.01.1920 вошли в станицу Манычскую. Тыл Конной группы Топоркова снова оказался под угрозой разгрома. И войска ВСЮР вновь вынуждены были отступать и катиться на юг.

В середине февраля 1920 Красная армия (при новом командующем Кавказским фронтом — Тухачевским), перегруппировавшись, начала наступление, нанося главный удар в направлении Торговая — Егорлыкская — Тихорецкая. Это оказалось одной из предпоследних схваток конных корпусов противников. 14 — 15.02.1920 войска 8-й и 9-й Красных армий предприняли новую попытку форсировать Дон и Маныч. Однако Добровольческий и Донские корпуса, как и прежде, оказали жесткое сопротивление. Красный каток временно забуксовал. Наступление Красных армий, едва начавшись, закончилось провалом.

Вскоре 11-й Красной армии (ударившей по 1-му Донскому корпусу) удалось потеснить белоказаков и 16.02.1920 захватить станицу Торговая. Но 1-й Донской корпус на следующий день контратаковал эти части 11-й Красной армии, и только переброска всей 1-й Конной армии на помощь решила участь этого очередного сражения. После кровопролитных четырехдневных боев большевикам удалось удержать Торговую в своих руках. (В этих боях был убит генерал Крыжановский). Воспользовавшись тем, что 1-я Конная армия ушла на восток к Торговой, Добровольческий корпус генерала Кутепова контратаковал 8-ю Красную армию и, поддержанный 3-м Донским корпусом, 21.02.1920 неожиданным ударом захватил Ростов. Солдаты Корниловской дивизии вновь шли по улицам Ростова. Однако командование Кавказского фронта (Тухачевский), спешно собрав достаточно большое подкрепление, нанесло ответный удар, и 26.02.1920 в Ростов вернулась власть Советов.

В это же время наступил момент, когда обе стороны должны были окончательно решить вопрос «с позиции силы». Дело в том, что генерал Врангель, начиная еще с конца 1918, настаивал на объединении всех конно-кавалерийских частей в конную армию. Вскоре это удалось частично осуществить — к маю 1919 была создана Кавказская армия, которая фактически была Конной армией, первой такой армией за время Гражданской войны. Основу Кавказской армии составляли конно-кавалерийские и казачьи корпуса: 1-й и 2-й Кубанские казачьи, 4-й кавалерийский и Сводно-Донской. Естественно, что для закрепления успехов лихих атак лавы кавалерии и сохранения захваченной ими территории противника, необходима пехота, процентный состав которой в такой армии и является мерилом таланта, квалификации и мастерства ее командующего.

Генерал Врангель пообещал через три недели выбить большевиков из Царицына и овладеть городом. Обещание он выполнил. В судьбе Врангеля конница сыграла колоссальную роль. Все его успехи связаны с квалифицированным использованием кавалерии. Именно генерал Врангель уберег от решающего разгрома Добровольческую армию у Ростова и сумел перебросить ее основные силы на Кубань в конце 1919.

Талант полководца проявляется не при наступлении, а при отступлении, когда превосходящие наступающие силы противника не в состоянии уничтожить малочисленную отступающую армию. Именно так и случилось в Крыму — почти вся Русская армия сумела покинуть Крым под ударами намного превосходящей по численности войск Красной армии, исключив плен десятков тысяч ее солдат из своей биографии. Черное море и Белый Крым 1920 года также остаются и страницей значительных успехов и побед Белой армии и Белого Движения в целом, сражавшихся в течение 3-х первых лет Гражданской войны в России, за свою честь и свои «белогвардейские» идеи. (Здесь следует вспомнить — какая судьба ожидала в Крыму оставшихся по тем или иным причинам офицеров и солдат армии Врангеля).

В свою очередь Советское командование не пропустило подобного урока, как появление Конной армии Врангеля на донских просторах. В конце 1919 были созданы две Красные Конные армии (Буденного и Миронова). В период Гражданской войны следует также вспомнить еще и армию Нестора Махно, когда его конница и поставленные на телеги пулеметы — знаменитые махновские тачанки, позволяли своей маневренностью и скоростью передвижения поддерживать сосредоточенным ружейно-пулеметным огнем конные лавы кавалерии и громить малыми силами «классические» многочисленные части и соединения инфантерии и Белой и Красной армий. Конница в период Гражданской войны, можно сказать, была адекватной (в каком-то смысле) танковым родам войск в период Второй Мировой войны.

Сказанное необходимо иметь в виду, когда речь идет о наиболее драматической схватке конных лав в описываемом фрагменте Гражданской войны. В 20-х числах февраля 1920 в открытой степи, пронизываемой сильнейшими ветрами, при 20 — 30 градусах мороза, сошлись в смертельной схватке конные армии Буденного С.М. и генерала Павлова А.А. Около 25 000 сабель скрестились в этом историческом сражении! (Символически это сражение, можно сказать, сравнимо по смыслу с танковым поединком под Прохоровкой в июле 1943).

После окружения 1-го Донского корпуса у Белой Глины и больших потерь в боях с 1-й Конной армией, генерал Деникин планировал дать решительный отпор Буденному. В это время 8-я и 9-я Красные армии не смогли опрокинуть войска Добровольческого корпуса и топтались на месте, без надежды на прорыв фронта и успех в продвижении вдоль железной дороги Царицын — Тихорецкая. В этом же направлении действовали и части 10-й Красной армии. Советское командование решило усилить свою 10-ю армию и перекинуло части 1-й Конной армии Буденного на восток к станице Торговой, где при ее поддержке советские войска (10-я армия) стали успешно продвигаться в направлении Тихорецкой.

2-й (генерал Сутулов) и 4-й (генерал Попов И.Д.) Донские корпуса, объединенные в Конную группу (армию) под командованием генерала Павлова А.А., также форсированным маршем двинулись на восток, к верхнему течению Маныча, чтобы догнать и разбить окончательно 1-ю Конную армию Буденного. Это казалось тем более вероятным, что в боях 29.01—03.02.1920 Конная группа генерала Павлова (6 конных дивизий 2-го и 4-го Донских корпусов) на северо-восточном участке фронта разгромила ударную группу Конной армии Буденного и приданного ей Конного корпуса Думенко. (В тех боях 4-й Донской корпус под командой генерала Павлова А.А. сыграл главную роль, захватив много пленных и 40 орудий из армии Буденного).

1-я Конная армия Буденного вынуждена была бежать за Маныч. Ее переброска на восток, к станице Торговой и начавшиеся (при поддержке Буденного) успехи 10-й армии принудили (теперь уже) Конную группу генерала Павлова последовать туда же, на восток. Этот форсированный марш — при жестоких морозах и метелях, по левому берегу Маныча, безлюдных Донских степей, с редкими хуторами и местами зимовок для такой массы людей и лошадей — предрешил и обозначил гибель Донской конницы.

18.02.1920 Конная группа Павлова подошла в район Торговой. Численность Конной группы с 12 000, вследствие обморожения, болезней и других причин, уменьшилась до 10 000. 1-я Конная армия Буденного (12 000-15 000 сабель) к этому времени (19.02.1920) сосредоточилась в селе Лапанка (у станицы Егорлыкской). Противников разделяли 12 верст. Оба — и Буденный, и Павлов — не были уверены в своих силах и в полной победе в предстоящем сражении. Оба колебались и не спешили скрестить оружие.

25.02.1920 генерал Павлов, полагая ударить во фланг коннице Буденного, атаковал противника у Гнилой Балки. Буденный, следя за передвижением и действиями Павлова, в свою очередь сманеврировал так, чтобы ударить по Донской коннице на марше во фланг. 25 000 сабель скрестились в смертельной схватке. Однако усталые и замерзшие под свирепыми ветрами в ночном марше, донские казаки встретили утром в этом сражении достаточно свежие части конницы Буденного, готовые к решительному бою. В результате (как пишет в своих воспоминаниях Буденный), красные конники иногда рубили не людей, а покрытые ледяшками, окоченевшие, неспособные поднять шашку полутрупы.

После многочасового боя, потеряв более половины всадников, генерал Павлов вынужден был отойти (с остатками конников) на север. Фактически это сражение положило конец Войску Донскому и их надеждам на какой-либо благоприятный исход в этой жесточайшей Гражданской войне. (Согласно приведенным в книге «Гриф секретности снят» цифрам, потери в Гражданской войне составили 8 000 000, т.е. столько же, сколько первоначально было сказано о потерях в Великой Отечественной войне).

Генерал Павлов был снят и убыл в эмиграцию. 10-я Красная армия, обеспечив безопасность с востока, устремилась к Тихорецкой. Одновременно советские войска активизировали свое наступление на Добровольческий корпус Кутепова у Ростова и Батайска. В это время генерал Кутепов обратился к генералу Деникину с предложением подготовить и обеспечить эвакуацию остатков войск ВСЮР из Новороссийска в Крым. А пока генерал Деникин вынужден был из районов Ростова и Батайска пере бросить часть войск к Егорлыкской. В частности, Сводный конный корпус генерала Топоркова, подойдя в район Егорлыкской, с ходу атаковал ударную группу Великанова 10-й Красной армии и отбросил войска этой группы и пришедшей к ней на помощь 1-ю Конную армию от Егорлыкской. Но, естественно, ненадолго. Советские войска вновь перешли в наступление и захватили Егорлыкскую 01.03.1920. Белые части опять вынуждены были отступить, потеряв Иловайскую (о чем уже говорилось); войска Деникина оставили Мечетинскую. 9-я Красная армия вошла в Хомутовскую. 11-я Красная армия 01.03.1920 ворвалась в Ставрополь.

Наступая по всему Кавказскому фронту, начиная с 03.03.1920, Тухачевский, получив новые подкрепления (в частности еще и 2-й Конный корпус Гая), основной удар направил в сторону Тихорецкая — Екатеринодар. Не встречая уже такого ожесточенного, умелого и организованного сопротивления, чувствуя бессилие катящихся на юг и к Новороссийску частей Белых войск ВСЮР, 8-й и 9-й Красным армиям сравнительно быстро удалось потеснить отступающих и уже 09.03.1920 захватить Тихорецкую. 17.03.1920 пал Екатеринодар.

Теперь отступление Белой армии на Кавказе превратилось почти в бегство. А Тухачевский «позволил» себе даже повернуть часть войск на восток для удара по Майкопу и Грозному, в тыл юго-восточной группы Белых войск, правый фланг которых здесь располагался по побережью Каспийского моря (от Кизлярского залива и далее на север). Майкоп был захвачен 22.03.1920. После этого красные части повернули на юго-запад, в направлении Туапсе, с целью выхода в тылы отступающим к Кавказскому побережью и Новороссийску войскам Деникина. Из захваченного Ставрополя войска 11-й Красной армии 17.03.1920 вошли в Армавир и, соединившись с войсками 9-й Красной армии, повернули на юго-восток. Одновременно войска 8-й и части 9-й Красных армий изменили направление и начали наступление по линии Тимашевская — Медведовская — Славянская — Новороссийск. Тем временем фронтально наступавшие части 8-й Красной армии, захватив станицу Каменскую и форсировав реку Бейсуг, устремились вдоль Кубанского побережья к Темрюку и Новороссийску. Через 10 дней после захвата Екатеринодара пал и Новороссийск (27.03.1920). При этом в течение 01—03.1920, естественно, были многочисленные попытки контратак и стремлений, ужесточив сопротивление, удержать обороняемые позиции на определенных участках непрерывно уменьшаемого изгиба линии фронта в направлении Сочи — Новороссийск — Темрюк. Имели место давно подтвержденные успехами так называемые большевиками «психические атаки» сохранивших «белогвардейский дух» частей Белой армии. Так, например, воины Дроздовской дивизии, отступающей в составе Добровольческого корпуса, в моменты, когда советские войска, догоняя арьергард отходящих, оказывались слишком близко — поворачивались лицом к наступавшим и привычным в таких случаях сомкнутом строем с песнями под оркестр с папиросами шли навстречу противнику. Как правило, красноармейцы в таких ситуациях не выдерживали охватывающего их столь высочайшего морального напряжения и вынуждены были останавливаться и даже поворачиваться спиной к дрозд овцам. (Здесь уместно напомнить, что при успешном завершении и выходе из подобных критических ситуаций, в России еще долгое время после Гражданской войны часто употребляли много значимое обобщение «дать Дрозда»).

Однако силы были, мягко говоря, неравны и приближение конца войны на Северном Кавказе становилось все более и более очевидным. Сопротивление войск генерала Деникина на Кубани и Северном Кавказе завершилось. К моменту эвакуации войск ВСЮР из Новороссийска, последние потеряли пленными около 22 000 из общего числа 182 900 попавших в плен, за все 3 года войны. Среди последних — 5 генералов. 40 000 добровольцев и казаков Дона, Кубани и Терека эвакуировались из Новороссийска в Крым. Большинство войск Кубанской армии во главе с генералом Морозовым сдалось Красной армии; часть этой армии еще ранее понемногу распадалась, и ее воины ушли в родные станицы. Небольшая часть донских и кубанских казаков перешла границу Грузии, где формально была интернирована.

Анализируя с ретроскопических позиций, можно утверждать, что после разгрома Донских корпусов на Маныче Донская армия фактически уже утратила должную боеспособность и потеряла желание к дальнейшему сопротивлению. Часть донцов всеми правдами и неправдами стремилась вернуться на «Тихий Дон», в родные станицы. Большая часть попала в плен. И только небольшая часть донских войск (как и кубанских) в Новороссийске добилась эвакуации в Крым.

Генерал Деникин на миноносце «Капитан Сакен» 14.03.1920 (последним) покинул Новороссийск.

Таким оказался конец Добровольческой армии и фактически всех Вооруженных сил Юга России.

4. ДОНСКАЯ АРМИЯ (04.1918-04.1920)

До Революции 1917 Донская область, как и все обычные территориально-административные субъекты Российской империи, не имела своей собственной армии. Донские казаки несли военную службу в Русской армии (России), как и все остальные граждане России. После Революции разделение людей на большевиков и тех, кто «за царя», привело нестабильность и на «Тихий Дон». Заключение Брест-Литовского мира и нарушение его Германией, выразившееся в начале оккупации германскими войсками Белоруссии, Прибалтики и Украины лишь усилили дестабилизацию и усложнили внутреннюю обстановку в Донской области, тем более что сложность ситуации на Тихом Дону определилась уже значительно раньше.

Еще в день Революции в Петрограде, 25.10 (07.11). 1917, Донской атаман Каледин ввел военное положение в Донбассе и разместил во многих пунктах свои отряды донских («Бело») казаков. В последующие дни эти отряды начали громить возникающую там власть Советов, атаман Каледин предпринимал попытки объединить все контрреволюционные силы, устанавливая связи с белоказаками Кубани, Оренбурга, Урала. На Дон «слетались» все антисоветские лидеры и объединения. Здесь же начала действовать «Алексеевская организация», преобразованная вскоре в Добровольческую армию — наиболее мощную антибольшевистскую военную силу во всей России. Калединские донские казаки, разогнав Советы, установили свою власть в Ростове (после семидневных боев), Макеевке, Шахтах, Сулине, Лихой, Александровске, на многих рудниках и районах Донбасса и Тихого Дона.

Со своей стороны советское командование образовало Южно-Революционный фронт (Антонов-Овсеенко, штаб — в Харькове) и сформировало три отряда:

Сиверса (Горловка), Саблина (Луганск), Петрова (Миллерово). Кроме того, к ним присоединился отряд Автономова (из Батайска). Все эти отряды 25.12 (07.01). 1918 начали наступление на Ростов. Их поддержали «восстания рабочих» в Таганроге, Батайске и других городах, примыкающих к Дону. Против «калединщины» выступил и Донской казачий военно-революционный комитет во главе с его председателем — Подтелковым (и его соратником Кривошлыковым).

28.01 (10.02). 1918 советские войска (отряд Сиверса) захватили Таганрог (смотри «Добровольческая армия"), начав наступление на Ростов и Новочеркасск. Не имея достаточных сил для противостояния наступлению советских войск, 29.01 (И.02). 1918 Каледин покончил с собой (застрелился). Его преемником — атаманом Войска Донского стал генерал Назаров A.M., который распустил правительство, объявил всеобщую мобилизацию, ввел смертную казнь. 23.02.1918 советские войска захватили Ростов, 25.02 — Новочеркасск. 30.02.1918 командующий красно-гвардейцами Новочеркасска — войсковой старшина Голубов — приказал расстрелять атамана Назарова A.M., что и было исполнено. Отряд казаков, преданных Каледину (около 1500), под командованием Походного атамана — генерала Попова, при подходе советских войск и красногвардейцев Голубова к Новочеркасску, 25.02.1918 ушел в Сальские степи («Сальский Ледяной поход»).

Уведенный генералом Поповым в Сальские степи, отряд донских казаков присоединился в станице Ольгинской к подошедшей туда из Ростова Добровольческой армии генерала Корнилова. Генерал Попов начал подготовку к Общедонскому восстанию и, не согласившись участвовать в («Первом») Кубанском походе Добровольческой армии генерала Корнилова (на Кубань), 04.04.1918 двинулся на север «освобождать» Дон. 23.04.1918 его отряды (с помощью подошедшего из Ясс отряда полковника Дроздовского) возвратили Новочеркасск, изгнав большевиков.

Ко времени возвращения генерала Попова на Дон, как уже было сказано, немецкие войска, оккупировав Донбасс, находились в Ростове. 03.05.1918 атаманом Войска Донского был избран генерал Краснов П.Н.

17.04.1918, за несколько дней до подхода отряда генерала Попова, в станице Заплавской, недалеко от захваченного красногвардейцами Новочеркасска, Совет обороны области Войска Донского начал формировать Донскую армию. Формирование армии проводилось на базе казачьих отрядов, созданных еще атаманом Калединым, и новых отрядов контрреволюционно настроенных казаков из десяти Донских округов.

Состав Донской армии на 20.04.1918

Командующие Донской армией:

генерал-майор Поляков К.С., 17 — 24.04.1918;

генерал-лейтенант Попов П.Х., 25.04 — 18.05.1918;

генерал-лейтенант Денисов СВ., 18.05.1918 —15.02.1919;

генерал-лейтенант Сидорин В. И., 15.02.1919 —27.03.1920.

Начальники штаба:

полковник Денисов СВ., 17 — 25.04.1918;

генерал-майор Сидорин В.И., 25.04 — 18.05.1918;

генерал-майор Поляков И.А., 18.05.1918-15.02.1919;

генерал-лейтенант Кельчевский А.К., 15.02.1919 —27.03.1920.

Весной 1918 в Донскую армию вошли 14 отрядов: отряд полковника Туроверова (Таганрог), отряд полковника Алферова (Верхний Дон), отряд генерала Мамонтова (Дон), отряд есаула Веденеева (Усть-Медведицкое), отряд войскового старшины Старикова (Дон, станица Суворовская), отряд полковника Абрамова (Дон), отряд войскового старшины Мартынова (слобода Орловка), отряд полковника Тапилина (слобода Мартыновка), отряд полковника Епихова (Черкесский округ, Задонский район), отряд полковника Киреева (Сальский округ, Задонский район), отряд генерала Быкадорова (Ростовский округ), отряд полковника Толоконникова (Ростовский округ), отряд полковника Зуборева (Ростов), отряд полковника Фицхелаурова (Новочеркасск). Всего — около 20 000 казаков.

К 11.04.1918 Донская армия была переформирована в 3 группы: Северную (войсковой старшина Семилетов Э.Ф.), Степную (полковник Быкодоров) и Южную (полковник Денисов СВ.). В эти группы вошли 14 отрядов: отряд полковника Туроверова (Таганрог), отряд полковника Алферова (Верхний Дон), отряд генерала Мамонтова (Дон), отряд есаула Веденеева (Усть-Медведицкое), отряд войскового старшины Старикова (Дон, станица Суворовская), отряд генерала Абрамова (Дон), отряд войскового старшины Мартынова (слобода Орловка), отряд полковника Тапилина (слобода Мартыновка), отряд полковника Епихова (Черкесский округ, Задонский район), отряд полковника Киреева (Сальский округ, Задонский район), отряд генерала Быкадорова (Ростовский округ), отряд полковника Толоконникова (Ростовский округ), отряд полковника Зуборева (Ростов), отряд полковника Фицхелаурова (Новочеркасск). Всего — 20 000 казаков.

При этом группы Фицхелаурова (на севере) и Мамонтова (восток) уже к 01.06.1918 сумели отбросить советские части, в руках которых тогда находились эти районы.

К 15.07.1918 (при поддержке немецких войск) в Донской армии было сформировано 30 пехотных и конных полков (около 45 000 штыков и сабель).

К 15.08.1918 Донская армия освободила от власти Советов всю Донскую область (исключая Сальский округ). На Воронежском (Фицхелауров) и Царицынском (Мамонтов) направлениях донцы продолжали наступление и изгнание большевиков.

С увеличением численности войск 20.08.1918 Донская армия (на базе сконцентрированных войсковых частей в 5-и районах: Северо-западный — полковника Алферова З.А., Ростовский — генерала Грекова И.М., Задонский — генерала Быкодорова И.Ф., Цимлянский — генерала Мамонтова К.К., Усть-Медведицкий — генерала Фицхераулова А.П.) была преобразована в новые следующие 6 групп-отрядов: группа (отряд) полковника Алферова (север Дона), группа (отряд) генерала Мамонтова (Царицын), группа (отряд) генерала Быкдорова (Батайск), группа (отряд) полковника Киреева (Великокняжеская), группа (отряд) полковника Фицхелаурова (Донецкий район), группа (отряд) полковника Семенова (Ростов). В августе 1918 был сформирован отряд полковника Тапилина.

К концу 1918 союзная атаману Краснову немецкая оккупационная армия покинула соседнюю Украину, в это же время достаточно четко определились районы противоборства и активизации красногвардейских отрядов и частей Красной армии. Нестабильность внутри Тихого Дона достигла апогея. Все это заставило командование Донской армии принять меры для повышения общей дисциплины в войсках донских казаков и сделать управление их частями более эффективным. С этой целью все части войсковых районов Донской армии были преобразованы в 4 фронта: Северный с 30.09.1918, (Воронежское направление, генерал Алферов); Северо-Восточный с 01.12.1918, (Балашовское направление, генералы Мамонтов, с 09.07.1918 генерал Фицхелауров), Восточный с 20.10.1918 (район Царицына генерал Мамонтов) и Юго-Восточный (в районе Великокняжеской, генерал Быкодоров).

Здесь следует отметить, что командование Донской армии и генерал Денисов в частности, демонстрируя свою «самостийность», ставило перед войсками, можно сказать, иллюзорные задачи: занять стратегические узлы за пределами Дона — Царицын, Камышин, Балашов, Поворино, Лиски. Но эта априори неисполнимая задача, (кроме небольших, разрекламированных успехов), естественно закончилась неудачей. А 10-я Красная армия, перейдя в контрнаступление (сентябрь-декабрь 1918), не только отбросила донские части от Царицына, но и продвинулась до реки Сал. Такая же участь постигла донских казаков в районе Лиски.

К тому же, к концу 1918 междоусобица между красным и белым казачеством обострила обстановку настолько, что начались волнения, которые вскоре приняли массовый характер и закончились «Вешенским мятежом» — Верхнедонским восстанием. Вот как это описывает «Казачий словарь» (Губарева и Скрилова, 1966).

«В ноябре 1918 г. на Воронежском направлении Северного Донского фронта для Казаков сложилась неблагоприятная обстановка. Немцы покинули Украину и обнажили левый фланг Донской армии, а в это время большевики уже сосредоточили против Дона 150 тысяч бойцов при 150 орудиях. Помощь от западных союзников не приходила, Казаки в полках не получали ни теплой одежды, ни обуви, ни достаточного продовольствия, страдали от холода и недоедания. Выигрывала большевистская пропаганда.

Одна из сотен 1-го Вешенского полка потребовала от командира, чтобы он отвел ее всю в станицу, где Казаки оделись бы по-зимнему. Командир отказался. Тогда Вешенцы избрали себе другого командира, отошли в тыл и обратились с требованием зимнего обмундирования к интенданту формировавшейся там белой «Южной» армии. Командующий этой армией генерал Н.И. Иванов приказал сотню разоружить, а 12 человек зачинщиков бунта предал суду, который приговорил всех их к расстрелу. Из них было расстреляно трое. Остальным удалось благополучно скрыться.

После этого заволновались все Казаки Верхне-Донского округа. Они запросили, на каком основании расстреляли их людей, но получили ответ: «Через трупы товарищей, марш вперед!» Такой ответ вызвал еще большее возмущение. Мигулинский, Вешенский и Казанский полки перестали повиноваться начальникам и вступили в переговоры с противником. Их офицерам удалось бежать из полков, а рядовые заключили с врагом мирный договор. Ввиду того что красные обязались прекратить движение на Дон, полки Верхне-Донцов в начале января 1919 г. разошлись по домам. Штаб 28-го полка в станице Вешенской объявил себя окружной властью.

Однако большевики вскоре нарушили договор. Они начали продвигаться в образовавшийся прорыв, и весь казачий фронт спешно отошел на линию Донца. Верхне-Донской округ оказался за фронтом противника.

Станицу Вешенскую заняла 15-я Инзенская пехотная дивизия большевиков, по другим станицам и хуторам расположились отряды Чека, обозы и резервные части. Повсюду начался красный террор с арестами и расстрелами, с ограничением свободы передвижения даже в границах своего поселения. Стал назревать взрыв негодования. Однажды ночью у регента местной церкви Дурняпина Д.Д. собрались: подхорунжий Кондрат Медведев, пулеметчик Леонов и еще четверо друзей. Они порешили, что больше терпеть немыслимо и пора начинать восстание. Не откладывая дело надолго, эти семь человек, вооруженные только двумя-тремя винтовками, обезоружили пьяных чекистов и подняли сполох набатом. Сбежавшаяся толпа бросилась к оружию. В течение этой же ночи к шумилинцам присоединились Казаки из соседних хуторов, и все вместе они бросились к станице Казанской, под командой местных урядников и подхорунжих. К 10 часам утра 26 февраля 1919 г. красный гарнизон станицы был уничтожен.

Так в хуторе Шумилине началось восстание Верхне-Донцов.

К вечеру того же дня восставшие заняли Мигулинскую станицу, а на следующий день вошли в станицу Вешенскую и объявили всеобщую мобилизацию. 28 февраля освободилась Еланская станица, 1 марта — Каргинская. 8 марта повстанцы избрали командующим подъесаула Кудинова В.Н. и организовали штаб с начальником штаба хорунжим Сафоновым И.Г. 15 тысяч шашек были сведены в 5 дивизий и одну отдельную бригаду. Первой дивизией командовал хорунжий Ермаков, второй — сотник Меркулов, третьей — есаул Егоров, четвертой — подхорунжий К.Медведев, пятой — хорунжий Ушаков, бригадой — подхорунжий Богатырев.

Три месяца, не имея тыла, на огромном фронте верхнедонцы сдерживали натиск советских войск. В одной из атак 10.04.1919 казаки окружили 94-й Сердобольский полк Красной армии. Полк полностью перешел на сторону донцов. (Рядовых красноармейцев казаки освободили и распустили «по домам».)

Восставшие мало знали о том, что делалось на юге Дона. Только 15 апреля к ним на аэроплане прилетели из штаба Донской армии сотник П. Богатырев и хорунжий Татарин. Они принесли весть, что к ним скоро будет прорываться особая конная группа. Выросли надежды, окрепли настроения. Через две недели прилетел капитан Веселовский и сообщил, что конная группа генерала Секретева уже прорвалась и движется по маршруту: Миллерово, Дегтево, хутор Сетраков, станица Казанская. Но усилили свой натиск и красные. Казакам пришлось оставить правый берег Дона и вести упорные бои, когда успех переходил из рук в руки.

25 мая полкам 4-й дивизии стало известно, что к станице Казанской подходят части генерала Секретева. Воодушевленная новостью, дивизия бросилась в две тысячи шашек на 12-ю советскую пехотную дивизию и порубила 3000 красноармейцев. Опасаясь окружения, красные к 28 мая поспешили отойти на запад и на восток. Пришла Донская армия, и верхнедонцы вернулись в ее состав.»

Как уже сказано, конец 1918 оказался весьма тяжелым для всего Тихого Дона и атамана Краснова в частности. Поражения Донской армии под Царицыным, уход с юга Украины союзных Краснову оккупационных войск Германии, начало «Вешенского восстания» — заставили Донского атамана пойти на сближение с генералом Деникиным и переориентироваться на поддержку Антанты, вместо потерпевшей поражение в Великой войне Германии. 25.12.1918 (08.01.1919) атаман Краснов подписал соглашение с генералом Деникиным об образовании ВСЮР — Вооруженных сил на юге России, объединив и Добровольческую, и Донскую армии, при едином Главнокомандовании этими силами (ВСЮР) генерала Деникина.

06.02.1919 генерал Богаевский А.П. был избран (Донским кругом) атаманом «Всевеликого Войска Донского», став преемником генерала Краснова. 15.02.1919 в командование Донской армией вступил генерал Сидорин В.И.

Ранее образованные 4 фронта: Северный (Воронежское направление), Северо-Восточный (Балашовское направление), Восточный (район Царицына) и Юго-Восточный (в районе Великокняжеской) подлежали немедленному переформированию. Донские казаки и их военные начальники, прилагая колоссальные усилия, начали строительство более современной Донской армии. Сохранившиеся отряды, дружины и группы вооруженных казаков преимущественно по территориальному («станичному») признаку, а ранее созданные «фронты» и другие группы военных казаков, носивших скорее условные понятия воинских частей, начали вливаться во вновь формируемые кадровые роты, батальоны, полки, дивизии, корпуса, армии. Исчезала склонность некоторых «крутых» казачьих военачальников и к партизанщине, и нежеланию некоторых из них воевать за Россию, вне пределов «Тихого Дона».

Уход атамана Краснова и вхождение 08.01.1919 Донской армии как части Вооруженных сил на юге России под командованием генерала Деникина, а также желание и воля нового атамана Богаевского (с 06.02.1919) и командующего Донской армии генерала Сидорина (с 15.02.1919) сделать Донскую армию более сильной и боеспособной, обеспечили начало глобальной модернизации и переформирования Донской армии.

В составе ВСЮР генерала Деникина 23.02.1919 появилась, можно сказать, новая Донская армия под командованием генерала Сидорина в составе 3-х отдельных армий.

1-я Донская армия, 23.02.-12.05.1919, на базе Восточного фронта (генерал Мамонтов К.К.), объединившая

6-й Донской армейский корпус, 23.02 — 12.05.1919, на базе прежней Южной группы Восточного фронта Донской армии, (генерал-майор Донсков И.П.) и с его:

— 11-й Донской конной дивизией (прежний Сальский отряд), 23.02 — 12.05.1919 (генерал-майор Савельев П.Ф.), 12.05.1919 свернута в 11-ю Донскую конную бригаду;

— 12-й Донской конной дивизией (прежний Потемкинский отряд), 25.02-25.05.1919); 25.05.1919 свернута в 6-ю Донскую конную бригаду;

— 11-й Донской казачья пешей дивизией, 25.02.1919 — 03.1920; на базе 4-й Донской пластунской бригады — отряд полковника Фетисова (полковники Овчинников, 01 — 09.1919; Медведков, 10.1919-03.1920);

7-й Донской армейский корпус, 25.02-12.05.1919, (генерал Толкушкин Б.В., 25.01 —12.05.1919) с его:

- 4-й Донской конной дивизией, 12.03-12.05.1919; сформирована на базе 4-го Конного отряда, который 09.03.1919 переформирован в 5-ю Донскую конную дивизию (полковник Голубинцев А.В., 06.1918-11.03.1919; войсковой старшина Сутулов A.M., 02.1919; генерал-майор Татаркин Г.В., с 11.03.1919);

— 14-й Донской конной дивизией, 25.02.1919 — 21.05.1920, на базе 14-й («Пятиизбянской») конной бригады (полковники Голубинцев А.В., 01—09.1919; Гаврилов, 09-12.1919; генерал-майор Туроверов, 07.12.919 -16.01.1920);

— Отряд полковника Старикова Т.М.;

— Отряд полковника Татаркина Г.В. 1-я Донская армия 12.05.1919 переформирована в 1-й Донской (отдельный) корпус.

2-я Донская армия, 23.02 — 25.1919, на базе Северного фронта (генерал Быкодоров И.Ф.), объединившая:

2-й Донской армейский корпус, 23.02-12.05.1919, (генерал Быкодоров И.Ф.); и его 5-й, 6-й, 7-й и 8-й Донские казачьи полки; 12.05.1919 преобразован во 2-й Донской отдельный корпус;

3-й Донской армейский корпус, 23.02-12.05.1919, на базе 3-го Хоперского конного корпуса, 23.02 — 12.05.1919 (генерал-майор Ситников Г.А.) с его:

— 5-й Донской конной дивизии, 23.02—12.05.1919, (полковик Сальников); 12.05.1919 преобразована в 5-ю Донскую конную бригаду;

— 6-й Донской конной дивизии, 23.02 — 12.05.1919, (полковник Позднышев С.Д.) и ее 25-й Ермаковский, 26-й и 27-й Бузулукские конные полки; 12.05.1919 преобразована в 6-ю Донскую конную бригаду;

— Отдельной пешей бригадой

Сводный корпус, 25.02-12.05.1919 (генерал-майор Савельев В.З.) с его:

— 7-й Донской дивизией (генерал Ситников Г.А.); с ее (1-й) Донской Партизанской (полковник Неймирок Н.З), 2-й Донской Добровольческой (штабс-капитан Сергеев П.А.) бригадами.

2-я Армия 12.05.1919 преобразована во 2-й Донской (отдельный) корпус.

3-я Донская армия (на базе Западного фронта), командующий генерал Иванов М.М., объединившая:

4-й Донской армейский корпус, 23.02 — 12.05.1919, с его:

— 6-й Донской пешей дивизией (полковник Байдалаков П.И.) с ее 23-м Георгиевским Гундоровским, 48-м Луганским и 9-м Донским пластунским полками; с 12.05.1918 передана 8-й Донской дивизии;

— 7-й Донской пешей дивизией (генерал-майор Дукмасов А.А.);

4-й Донской армейский корпус 12.05.1919 переформирован в 8-ю Донскую дивизию.

5-й Донской армейский корпус, 25.01-12.05.1919, (генерал Макаров Г.Е., с 04.1919 генерал Кривов Д.С.) и его 3-й (генерал-майор Кривов Д.С.) с 12-ю Донскими конными дивизиями, 8-й Донской пластунской бригадой;

5-й Донской армейский корпус 12.05.1919 преобразован в 5-ю Донскую дивизию.

3-я Донская армия 12.05.1919 армия переформирована в 3-й Донской отдельный корпус.

Молодая армия — создана как часть Донской армии из донских казаков в возрасте 19 — 20 лет, формировалась в течение 04 — 08.1918; при этом оперативно части этой армии не объединялись и действовали раздельно в других соединениях Донской армии.

К 01.09.1918 в Молодую армию вошли:

— 1-я Донская конная дивизия (генерал-лейтенант Абрамов Ф.Ф., 04.05.1918 — 23.02.1919), находившаяся в составе Южной группы (08 — 10.1918) и Западного фронта (11.1918—02.1919) Донской армии, в 3-й Донской армии (23.02-12.05.1919); с 12.05.1919 - в составе 3-го Донского отдельного корпуса;

— 2-я Донская конная дивизия (полковник Бабкин А.И.), с 12.05.1919 — в составе 3-го Донского отдельного корпуса;

— 3-я Донская конная дивизия (генерал-майоры Кривов Д.С, 09.1919-01.1920; Безмолитвенный А., 01-05.1920);

— 4-я Донская пограничная дивизия, 13.08.1918 — 18.08.1919 (генерал-майор Шумилин К.П., 08.1918-05.1919; генерал-лейтенант Овчинников А.К. 05 — 08.1919), с 16.03.1919 — Донская пограничная бригада, с 05.1919 — в составе 5-й Донской дивизии; 18.08.1919 — расформирована.

Вскоре, 12.05.1919, промежуточные звенья между командирами корпусов и новым командованием Донской армии генерала Сидорина (то есть 1-я, 2-я и 3-я Донские армии) были упразднены и войска этих Донских армий переформированы в четыре Донские Отдельные корпуса.

1-й Донской Отдельный корпус, 12.05.1919 — 24.03.1920; сформирован на базе 1-й Донской армии, (генерал-лейтенант Алексеев Н.Н., 05 — 10.1919; генерал-майор Толкушкин Б.В., 10.1919-03.1920), в составе:

— 6-й Донской дивизии, 12.05.1919 — 03.1920, сформирована на базе 6-й Донской конной бригады, (генерал Донсков И.П.) и ее:

— 3-я Донская пластунская бригада (с 10.10.1919 генерал Сутулов A.M.),

— 4-я Донская пластунская бригада, (полковник Овчинников А.А., с 10.1919 полковник Медведков),

— 10-я конная бригада, 12.05.1919—03.1920, сформирована на базе Особой бригады, (генерал-майоры Толкушкин Б.Д., 05.1919-02.1920; Николаев, 02-04.1920),

— 14-я конная бригада, 12.05.1919-21.03.1920, сформирована на базе 14-й Донской дивизии 8-го Донского армейского корпуса (генерал-майор Голубинцев А.В., 12.05—09.09.1919; войсковой старшина Конеев, 09.1919; полковник Гаврилов, 10 — 11.1919; генерал-майор Туроверов, 07.12.1919-20.01.1920).

1-й Донской корпус расформирован 24.03.1920

2-й Донской отдельный корпус, сформирован на базе 2-й Донской армии (генерал Секретев А.С., с 07.1919 генерал Коновалов П.И., с 11.1919 полковник Поливанов И.Е., С 12.1919 генерал Сутулов A.M.) в составе:

— 1-й Сводной дивизии,(генерал-майор Савельев П.Ф.) и ее 1-й, 2-й и 3-й Сводные конные полки; 3-й и 4-й Сводные пластунские полки;

— 7-й Донской дивизии, сформированной на базе 3-го Донского армейского корпуса (полковник Савватеев О.С); и ее 1-я Донская пластунская бригада (полковник Коренев Н.А.). 5-я Донскаая пластунская бригада; 5-я Донская конная бригада (полковник Сальников); 6-я Донская конная бригада, сформирована на базе 6-й конной дивизии, полковник Позднышев С.Д.),

— Донской Сводно-партизанской дивизии, до 02.1920, (генерал-майор Неймирок Н.З.) и ее 1-я Добровольческая партизанская и 3-я Добровольческая бригады,

— 4-й Донской конной дивизии, 07.1919—05.1920 (генерал Калинин Н.П.), и ее 4-я, 5-я и 6-я Донские конные бригады.

2-й Донской корпус расформирован 03.1920.

3-й Донской отдельный корпус, сформирован на базе 3-й Донской армии (генерал Иванов М.М., с 22.11.1919 генерал Гуселыциков А.К.; начальник штаба — полковник Говоров А.В.) в составе:

— 1-й Донской конной дивизии (генерал-лейтенант Абрамов Ф.Ф., 04.05.1918-22.11.1919); с ее Лейб-Гвардии казачий, Лейб-Гвардии Атаманский, 4-й Донской казачий и 3-й Калмыцкий конные полки;

— 2-й Донской конной дивизии (полковник Бабкин А.И.) и ее 5-й, 6-й, 7-й и 8-й Донские казачьи полки;

— 3-й Донской конной дивизии (генерал-майоры Кривое Д.С., 09.1919-01.1920; Безмолитвенный М.А., 01-05.1920); и ее 9-й, 10-й, 11-й и 12-й Донские казачьи полки; 09.1919 переформирована в 8-ю Донскую пластунскую бригаду;

— 1-й Тульской пехотной дивизии, с 07.08.1919; с 09.1919 — Тульская пешая бригада (полковник Дьяконов В.А.).

— 5-й Донской дивизии (генерал-майор Макаров Г.Е.) с ее 8-й Донской пластунской и 4-й Донской пограничной бригадами.

5-я Донская дивизия 09.1919 переформирована в 9-ю Донскую пластунскую бригаду;

— 8-й Донской дивизии, сформирована на базе 4-го Донского армейского корпуса (генерал-лейтенант Гулы-га И. Е.) с ее 6-й Донской пластунской (полковник Байдалаков П.И.), 7-й Донской пластунской (генерал Дукмасов А.А.) и 7-й Донской конной, сформирована на базе 7-й

Донской конной дивизии генерала Старикова Т.М.) бригадами.

4-й Донской отдельный корпус, с 28.06.1919 (генерал Мамонтов К.К.; с 10.01.1920 генерал Секретев А.С.; с 01.02.1920 генерал Павлов А.А. в составе:

— 9-й Донской конной дивизии, (генерал Секретев А.С.), и ее 8-я, 11-я и 12-я Донские конные бригады,

— 10-й Донской конной дивизии, (генерал Толкушкин Б.В); и ее 9-я (генерал Татаркин Г.В. и полковник Дьяконов) и 10-й (полковник Лащенков А.Н.) Донские конные бригады; 3-я Отдельная Донская Добровольческая бригада.

Состав 4-го Донского корпуса с 11.1919

4-й Донской корпус (генерал-лейтенант Секретев А.С, 11 — 12.1919, замещая заболевшего генерала Мамонтова К.К.; генерал-лейтенант Павлов А.А., 12.1919 — 03.1920; с 27.02.1920 — генерал-лейтенант Попов И.Д.) и его:

— 9-я Донская конная дивизия (генерал-майор Секретев А.С.) с 8-м и 12-м Донскими сводными конными полками;

— 10-я Донская конная дивизия (генерал-майор Толкушкин Б.Д., 05.1919 — 01.1920; генерал-майор Николаев, 02 — 04.1920) и ее 9-й (генерал-майор Татаркин Г.В., 05.1919-01.1920; полковник Донское, 01-04.1920) и 13-й (генерал-майор Попов И.Д., до 03.1920) Донскими конными бригадами.

Сводный Донской корпус, 07.1919 — 02.1920 (генералы Савельев В.З. и с 10.1919 Стариков Т.М.); сформирован на базе 4-й Донской конной дивизии генерал-майора Калинина Н.П. (генерал-майор Савельев В.З.) с его 7-й Донской конной (генерал Стариков до 10.1919) и 3-й Донской Добровольческой бригадами.

Всего к этому времени в Донской армии насчитывалось более 50 000 штыков и сабель.

Новый командующий Донской армией (генерал Сидорин) достаточно быстро восстановил боеспособность донецких войск, которые к моменту принятия им поста командующего составляли всего около 15 000 и докатилась под ударами Красной армии до Новочеркасска. Увеличив Донскую армию почти вдвое, Сидорин обеспечил прорыв и соединение с восставшими казаками в районе станицы Казанской. Эти первые успехи весной 1919 вселили в войска Донской армии надежду на последующие удачи и победы. Генерал Сидорин продолжил реорганизацию и консолидацию армии. Создавались новые бригады, дивизии и корпуса. Боевые действия стали более управляемы и подчинены общей стратегии ВСЮР.

В этой связи также следует отметить достаточно высокую квалификацию командиров 1-го, 2-го, 3-го и 4-го Донских корпусов, некоторых дивизий и бригад и в том числе генералов Алексеева Н.Н., Голубинцева А.В, Гуселыцикова А.К., Иванова М.М., Калинина Н.П., Коновалова П.И., Мамонтова К.К., Попова И.Д., Попова П.Х., Секретева А.С, Старикова Т.И., Сутулова A.M., Толкушкина Б.В. К успехам Донской армии летом и осенью 1919 следует отнести и рейд 4-го Донского корпуса генерала Мамонтова по тылам Красной армии, хотя он в августе 1919 и не выполнил поставленной ему задачи штабом ВСЮР. (Подробнее смотри «Добровольческая армия»).

До начала наступления и похода на Москву Добровольческой армии и захвата ею Харькова, 2-му Донскому корпусу генерала Коновалова П.И. пришлось в одиночку вести тяжелые бои с наступающими со стороны Донбасса многочисленными войсками Красной армии. Некоторые временные успехи донцы проявили на востоке, в боях за Царицын.

Однако, можно сказать, «остаточная» вялость и нежелание уходить с родного «Тихого Дона» многих командиров и рядовых донцов, все еще играли свою негативную роль, снижая эффективность действий Донской армии в решающих боях осенью и в конце 1919 в составе ВСЮР и общей борьбе за всю Россию, в целом (а не только за Тихий Дон). А невыполнение приказа штаба ВСЮР генералом Мамонтовым (09.1919 наступать на Воронеж) предоставило возможность Конному корпусу Буденного ударом в стык Добровольческой и Донской армий захватить Лиски и Касторную и поставило под угрозу удара весь тыл Добровольческой армии и успешное наступления всех армий генерала Деникина на Москву.

К концу 1919 и общего отступления войск ВСЮР на юг, Донская армия, уменьшаясь в численности, оставалась наиболее сохраненной в своей прежней структуре. Это заставило командование провести 08 — 09.1919 последнюю, третью глобальную реорганизацию Донской армии. Тогда многие 4-полковые дивизии были переформированы в 3-полковые бригады. При этом учитывались и понесенные потери в боях летом 1919. Кроме того 4-й Донской корпус, находившийся в прямом подчинении командования Добровольческой армии, был возвращен в состав Донской армии, а также временно из Добровольческой армии был передан 3-й Кубанский корпус генерала Шкуро. Таким образом, в целом Донская армия к октябрю 1919 уменьшилась и составляла около 26 000 солдат и офицеров (тогда как к июлю 1919 она достигала 52 000, то есть в действительности уменьшилась в 2 раза).

Состав Донской армии на 01.10.1919

1-й Донской отдельный корпус (генерал Алексеев Н.Н.; с 10.1919 генерал Толкушкин Б.В.), объединявший:

— 6-ю Донскую дивизию (генерал Погрябнеков), в которую вошли 3-я (генерал Сутулов A.M.) и 4-я (полковник Медведков) Донские пластунские бригады;

— 10-ю (полковник Егоров) и 14-ю (полковники Голубинцев А.В. и с 12.1919 Байдаминов) Донские конные бригады.

2-й Донской отдельный корпус (с 07.1919 генерал Коновалов П.И., с 11.1919 полковник Поливанов И.Е., с 12.1919 генерал Сутулов A.M.), объединявший:

— 7-ю Донскую дивизию (полковник Савватеев О.С);

— 1-ю Сводную дивизию (генерал Савельев П.Ф.);

— Донскую сводно-партизанскую дивизию (генерал Неймирок Н.З.);

— 3-ю Отдельную Донскую Добровольческую бригаду. 3-й Донской отдельный корпус (генерал Иванов М.М. с 11.1919 генерал Гуселыциков А.К.), объединявший 1-ю (генерал Абрамов Ф.Ф.), 2-ю (полковник Бабкин) и 3-ю (генерал Кривов) Донские конные дивизии; 8-ю Донскую дивизию (генерал Гулыга), также их 2-ю Донскую стрелковую бригаду (генерал фон Моллер A.M., с 28.03.1919 генерал Есимантовский А.В., с 10.04.1919 генерал Писарев П.К., с 10.1919 полковник Ерофеев Г.К.); 6-ю (полковник Байдалаков), 7-ю (генерал Дукмасов), 8-ю (генерал Тамилин), 9-ю (генерал Овчинников) Донские пластунские бригады (генерал Овчинников А.); Тульскую пешую бригаду (полковник Дьяков В.А.).

4-й Донской отдельный корпус (генерал Мамонтов К.К., с 10.01.1920 генерал Павлов А.А.), объединявший:

— 9-ю Донскую дивизию (генерал Секретев А.С.) с 8-й и 11-й (генерал Савельев П.Ф.) Донские конные бригады с 12-й Донской конной бригадой;

— 10-ю Донскую дивизию (генерал Толкушкин до 10.1919, с 12.1919 генерал Николаев) с 9-й (Татаркин П.Л., с 11.1919 полковник Дьяков А.Л.), 10-й (полковники Лащенов А.Н. и с 11.1919 Егоров), 13-й (генерал Попов И.Д., с 02.1920 полковник Захаревский СВ.) и 14-й Отдельной (с 01.10.1919 полковник Гаврилов; генерал Туроверов, 07.12.1919-16.01.1920).

— 3-й Конный (Кубанский) корпус, передан в Донскую армию из резерва ВСЮР (генерал Шкуро), объединявший 1-ю Кавказскую (генерал Губин) и 1-ю Терскую (генерал Агоев) казачьи дивизии.

Дальнейшее отступление войск ВСЮР в конце 1919 и неудачи Донской армии при отступлении к Ростову и Новочеркасску ускорили разгром Добровольческой армии и отход ее на Кубань и Северный Кавказ. Разгром Донской конницы в феврале 1920 у Егорлыкской (генерал Павлов А. А.) лишь подтвердили усталость и нежелание донских казаков продолжать войну, не говоря уже о фатальной ошибке самого генерала Павлова — вести казачьи войска по открытой степи в лютый мороз и насквозь продуваемую ледяным ветром через эту степь — «долину безмолвия». (Подробнее о боевых действиях Донской армии 12.1919 — 03.1920 — смотри «Добровольческая армия»).

В связи с разгромом Добровольческой армии, последняя (как уже упоминалось) была сведена в Добровольческий корпус (генерал Катепов) и 03.01.1920 вошла в состав и подчинение Донской армии. Как и донские войска, Добровольческий корпус генерала Кутепова, как часть Донской армии продолжал вести бои против наступавших лавин Красной армии на Кубани и Северном Кавказе.

Донская армия в составе ВСЮР на 15.02.1920:

Командующий Донской армией — генерал-лейтенант Сидориг В.И.

Добровольческий корпус с 03.01.1920 (генерал-лейтенант Кутепов А.П.), объединявший:

— Корниловскую дивизию (генерал-майор Скоблин Н.В.);

— Марковскую дивизию (полковник Блейш А.Н.; с 19.02.1920 — генерал- майор Третьяков А.Н.);

— Дроздовскую дивизию (генерал-майор ВитковскийВ.К.);

— Алексеевскую дивизию (генерал-майор Звягин М. Г.);

— Кавалерийскую бригаду (генерал-майор Барбович И.Г.).

1-й (Сводный) Донской корпус (генерал-лейтенант Стариков Т.М.);

2-й Донской корпус (генерал-майор Сутулов A.M.);

3-й Донской корпус (генералгмайор Гуселыциков А.К.);

4-й Донской корпус (генерал-лейтенант Павлов А.А.; с 27.02.1920— генерал-лейтенант Попов И.Д., убит; с 03.1920 — генерал Стариков Т.М.).

Войска Донской армиии генерала Сидорина В.И. в начале 1920 оставались еще достаточно боеспособными, чтобы смириться с тотальным поражением и скатиться к полному разложению, сдаче в плен, или бегству в родные станицы, или уходу в Грузию. Анализируя и оценивая общую обстановку и динамику складывающейся ситуации на определенных участках линии фронта, командование пыталось удерживать занимаемые позиции, ужесточая сопротивление или даже переходить в контрнаступление.

Но такие планы и примеры случались все реже и реже. В то же время войска Красных армий, не испытывая дефицита в численности войск и средствах вооружения, находясь на волне успехов и побед, продолжали наступать и теснить редеющие части Белой армии. Так, сконцентрировав достаточные силы, войска Красной армии форсировали Маныч и 21.01.1920 вошли в станицу Манычскую. Тыл Конной группы генерала Топоркова при этом в очередной раз снова оказался под угрозой полного разгрома. В сложившейся ситуации войска ВСЮР вынуждены были вновь отступать, катясь на юг юго-запад.

В середине февраля 1920 Красная армия (при новом командующем Кавказским фронтом, Тухачевском), перегруппировавшись, усилила и ускорила темпы наступления, нанося главный удар в направлении Торговая — Егорлыкская — Тихорецкая. Это оказалось одной из последних тотальных схваток Конных корпусов Белой и Красной армий. 14—15.02.1920 войска 8-й и 9-й Красных армий предприняли попытку форсировать Дон и Маныч. Однако Добровольческий и Донские корпуса оказали жесткое сопротивление, и наступление красных, едва начавшись, закончилось провалом.

Однако 11-й Красной армии (ударившей по 1-му Донскому корпусу) все же удалось потеснить белоказаков и 16.02.1920 захватить станицу Торговая. Но 1-й Донской корпус на следующий день контратаковал эти части 11-й армии, и только переброска всей 1-й Конной армии на помощь решила участь этого сражения. После кровопролитных четырехдневных боев большевикам удалось удержать Торговую в своих руках.

В этих боях был убит командир 1-го Кубанского корпуса генерал Крыжановский. Воспользовавшись тем, что 1-я Конная армия Буденного ушла на восток к Торговой, Добровольческий корпус генерала Кутепова контратаковал 8-ю Красную армию и, поддержанный 3-м Донским корпусом, 21.02.1920 неожиданным ударом захватил Ростов. Советское командование Кавказским фронтом (Тухачевский), спешно собрав достаточно большое подкрепление, нанесло ответный удар и 26.02.1920 в Ростов вернулась власть Советов.

В это же время наступил момент, когда обе стороны должны были окончательно решить вопрос «с позиции силы», на чьей стороне, если уместно так сказать, справедливость, подтвержденная мощью и мастерством военного искусства.

(Дело в том, что генерал Врангель начиная еще с конца 1918, настаивал на объединении всех конно-кавалерийских частей в Конную армию. Вскоре ему это удалось осуществить. К маю 1919 была создана Кавказская армия, которая фактически была «Конной армией» — первой с начала Гражданской войны. Основу Кавказской армии составляли конно-кавалерийские и казачьи корпуса: 1-й и 2-й Кубанские казачьи, 4-й кавалерийский и Сводно-Донской. Естественно, что для закрепления успеха и сохранения территории, захваченной у противника, необходима пехота, процентный состав которой в такой армии и является мерилом таланта, квалификации и мастерства ее командующего. При этом генерал Врангель пообещал командующему войсками ВСЮР генералу Деникину через три недели выбить большевиков из Царицына и овладеть городом. Это обещание генерал Врангель давал еще тогда, когда заканчивались бои на Манычском фронте, за тысячи километров от Царицына и между этими местами стояли полностью укомплектованные и хорошо вооруженные войска Красных армий и Конных корпусов Буденного и Думенко. Обещание генерал Врангель выполнил. В судьбе Врангеля конница сыграла колоссальную роль. Все его успехи связаны с квалифицированным использованием кавалерии. Именно генерал Врангель уберег от решающего разгрома Добровольческую армию у Ростова не сумел перебросить ее основные силы на Кубань в конце 1919. Позже войска генерала Врангеля в Крыму разгромили и уничтожили конный корпус комкора Жлобы силами только одной Корниловской дивизии, что явилось предметом изучения этого нестандартного и столь блестящего успеха войск генерала Врангеля, и, в частности, особое внимание в 30-е годы этому сражению уделяла французская академия в Сен-Сире. Однако талант полководца оценивается не при успешном наступлении и победах. Талант полководца, как правило, проявляется при отступлении, когда превосходящие наступающие силы противника не в состоянии уничтожить малочисленную отступающую армию. Именно так и случилось в Крыму — почти вся Русская армия покинула Крым под ударами превосходящей по численности Красной армии.

Советское командование не пропустило подобные уроки. В конце 1919 были созданы две красные Конные армии (Буденного и Миронова). В период Гражданской войны в России следует также вспомнить и Нестора Махно, когда его конница и поставленные на телеги пулеметы — знаменитые махновские тачанки — малыми силами громили «классические» части и соединения инфантерии. В определенном смысле — конница в период Гражданской войны, можно сказать, была адекватной ведению боевых действий соединениями и армиями танковым войск в период Второй Мировой войны.

Все сказанное необходимо иметь в виду, когда речь вдет о наиболее драматической схватке конных лав в описываемом фрагменте Гражданской войны. В 20-х числах февраля 1920 в открытой степи, пронизываемой сильнейшими ветрами, при 20 — 30 градусах мороза, сошлись в смертельной схватке конные армии Буденного и генерала Павлова А.А. Около 25 000 сабель скрестились в этом историческом сражении! (Символически это сражение, можно сказать, сравнимо по смыслу с танковым поединком под Прохоровкой в июле 1943).

После окружения 1-го Донского корпуса у Белой Глины и больших потерь в боях с 1-й Конной армией Буденного, генерал Деникин планировал дать решительный отпор Буденному. В это время 8-я и 9-я Красные армии не смогли опрокинуть войска Добровольческого корпуса и топтались на месте, без надежды на прорыв фронта и успех в продвижении вдоль железной дороги Царицын — Тихорецкая. В этом направлении действовали и части 10-й Красной армии. Советское командование решило усилить 10-ю армию и перекинуло части 1-й Конной армии Буденного на восток к станице Торговой, где при ее поддержке красные войска (10-я армия) стали успешно продвигаться в направлении Тихорецкой.

2-й (генерал Сутулов) и 4-й (генерал Попов И.Д.) Донские корпуса, объединенные в Конную группу (армию) под командованием генерала Павлова А.А., также форсированным маршем двинулись на восток, к верхнему течению Маныча, чтобы догнать и разбить окончательно 1-ю Конную армию Буденного. Это казалось тем более вероятным, что в боях 29.01—03.02.1920 конная группа генерала Павлова (6 конных дивизий 2-го и 4-го Донских корпусов) на северо-восточном участке фронта разгромила ударную конную группу армии Буденного и приданного ей конного корпуса Думенко. (В тех боях 4-й Донской корпус под командой генерала Павлова сыграл главную роль, захватив много пленных и 40 орудий из армии Буденного). 1-я Конная армия Буденного вынуждена была бежать за Маныч. Ее переброска на восток, к станице Торговой и начавшиеся (при поддержке Буденного) успехи 10-й Красной армии принудили (теперь уже) Конную группу генерала Павлова последовать туда же, на восток. Этот форсированный марш — при жестоких морозах и пронизываемом ледяным ветром метелях, по левому берегу Маныча, в безлюдной Донской степи, с редкими хуторами и местами зимовок для такой массы людей и лошадей, в определенном смысле предопределял и обозначил гибель Донской конницы.

18.02.1920 Конная группа Павлова подошла в район Торговой. Численность конной группы с 12 000, вследствие обморожения, болезней и других причин, уменьшилась до 10 000. 1-я Конная армия Буденного (12 000-15 000 сабель) к этому времени (19.02.1920) сосредоточилась в селе Лапанка,у станицы Егорлыкской. Противников разделяли 12 верст. Оба — и Буденный, и Павлов — не были уверены в своих силах и в полной победе в предстоящем сражении. Оба колебались и не спешили скрестить оружие.

25.02.1920 генерал Павлов, полагая ударить во фланг коннице Буденного, атаковал противника у Гнилой Балки. Буденный, в свою очередь, следя за передвижением и действиями Павлова, удачно сманеврировал, чтобы ударить по Донской коннице на марше во фланг. 25 000 сабель скрестились в смертельной схватке. Усталые и замерзшие под свирепыми ветрами в ночном марше, донские казаки встретили утром достаточно свежие части конницы Буденного, готовые к решительному бою. В результате (как пишет в своих воспоминаниях Буденный) красные конники иногда рубили не людей, а покрытые ледяшками, окоченевшие, неспособные поднять шашку полутрупы.

После многочасового боя, потеряв более половины всадников, генерал Павлов отошел (с остатками конников) на север. Фактически это сражение положило конец Донской коннице и Войску Донскому в целом; а также в этот период войны и их надеждам на какой-либо благоприятный исход в жесточайшей Гражданской войне вообще. (Здесь необходимо заметить, что согласно приведенным в книге «Гриф секретности снят» цифрам, потери в Гражданской войне составили 8 000 000, то есть столько же, сколько первоначально было сказано о потерях в Великой Отечественной войне).

Генерал Павлов был снят и убыл в эмиграцию. 10-я Красная армия, обеспеченная безопасностью с востока, устремилась к Тихорецкой. Одновременно советские войска активизировали свое наступление на Добровольческий корпус Кутепова у Ростова и Батайска. В это время генерал Кутепов обратился к генералу Деникину с предложением подготовить и обеспечить эвакуацию остатков войск ВСЮР из Новороссийска в Крым. А пока генерал Деникин вынужден был из районов Ростова и Батайска перебросить часть войск к Егорлыкской. В частности, Сводный конный корпус генерала Топоркова, подойдя в район Егорлыкской, сходу атаковал ударную группу Великанова (10-я армия) и отбросил войска этой группы и пришедшую к ней на помощь 1-ю Конную армию от Егорлыкской. Но ненадолго. Советские войска вновь перешли в наступление и вернулись в Егорлыкскую 01.03.1920. Белые части опять вынуждены были отступить, потеряв Иловайскую (о чем уже говорилось). Войска генерала Деникина оставили Мечетинскую. 9-я Красная армия вошла в Хомутовскую. 11-я Красная армия 01.03.1920 ворвалась в Ставрополь.

Наступая по всему Кавказскому фронту против остатков войск ВСЮР генерала Деникина, начиная с 03.03.1920, Тухачевский, получив новые подкрепления (в частности, 2-й конный корпус Гая), основной удар направил в сторону Тихорецкая — Екатеринодар. Не встречая уже такого ожесточенного и умелого сопротивления, наблюдая катящихся на юг и к Новороссийску ослабленные белые войска, 8-й и 9-й Красным армиям сравнительно быстро удалось значительно потеснить отступающих, и уже 09.03.1920 захватить Тихорецкую. 17.03.1920 пал Екатеринодар.

Теперь отступление Белой армии на Кубани и Кавказе превратилось почти в бегство. А Тухачевский «позволил» себе даже повернуть часть войск на восток для удара по Майкопу и Грозному, в тыл юго-восточной группы белых войск, правый фланг которых здесь располагался по побережью Каспийского моря (от Кизлярского залива на севере).

Майкоп был захвачен 22.03.1920. После этого красные части повернули на юго-запад, в направлении Туапсе, с целью выхода в тылы отступающим к Кавказскому побережью и Новороссийску войскам Деникина. Из захваченного Ставрополя войска 11-й Красной армии 17.03.1920 вошли в Армавир и, соединившись с войсками 9-й армии, повернули на юго-восток. Одновременно войска 8-й и части 9-й армий приняли направление наступления по линии Тимашевская — Медведовская — Славянская — Новороссийск. Тем временем фронтально наступавшие части 8-й армии, захватив станицу Каменскую и форсировав реку Бейсуг, устремились вдоль побережья к Темрюку и Новороссийску. Через 10 дней после захвата Екатеринодара пал и Новороссийск (27.03.1920).

Сопротивление войск Деникина на Кубани и Северном Кавказе завершилось. 40 000 добровольцев эвакуировались из Новороссийска в Крым. Большинство войск Кубанской армии («Сочинская группа Донской армии» генерала Старикова) во главе с принявшем командование этими войсками — генералом Морозовым сдалось Красной армии. Часть этой армии еще ранее понемногу распадалась, и ее воины ушли в родные станицы. Небольшая часть донских и кубанских казаков ушла в Грузию.

В заключение можно сказать, что еще после разгрома Донских корпусов на Маныче Донская армия фактически утратила боеспособность и желание к дальнейшему сопротивлению. Часть донцов всеми правдами и неправдами стремилась вернуться на Дон в родные станицы. Большая часть попала в плен. И только небольшая часть донских войск (как и кубанских) добилась в Новороссийске эвакуации в Крым.

5. ЗАПАДНАЯ АРМИЯ (01.01-21.07.1919)

Как уже неоднократно упоминалось, в результате государственного переворота 18.11.1918 власть Уфимской директории перешла в руки Верховного Правителя России — адмирала Колчака А.В., который одновременно занял пост Верховного Главнокомандующего вновь создаваемой им Русской армии. В Русскую армию вошли все другие Белые армии на территории России, от Мурманска до Кавказа и от Прибалтики до Приморья и Камчатки. (Смотри «Русская армия»). В состав Русской армии в том числе вошли все уральские и сибирские Белые армии, включая новую — Западную армию.

Западная армия образована 01.01.1919 на базе Камской и Самарской групп войск и частей 3-го Уральского армейского корпуса прежних упраздненных Народной армии КОМУЧа и Российской армии Уфимской директории.

Командующие Западной армии: генерал-лейтенант Ханжин (01.01 - 20.06.1919); генерал-лейтенант Сахаров (21.06—22.07.1919). 22.07.1919 Западная армия преобразована в 3-ю (Сибирскую) армию (генерал-лейтенант Сахаров К.В.).

Состав Западной армии на 01.01.1919

3-й Уральский армейский корпус, 04.07.1918 — 11.06.1919 (генерал-лейтенант Ханжин М.В., 08.06 — 24.12.1918; генерал-майоры, князь Голицын В. В., 10.01.11.06.1919; Волков В.И., 06.1919; Иванов-Мумжиев П.А, 29.06-24.12.1919;), него:

— 6-я Уральская горных стрелков дивизия, 11.07.1918-20.10.1919 (полковники Сорочинский, 07.1918; Иванов, 07.1918; Нейланд, 081918-07.1919; Кузьмин, 07 — 10.1919), и ее: 21-й Челябинский стрелковый полк, 22-й Златоустовский стрелковый полк; 23-й Миасский стрелковый полк (01.1919 передан на формирование 10-й Верхнеуральской стрелковой дивизии); 24-й Сат-кинский стрелковый полк (01.1919 передан на формирование 10-й Верхнеуральской дивизии); 6-я Уральская дивизия расформирована 20.10.1919.

— 7-я Уральская стрелковая дивизия, 06.08.1919 — 02.01.1920 (полковники Голицын В.В., 06.08-27.12.1918; Торейкин СМ., 09.01-07.02.1919; генерал-майоры Тарасевич М.С., 02-08.1919; полковники Пустовойтенко И.С., 06.08-13.09.1919; Болдарев В.М., 05.10-24.12.1919, бежал в Щегловской тайге, бросив дивизию; с 07.1920 стал известен как командир бригады в Красной армии!); и ее 25-й Екатеринбургский (генерал-майор Торейкин СМ., 08-01.1919; полковники Герасимов Б.А., 01-07.1919; Гуляев, 07 — 10.1919; подполковник Осипов Д.Н., 11 — 12.1919); 26-й Шадринский (ранее Верхнеисетский) стрелковый полк (полковник с 24.12.1918 генерал-майор) Иванов Александр Евстиг., 08.1918—03.1919; полковник Адамович Л.М., 04-09.1919; капитан Барышев В.К., 09 — 11.1919); 27-й Камышлов-Оравайский (генерал-майор Тарасевич М.С., 08.1918-02.1919; полковник (с 19.05.1919) Рожко П.К., 02-11.1919); 28-й Ирбитско-(Перновский) Волховский (полковник Кононов С.А., 08 — 10.1918; генерал-майор (с 24.12.1918) Некрасов М.Н., 10.1918-02.1919; подполковник Трухин Н.Н., 03-10.1919; штабс-капитан Зезев, 11.1919) стрелковые полки.

7-я Уральская дивизия, находясь в арьергарде и прикрывая отход 3-й армии, была разгромлена 25.12.1919 у деревни Дмитриевской в Щегловской тайге, остатки сдались партизанам 02.01.1920 у деревни Аптацкой;

— 3-я Уральская кадровая горных стрелков бригада, и ее — 6-й и 7-й кадровые полки.

6-й Уральский стрелковый корпус, 03.01-26.05.1919 (генерал-майоры Сукин Н.Т.; Косьмин В. Д., 26 — 30.05.1919), него

— 11-я Уральская стрелковая дивизия (полковники Ванюков; Косьмин В.Д., 10.1918-03.1919; Ванюков, 24.03-04.06.1919; генерал-майоры Круглевский, 04.06-09.1919; Беляев, 09.1919 — 01) и ее 41-й Уральский стрелковый полк (полковник Круглевский), — 42-й Троицкий стрелковый полк, 43-й Верхнеуральский стрелковый полк, 44-й Кустанайский стрелковый полк. (Отступавшие остатки 11-й Уральской дивизии разгромлены, распылены и попали в плен 01.1920 в боях у Красноярска).

11-я Уральская дивизия 26.05.1919 вошла в Уральскую группу 3-й Армии.

— 12-я Уральская стрелковая дивизия, 04.10.1918 — 20.03.1920; сформирована на базе 2-й стрелковой кадровой дивизии; (генерал-майор Бангерский Р.К., 05.10.1918- 17 06.1919; полковники Боржинский, 11 — 12.1919; Бутенко 01—03.1920), и ее 45-й Сибирский стрелковый полк (капитан Обухов; с 03.1919 — полковник Капитанов), 46-й Исетский (прежний 22-й Златоустский) стрелковый полк, (полковник Иванов); 47-й Тагильский (прежний 21-й Челябинский) стрелковый полк (полковник Ванюков; с 05.1919 — полковник Бондырев; с 08.1919 — капитан Самойлов); 48-й Туринский стрелковый полк (полковник Украинцев; с 08.1919 — капитан Овчинников).

12-я Уральская дивизия 26.05.1919 передана Уфимской группе 3-й Армии.

6-й Уральский корпус расформирован 26.05.1919.

2-й Уфимский армейский корпус, 30.09.1918-17.08.1919; сформирован на базе бывшей Камской Группы — позже 8-го Уфимского армейского корпуса, 10.01.1919 переформированный во 2-й Уфимский корпус (генерал-лейтенант Люпов С.Н., 30.09.1918-12.01.1919; генерал-майоры Джунковский, 13.01 — 25.03.1919; Войцеховский С.Н., 25.03-17.08.1919), и его

— 4-я Уфимская стрелковая генерала Корнилова дивизия, 06.09.1918 — 20.3.1920 (генерал-лейтенант Люпов С.Н., 09.1918; генерал-майоры Косьмин В.Д., 10.1918 — 03.1919; Сахаров Н.И., 08-16.11.1919; полковник Слотов, 11.12.1919; генерал-майор Петров П.П., 01 — 03.1920); и ее 13-й (полковник Сахаров Г.И., 07.1918; капитан Карпов, 08.1918 — 05.1919; полковник Сидамонидзе Г.К., 07.1919-03.1920) и 14-й (подполковник Слотов) Уфимские, 15-й Михайловский (капитан Егоров), 16-й Татарский (подполковник Курушин; полковники Павлович, 03-10.1919; Недоспасов, 11.1919-03.1920) стрелковые полки.

4-я Уфимская дивизия в боях у Красноярска 01.1920 потеряла более половины состава.

— 8-я Камская стрелковая дивизия, 30.09.1918 — 20.03.1920; сформирована на базе Сводной Уфимской дивизии (полковник Пронин; генерал-майор Пучков Ф.А., 01.07-05.12.1919); и ее 29-й Бирский (штабс-капитан Рождественский, 01-09.919; Сотников, 09.1919 — 03.1920) 30-й Аксинский, 10.1918-03.1920 (полковник Старов); 31-й Стерлитамакский (полковник Воробьев); 32-й Прикамский, 01.1919 — 03.1920 (поручик Порошник) стрелковые полки.

— Отдельная Ижевская бригада, 03.01.1919 — 20.03.1920; сформирована на базе Ижевской Народной армии, 08.1918 — 03.01.1919; развернута в Ижевскую дивизию 01.10.1919; (полковник Федичкин Д.И., 08.1918 — 07.1919; Молчанов В.М., 07.1919-02.1920).

1-й (9) Волжский (Поволжский) стрелковый корпус,

27.02.1919 — 20.03.1920; сформирован на базе Симбирской группы Поволжского фронта (20.08 — 17.11.1918) и с

17.11.1918 — Сводного корпуса (генерал-майор Каппель В.О, 08.1918 — 10.10.1919; генерал-майор Имшенецкий А.С., 10.10.1919-01.1920, умер от болезни); и его

— 1-я Самарская стрелковая дивизия (генерал-майор Имшенецкий А.С., 01 — 10.1919; генерал-майор Сахаров Н.П., 10.1919-03.1920) и ее 1-й Волжский (полковник Миронов; с 05.1919 — капитан Мечь); 2-й Самарский (подполковник Пифаров; с 03.1919 — подполковник Калатц) и 3-й Ставропольский (полковник Ромеров) стрелковые полки;

— 3-я Симбирская стрелковая дивизия (полковник Подрядчик К.Т.) и ее 9-й Симбирский, 10-й Бузулукский и 11-й Бугульминский стрелковые полки;.

— 13-я Казанская стрелковая дивизия, сформирована на базе 1-й Казанской дивизии (генерал-майор Перхуров А.П., 07.1919-03.1920) и ее 49-й Казанский, 50-й Арский и 51-й Уржумский стрелковые полки; Волжской кавалерийской бригады.

— 12-я Уральская стрелковая дивизия с 05.1919 (генерал Бангерский) и ее 45-й Сибирский, 46-й Исетский, 47-й Тагильский и 48-й Туринские полки (смотри — 6-й Уральский корпус)

1-й Волжский корпус 01.02 — 02.05.1919 находился в процессе переформирования; 02.05 — 14.07.1919 — в составе Западной армии; с 14.07.1919 — в 3-й армии, которая

10.10.1919 вошла в состав Московской группы армий.

В Западную армию также вошли

— 2-я Уфимская кавалерийская дивизия, 02.11.1918 — 20.03.1919; (полковник Попов, 11 — 12.1918; генерал-майор Джунковский С.С., 04-07.1919; генерал-майор, князь

Кантакузен, 10.1919 — 03.1920) и ее Драгунский, Гусарский Уланский и Казачий Уфимские полки.

2-я Уфимская кавалерийская дивизия 07.1919 вошла в состав Южной конной группы 2-й армии.

— 3-я Отдельная Оренбургская казачья дивизия,

20.07.1918 — 26.04.1919; (генерал-майоры Ончоков 20!07.1918 —02.01.1919; Печенкин В.И., 03.01 — 26.04.1919) и ее 11-й, 12-й, 13-й и 14-й Оренбургские казачьи полки.

3-я Оренбургская казачья дивизия расформирована 26.04.1919.

— Отдельный Сербский добровольческий полк.

Состав Западной армии на 01.04.1919

Кроме остающихся в Западной армии 1-го Волжского, 3-го и 6-го Уральских стрелковых корпусов и 2-го Уфимского армейского корпуса, Западная армия была дополнительно усилена

Южной Группой, 24.03-23.05.1919; (генерал-майор Белов Г.А.; с 03.1919), в составе:

4-го (Сызранского) армейского корпуса (генерал-майор Авксентьевский К.А.; с 04.08.1919 — генерал-майор Бакич А.С.), с его:

— 2-й Сызранской (Сибирской) стрелковой дивизией, 24.07.1918- (полковники Махин Ф.Е., 08-11.1918; Бакич); и ее 5-м, 6-м, 7-м и 8-м Сызранскими стрелковыми полками;

— 5-й (Оренбургской, Сибирской) стрелковой дивизией (генерал-майор Нейзель; генерал-майор Гулидов В.П., 26.07-18.11.1919), и ее 17-м, 18-м и 19-м Оренбургскими казачьими полками;

— 3-й Сводной казачьей бригадой;

— 51-го Отдельного казачьего отряда.

5-й Стерлитамакский армейский корпус, 04.03 — 18.09.1919 (генерал-майоры Печенкин В.И.; 02-03.1919; Бобрик, 04.1919; Церетели, 05-07.1919; Эллерц-Усов А.В., 0710.1919); с его:

— 9-й Стерлитамакской стрелковой дивизией, 02 — 09.1919, создана 25.05.1919 путем переформирования и переименованием Сводной Оренбургской стрелковой дивизии.

9-я Стрелковая дивизия разгромлена под Орском и Актюбинском 09.1919, остатки дивизии сдались Красной армии.

— 10-й Верхнеуральской горных стрелков дивизией, 02—09.1919; до 05.1919 именовалась Сводной Уральской дивизией; (полковник Кононов К.Л.); и ее 37-м, 38-м, 39-м и 40-м горных стрелков дивизиями.

Верхнеуральская дивизия 09.1919 разгромлена под Орском и Актюбинском, остатки сдались в плен.

Кроме того в Южную группу из Оренбургской армии была передана 9-я Башкирская дивизия (остатки Башкирского корпуса, который 18.02.1919 к востоку от линии фронта Уфа-Стерлитамак почти в полном составе (4 пехотных полка) перешел на сторону Советской власти во главе со своим командиром — Валидовым А.).

Всего в Западной армии на 01.04.1919 числилось около 30 000 штыков и 5000 сабель и в Южной группе — 7000 штыков и 6 000 сабель.

22.07.1919 Западная армия преобразована в 3-ю Армию Восточного фронта.

К моменту начала формирования Западной армии, в конце 1918 линия фронта, проходя от Верхотурья, западнее Красноуфимска, восточнее Мензелинска, к Белебею, восточнее Бузулука, западнее Уральска, до Александров-Гая, достигала протяженности в 3000 километров. Боевые действия на этом фронте вели войска Российской армии Уфимской Директории и в частности Екатеринбургская и Камская (Сибирской армии), а также Поволжская (Народная армия КОМУЧа) группы Западного фронта, которым командовал чешский генерал Сыровы. Дивизии и части Чехословацкого корпуса, по приказу военного министра Чехословацкой республики к началу 1919 должны были полностью прекратить боевые действия, уйти с линии фронта и сосредоточиться во Владивостоке для эвакуации в Европу. Генерал Сыровы также покидал свой пост. Западный фронт в Поволжье подлежал ликвидации и командование русскими Белыми армиями передавалось Ставке Главнокомандования Русской армии во главе с адмиралом Колчаком. Отдельным Белым армиям Русской армии адмирала Колчака противостояли 3-я, 2-я, 5-я. 1-я л 4-я Красные армии советского Восточного фронта. На линии фронта от Оренбурга до Актюбинска и берегов Каспийского моря Оренбургской и Уральской Белым армиям противостоял советский Туркестанский фронт. После активных боевых действий осенью 1918 и значительного успеха Сибирской армии, победоносно захватившей 25.12.1918 Пермь, и Белые и Красные армии, временно исчерпав возможности для глобально значимых наступлений, вынуждены были «взять паузу». Однако военные действия по решению менее масштабных задач продолжались на отдельных участках указанной линии фронта. Красная армия, не выполнив стратегическую задачу — вытеснить Белые армии за Урал и выйти за линию Уфа—Челябинск —Екатеринбург — как бы в отместку за неудачу в Перми; удалось одержать значимую победу 25.01.1919, захватив Оренбург. Захват белыми Перми и Оренбурга красными, лишь подтвердил некоторое равновесие и равенство сил. Однако ситуация требовала более тщательного стратегического анализа и оценки, как сложившейся обстановки в целом, так и тактических возможностей на отдельных участках фронта. Однако военное противостояние почти всегда не остается в статической стабильности и находится в процессе динамики, которая непрерывно вносит изменения в данной ситуации и требует принятия тактических, а иногда и срочных стратегических соответствующих мероприятий. Теперь линия фронта на северо-востоке проходила от Перми и Глазова, восточнее Уфы, Стерлитамака, Орска, Актюбинска, южнее Сломихинской и доходила до Каспия между Гурьевым и Астраханью. Угроза потерять Урал оставалась реальной и требовала соответствующих планов и мероприятий по ее ликвидации. В этой связи командование Русской армией решило провести соответствующую реорганизацию и перегруппировку сил всех Сибирских, Уральских и Оренбургских Белых армий. Западная армия и ее командующий генерал Ханжин приложили все силы, чтобы сформировать новую боеспособную армию и первые 2 месяца 1919 в основном прошли в реализации этого огромного плана. К концу февраля 1919 поставленная задача в целом была выполнена. Во исполнения плана штаба Ставки, к 01.03.1919 на небольшом участке протяженностью менее 50 километров севернее и северо-восточнее Уфы генерал Ханжин сконцентрировал около 30 000 солдат против скопления советских войск 5-й Красной армии в этом районе.

06.03.1919 в плане выполнения общего «Весеннего наступления» Русской армии колчаковских войск, Западная армия (генерал Ханжин М.В.) начала атаковать 5-ю Красную армию на этом направлении. Основной удар был направлен на Бугульму — Саратов, с учетом предстоящего форсирования Волги. Вспомогательные удары планировалось нанести в сторону Чистополя, на Каму (и далее, в случае удачи — на Пермь, в помощь Сибирской армии генерала Гайды Р.), а также на южном фланге на Стерлитамак и далее — на Уральск. Главную задачу должен был решать 2-й Уфимский корпус (генерал Войцеховский С.Н.), наступая на Бугульму. В центре начал наступление 3-й Уральский корпус (генерал князь Голицын) также в направлении Бугульма-Самара. На южном фланге 6-й Уральский корпус (генерал Сукин) вел наступление в полосе Белебей-Стерлитамак.

Удар в центре по линии Уфа—Бугуруслан (2-й Уфимский и 3-й Уральский корпуса) оказался настолько жестким и сильным для войск 5-й Красной армии, что в течение месяца колчаковским войскам удалось уже 09.03.1919 захватить Уфу, а в течение 04.1919 — Белебей, Бугульму, Бугуруслан. Следует заметить, что этому успеху способствовали решительные и умелые действия 27-го Камышловско-Оровайского полка (подполковник Рожко П.К.), который 13.03.1919 захватил железнодорожный мост через реку Белая в районе Уфы. 14.03.1919 советские войска под ударами 6-го (и частично 3-го) Уральских корпусов (генералы Сукин и Голицын) вынуждены были на южном фланге отступить к Оренбургу, и далее — к Уральску, где они попадали под удары Южной группы (генерал Белов). На северном фланге войска Западной армии вошли в Чистополь. В центре Западная армия, отбросив 1-ю Красную армию к северу и тесня 5-ю Красную армию к Волге, устремилась в направлении Самары. Фронт между 1-й и 5-й Красными армиями был прорван, образовав 150-километровый разрыв между ними.

В это же время 05.1919 войска 2-го Уфимского корпуса (Войцеховский) подошли и оказались в 100 километрах от Симбирска, концентрируясь на левом берегу Волги, северо-восточнее Самары.

Таким образом в течение полутора—двух месяцев Красные армии, отступая и ведя оборонительные бои, потерпели значительные неудачи и поражения, в результате которых их войска оказались прижатыми к Волге.

Естественно, что рамки настоящей книги не позволяют более подробно описать упомянутые боевые действия Западной армии 03 — 04.1919. Однако имеют место некоторые детали, которые объективно предопределили наступившие вскоре неудачи и поражения Западной армии, которые необходимо кратко обозначить. Их отчетливо и очень скоро понял и почувствовал командующий Западной армией генерал Ханжин М.В. Первые сигналы тревоги для него прозвучали буквально в следующие дни так успешно начавшегося наступления. Как уже сказано, через 3 дня после начала наступления 09.03.1919 войска Западной армии захватили Уфу. При этом первыми в городе оказались войска 6-го Уральского корпуса генерала Сукина, которые должны были выполнять свои задачи в общем наступлении в более южном направлении. Но, воспользовавшись откатом 5-й Красной армии под ударами 3-го Уральского корпуса генерала Голицына с северной стороны Уфы, генерал Сукин, нарушив установленную линию разграничения своих войск с войсками 3-го Уральского корпуса южнее города и использовав образовавшийся вакуум в сопротивлении на северном своем фланге вследствие отступивших войск противника — ворвался в Уфу. Тем самым генерал Сукин, приостановив наступление на Белебей, где 14.03.1919 в районе села Рапьева должна была произойти встреча его корпуса с войсками 3-го Уральского корпуса генерала Голицына и замкнуться кольцо окружения значительной части войск 5-й Красной армии — сорвал эту подготовленную к реализации решающую победу в зоне боевых действий Западной армии. Кроме того, эта «победа Сукина» вместо продолжения наступления обрекла на недельные топтания на месте войска 3-го и 6-го Уральских корпусов на подходах к Белебею. Но, провозглашая захват Уфы как якобы огромную победу, генерал Сукин хотел утвердить и приобрести славу «освободителя города» (Уфы). Молва об изгнании большевиков из Уфы покатилась по Уралу и Сибири. В результате, оказавшись вне информации о деталях «захвата» Уфы, Ставка и сам Главковерх адмирал Колчак это событие оценили (как и глаголил генерал Сукин) огромной и решающей победой над совдепией. Адмирал Колчак (приуроченным к Пасхе 1919) своим приказом произвел командующего Западной армией генерал-лейтенанта Ханжина М.В. (единственного за всю Гражданскую войну) в «Генералы-от-Артиллерии». Скрывая гнев, генерал Ханжин вынужденно должен был принять почетное звание, хотя уже к этому времени он уже почувствовал негативный отзвук действий генерала Сукина и цену «освободителя Уфы». Войска Красной армии не были окружены и разбиты, отступая оказывали ожесточенное сопротивление, в результате чего войска Западной армии несли огромные потери. И даже последовавший успешный выход к реке Ик, предусмотренный первоначальным планом не радовал командующего. За неделю боев только 7-я Уральская дивизия потеряла около 2000 (75 % состава), а весь 3-й Уральский корпус примерно 3500 (50% состава корпуса) за 20 дней боев! Такие потери не могли радовать генерала Ханжина. И несмотря на просьбы почти всех командиров (начиная со времени выхода войск на реку Ик) дать отдых войскам, восполнить потери, снизить темпы наступления, генерал Ханжин в ответ вынужденно пересылал приказ Ставки: «Вперед, на Самару и Волгу!». И «Бег к Волге» продолжался. Сам генерал Ханжин становился невольником исполнения приказа и начал было склоняться, что продолжение пока успешного все-таки приведут к конечному успеху форсирования Волги и захвату Самары. Он даже слал приказы по убыстрению темпов наступления, теряя здравомыслие и чувства при ежедневной оценке реально складывающейся ситуации, а также начал считать, что снижение темпов, а тем более какие-либо задержки, топтание на месте, или другие негативные причины потери времени могут застать Западную армию в период наступающей весенней распутицы. Тогда Западная армия может попасть в самые тяжелые и непредсказуемые негативные ситуации, неотвратимо ведущие к самым тяжелым поражениям, хотя потенциально он, что его пока еще успешное наступление начинает ослабевать, катастрофически приближаясь, образно говоря к балансированию на лезвии ножа. Однако пока ситуация еще позволяла льстить себя возможностью «на плечах» отступающего противника достичь берегов Волги.

(Здесь следует вновь досказать несколько слов о генерале Сукине. Последний не поладил с атаманом Дутовым (за интриги и партизанщину в выполнении приказов), когда в Оренбурге Сукин еще начинал свою службу на командных постах в Белой армии. Атаман Дутов намеревался изгнать генерала Сукина из Оренбургской армии. Последний упросил генерала Ханжина, формировавшего в конце лета 1918 штаб 3-го Уральского корпуса в Челябинске и нуждавшегося в кадрах, принять его под свое покровительство. Генерал Ханжин поверил вранью «перебежчика» (так как и сам недолюбливал «выскочку» атамана Дутова) и принял Сукина в свой корпус и (даже) назначил его Начальником штаба 3-го Уральского Корпуса! Однако неудачные планы, неправильные оценки ситуаций, неверные советы и предложения начальника штаба, проявившиеся в период проведения операции по разгрому партизан Каширина и Блюхера, провал и неудачи в боях с партизанской армией Блюхера, показали всю некомпетентность и авантюризм работы генерала Сукина на посту начальника штаба 3-го Уральского корпуса (смотри — «Поволжский фронт»). Как порядочный человек, генерал Ханжин не нашел лучшего способа избавиться от генерала Сукина, как перевести его на должность командующего 6-м Уральским корпусом. К чему привела известная партизанщина Сукина на этом посту, как например «освобождение Уфы» уже достаточно известно. Окончательно генерал Ханжин избавился от генерала Сукина только 26.05.1919, расформировав 6-й Уральский корпус. Однако генерал Сукин написал Главковерху Колчаку донос, в котором все неудачи 6-го Уральского корпуса и последние поражения Западной армии приписал генералу Ханжину, обвинив его в неумелом руководстве боевыми операциями и неспособности командовать армией.

Все эти дополнения лишь подтверждают, что жестокая конкуренция среди некоторых командиров и командующих является обычным явлением для оправдания собственных, мягко говоря негативных деяний в процессе ведения кровопролитных ожесточенных боев и сражений. Обычно для снижения ответственности за собственные субъективные ошибки, конкуренты прибегают к маскировке, доносам и другим известным приемам в подобных случаях).

В результате апрельское наступление 1919 Западной армией закончилось возросшим ожесточением сопротивления Красной армии и полной остановкой наступления.

Войска генерала Ханжина не достигли выхода даже на восточные берега Волги ни в направлении Самары, ни в направлении Симбирска. Красные 1-я и 5-я армии остановили Западную армию всего лишь в 80 километрах до Волги. «Бег к Волге» закончился, не достигнув своих конечных целей.

Причин этой неудачи, точнее — поражения, достаточно много и о некоторых уже было сказано. Но имеет место еще одна, можно сказать, общая и не только для армий России. Не уходя в глубины истории, обратимся хотя бы к предшествующим Гражданской, войнам России с Японией и Германией в начале XX века. Хорошо известно, как безнаказанно соперничали между собой командующие армиями, корпусами, дивизиями и даже более мелкими частями. В русско-японской войне 1904 — 1905 годов имели место случаи, когда некоторые командующие маньчжурскими корпусами и армиями с безразличием (а возможно даже с большим желанием) наблюдали, как соседний корпус или армия несет потери и вынужденно отступает под натиском японцев. При этом умышленно «удержали паузу» и не торопились своевременно придти на помощь. А в 1914 Попавшая в окружение в Восточной Пруссии и уничтожаемая немецкими войсками 2-я армия генерала Самсонова А.В. оставалась брошенной на произвол судьбы. Соседняя 1-я армия генерала Ренненкампфа П.К. не только не поспешила с помощью, но и вообще не выполнила этот свой священный долг — не считаясь ни с чем, скорейшим образом оказать помощь попавшему в беду соседу. Подобных примеров достаточно много и, как уже сказано, повторяем, они происходили и в армиях других государств. Аналогичные ситуации случались многократно и в Русской армии, с ее отдельными сибирскими армиями и корпусами, не исключая и Западную армию генерала Ханжина. Так командующий Сибирской армией генерал Гайда, длительно саботировал приказ адмирала Колчака о незамедлительной передаче в Западную армию 7-й Уральской дивизии. Генерал Гайда умышленно, затягивая передачу, использовал эту дивизию на самых кровопролитных участках своего фронта, в то время как командующие корпусами Западной армии слали генералу Ханжину потоки просьб и умоляли о присылке пополнений своим несшим огромные потери войскам.

То же самое происходило и во взаимоотношениях с атаманом Дутовым. Последний был недоволен прежде всего тем что генерал Ханжин «приютил» генерала Сукина. Но главное заключалось в том, что оренбургский атаман, находясь вне состава Западной армии и подчинения генералу Ханжину, бесконечно заверял последнего и Ставку, что Оренбургская армия надежна и безусловно обеспечит безопасность левого фланга Западной армии. Это же атаман Дутов даже подтверждал своей очередной реляцией перед самой сдачей Оренбурга. Однако буквально через день, 22.01.1919, Оренбург был сдан большевикам. Больше того, «Башкирский корпус» Оренбургской армии Дутова по приказу своего командира Валидова А. 18.02.1919 в полном составе перешел на сторону Советской власти! Ставка не хотела (или не могла) разбираться во всех тонкостях и деталях в динамике складывающихся ситуаций боевых действий каждым корпусом, каждой армией, командующими этих соединений, их взаимоотношениями между собой. Эта компонента, входящая в компетенцию деятельности штаба Ставки, мало значила для деятельности последней, что иногда приводило к резко негативным последствиям. Так например, генерал Ханжин, участник русско-японской войны и прошедший всю Великую войну на высших командных должностях, мягко говоря с сомнением и недоверием относился к способностям атамана Дутова для достаточно квалифицированного командования таким соединением, как Оренбургская армия. Именно генерал Ханжин, прогнозируя возможность такого развития ситуации, еще в январе 1919 при формировании своей Западной армии, предложил формировать Волжский корпус генерала Каппеля в районе Троицка, передав его в состав Оренбургской армии Дутова! Однако Ставка, вопреки предложению генерала Ханжина, включила формирующийся Волжский корпус в состав Западной армии. Но забота и тревога генерала Ханжина за левый фланг Западной армии, периодически доходили до Ставки, которая в конце концов, уловив общий вектор развития боевых действий в Поволжье, приняла и правильно оценила доводы командующего армией генерала, удовлетворив его доводы и предложения. 23.03.1919 в состав Западной армии была включена Южная (армейская) группа войск (генерала Белова). Однако это сопровождалось удлинением протяженности линии фронта более, чем на 100 километров, что фактически (к апрелю 1919) вряд ли можно оценивать как весьма положительный фактор деятельности генерала Лебедева Д.А. в штабе Ставки. В этот период усложняющейся обстановки и ожидания контрнаступления Красной армии, генерал Ханжин, убедившись в недостаточности компетенции и квалификации атамана Дутова, предложил заменить его на посту командующего Оренбургской армии — генералом Беловым. Но и этот шаг генерал Ханжин сделал вынужденно, так как атаман Дутов саботировал и не выполнял приказ Ставки о передаче из Оренбургской армии казачьей дивизии (примерно 2000—300 сабель) в Западную армию.

В то же время, учитывая и оценивая успехи Западной армии, Советское командование быстро и оперативно исправляло критические положения, непрерывно восстанавливая и пополняя ряды Красных армий Восточного фронта. К 01.04.1919 на Поволжье прибыло 55 000 красноармейцев, а к 01.05.1919 число войск на Восточном фронте достигло 145 000 и в том числе в 5-й и 1-й Красных армиях - более 50 000.

Накопив значительно превосходящие силы (до 145000), советские войска Восточного фронта 28.04.1919 перешли в контрнаступление. Главным был выбран удар в направлении Бугуруслан — Уфа. Советское командование выбрало направление первого удара в стык 3-го и 6-го Уральских корпусов, поручив его реализацию самым боеспособным 25-й и 26-й стрелковым дивизиям, которыми командовали тогда наиболее лучшие и уже известные красные начдивы — Чапаев В.И. и Эйхе Г.Х. Дополнительно 24-я стрелковая дивизия красных целенаправленно атаковала 12-ю Уральскую (генерал Бангерский). К 02.05.1919. эти планы и действия советского командования были выполнены. Упорно сопротивляющиеся войска 3-го и 6-го Уральских корпусов, а также 12-я Уральская дивизия в частности, понеся огромные потери и оказавшись на грани разгрома, вынуждены были начать спешное отступление. Этой неудаче 12-й Уральской дивизии способствовала и хорошо известная измена, когда 09.05.1919 часть 45-го Сибирского стрелкового полка — «Курень Шевченко» (несколько рот солдат — украинцев) в 70 километрах восточнее Бугуруслана, у деревни Кузьминовской и станции Сарай-Гир, в полном составе перешел на сторону красных,

Как уже было сказано, именно эти дни 29.04 — 03.05.1919 следует считать остановкой наступления Западной армии (конец «Бега к Волге») и квалифицировать это событие как начало конца Белых армий на Урале и Сибири, хотя тогда никто не мог даже предполагать, что это наступление Красных армий и начавшееся отступление Белых армий вошло в твердое стратегическое русло всех последующих боевых действий в этом регионе. Советские войска повели наступление по всему 450-километровому фронту Западной армии. Уже 04.05.1919 красные части захватили Бугуруслан, 06.05.1919 — Бугульму, 17.05.1919 — Белебей. С 28.04. по 17.05.1919, разгромив 3-й и 6-й Уральские корпуса, красные части продвинулись на 120 километров на восток и подошли к Уфе. Северный фланг (2-й Уфимский корпус Войцеховского) из-за отступления 3-го и 6-го Уральских корпусов и оголения своего южного фланга также начал (поспешный) отход. Этому способствовал переход 15.05.1919 на сторону красных большей части 45-го стрелкового полка — «курень Тараса Шевченко» (более 1000 украинских солдат и офицеров) у станции Сарай-Гир около деревни Кузьминовская на железной дороге Бугуруслан — Белебей — Уфа, в 70 верстах к востоку от Бугуруслана. Этот фактор не имел бы такого значительного негативного последствия при другой ситуации. Он произошел в момент, когда части 6-го Уральского корпуса генерала Сукина отступали, почти спасаясь бегством, и нарушили связь с соседним 3-м Уральским корпусом, образовав разрыв в десятки километров. Это частично послужило тому, что уже 17.05.1919 советские войска заняли Белебей и далее обеспечили выход к Челябинску, захватав 09.06.1919 Уфу, а 13.07.1919 -Златоуст.

Естественно, что Ставка и командование Западной армии лихорадочно намечали пути предотвращения полной катастрофы. Адмирал Колчак приказал немедленно, 02.05.1919, бросить (недоформированный) 1-й Волжский корпус (генерал Каппель) в район Уфы. Начав контрнаступление от Белебея, войска генерала Каппеля сломали в конце концов сопротивление передовых частей 5-й Красной армии (26-я стрелковая дивизия) и 09.05.1919 подошли к Бугульме. 11.05.1919 Бугульма была взята Волжским корпусом и возвращена войскам Западной армии. Но силы были явно неравными. К тому же два полка (Бузулукский и Бугульминский) 3-й Симбирской стрелковой дивизии (генерал-майор Подрядчик К.Т.), набранных из пленных красноармейцев и, частично, из мобилизованных рабочих и крестьян, перешли на сторону Красной армии.

Советские войска продолжали наступление, тесня войска Западной армии и после ожесточенных боев на берегах реки Ик отбросили части корпуса Каппеля на восток, к Белебею, «попутно» возвратив 13.05.1919 Бугульму. Красная армия вновь продвинулась на 120 — 150 километров на восток, неоднократно ставя корпуса Западной армии под угрозу полного окружения. Белебей пал 17.05.1919. Советские войска, продвинувшись еще на 50 — 70 километров на восток, вышли на подступы Уфы. С целью окружения колчаковских частей (Уфимской и Волжской групп), 25.05.1919 войска Красной армии начали наступление тремя колоннами: северной, центральной и южной (20-я, 24-я, 25-я, 26-я и 2-я стрелковые дивизии). Южнее Уфы им удалось форсировать реку Белая. 20-я стрелковая дивизия 29.05.1919 захватила Стерлитамак. Но всей южной колонне советских войск форсировать Белую каппелевцы не позволили. Северной колонне сопутствовало более удачное продвижение — пока 26-я стрелковая дивизия «вгрызалась» между Уральской и Уфимской группами, 25-я стрелковая дивизия (Чапаев), разгромив 8-ю Камскую стрелковую дивизию 07.06.1919, форсировала Белую и вышла глубоко в тыл обороны Уфы.

10.06.1919, после достаточно ожесточенных и длительных боев, 20-й стрелковой дивизии на юге и ее соседу — 24-й стрелковой дивизии красных также удалось форсировать Белую. 25-я дивизия Чапаева 09.06.1919 вошла в Уфу. После захвата Уфы над Западной армией (к 15.06.1919) нависла угроза полного окружения — река Белая осталась позади; северная и южная колонны советских войск сжимали кольцо по всему фронту.

Разногласия с начальником штаба Ставки (генерал Лебедев), весенняя распутица, малочисленность Западной армии (по сравнению с противником) и ее потери, предательство и переход к большевикам нескольких полков, разгром 3-го и 6-го Уральских корпусов после более месяца боев за Уфу заставили генерала Ханжина («по собственной просьбе») покинуть Западную армию. Во временное командование Западной армией 20.06.1919 вступил начальник штаба генерал Сахаров.

(При этом следует заметить, что «Весеннее наступление» Западной армии генерала Ханжина в 1919 году было наиболее высшим и значительным достижением сибирских армий Колчака. Тогда части Белой армии вновь подошли к Волге в районах Самары и Казани. (Возможно, при определенных условиях могли бы выйти и к Москве, опередив армии генерала Деникина на полгода. Но военное счастье оказалось на стороне большевиков).

Нельзя сказать, что генерал Ханжин при начале советского контрнаступления растерялся, потерял управление войсками, впал в депрессию. Этого, конечно не было. И если более тщательно провести исследование, опираясь на весьма скудные и ограниченные известные автору источники рассматриваемого фрагмента Гражданской войны, то проводимые мероприятия и предложения генерала Ханжина, адресованные Ставке не позволяют обвинить командующего Западной армией в бездарном и неумелом руководстве боевыми действиями. Ранее уже упоминалось об определенных предложениях генерала Ханжина еще во время формирования армии, которые имели в виду возможность негативного развития событий на фронте после начала весеннего наступления. Теперь, в процессе наступившего именно такого негативного оборота боевых действий, генерал Ханжин после анализа результатов и первых оценок начавшегося советского контрнаступления уже 14.05.1919 предложил Ставке отвести войска своей армии к реке Белой и создать надежную оборону по ее восточному берегу. В ответ он получил «разъяснение» Ставки: «До реки Белой еще 200 километров. Войска корпусов достаточно боеспособны». Не по вине командующего армией не помогла и предпринятая им 25.05.1919 перегруппировка и переформирование своих войск на базе стремительно теряющих боеспособность Уфимского, Волжского и Уральских корпусов в Уфимскую, Волжскую и Уральскую корпусные группы, с расформированием 6-го Уральского корпуса. Вопреки возражению генерала Ханжина, Ставка 21.05.1919, в самые напряженные и тревожные дни прислала нового начальника штаба Западной армии, генерала Сахарова К.В., без объяснений сняв с этого поста генерала Щепихина С.А. Генерал Сахаров так и не смог войти в детали и тонкости происходящих боевые действий, правильной оценки реальных сил и возможностей Западной армии и складывающейся ситуации в целом. (Недаром многие авторы по истории Гражданской войны среди главных виновников разгрома и трагедии сибирских Белых армий считают именно генерала Сахарова и его опекуна — генерала Лебедева, начальника штаба Ставки).

Между тем советские войска, воспользовавшись своим успехом и завершив наступательную операцию по захвату Уфы (09.06.1919), продолжали теснить отступающие остатки Западной армии. Используя слабость разгромленных Уральских корпусов, 5-я Красная армия нацелилась на Златоуст. Советские войска, сконцентрировавшись восточнее Сарапула, нанесли 24.06.1919 решительный удар по Западной армии — главным образом, по Уральской группе генерал-лейтенанта Голицына В.В. (и его 11-й, 7-й, 6-й Уральским дивизиям, Уфимской кавалерийской бригаде) и Волжской группе генерала Каппеля (4-я Уфимская, 12-я Уральская, 13-я Казанская и 8-я Камская дивизии). Основной целью этих действий советских войск был полный захват Южного Урала и окончательный разгром Западной армии, которая теперь располагала только 25 000 штыками.

Как уже указывалось, 20.06.1919 генерал-от-артиллерии Ханжин М.В. по личной просьбе (и в связи с заболеванием) ушел с поста командующего Западной армией. По рекомендации генерала Лебедева начальника штаба Ставки, приказом Главковерха адмирала Колчака А.В. преемником генерала Ханжина стал генерал Сахаров К.В.

Генерал Войцеховский — командующий Уфимской группой, которого временно заменил генерал-майор Бангерский (так как Войцеховский не захотел служить под руководством Сахарова), вывел Уфимскую группу в район, непосредственно прилегающий к Златоусту. В то же время 26-я и 27-я стрелковые дивизии Красной армии 25.06.1919 форсировали реку Урал и вышли в тыл Волжскому корпусу. 04—09.06.1919 красные части захватили Белорецкий, Тирлянский, Юрюзанский заводы и форсировали реку Ай.

10—12.07.1919 с помощью рабочих Саткинского и Кусинского заводов оборона в этом районе была прорвана. 26-я и 27-я стрелковые дивизии Красной армии 13.07.1919 вошли в Златоуст. В плену оказалось сотни и тысячи солдат, тысячи пали в описанных боях. Судьба Западной армии была окончательно решена.

Остатки Западной армии 22.07.1919 были переформированы в 3-ю армию вновь созданного Восточного фронта.

6. ЗАПАДНАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ (05.09-19.11.1919)

Главнокомандующий всеми войсками Северо-Западной области 05.09.1919 генерал Юденич назначил генерал-майора Бермондт-Авалова командующим создаваемой Западной Добровольческой армии, в состав которой вошли 1-й Западный Добровольческий имени генерала-от-кавалерии графа Келлера корпус, 09—11.1919 (полковник Потоцкий) и 2-й Западный Добровольческий корпус, 09—11.1919; (полковник Вырголич). Эти корпуса были развернуты на базе одноименных отрядов, созданных еще в конце 1918 в составе создаваемой генералом-от-кавалерии, графом Келлером Ф.А. «Северной армии», которая формировалась тогда в Киеве. После падения власти гетмана Скоропадского и убийства генерала Келлера, указанные отряды, перейдя в Прибалтику, разместились в Митаве и Шавле (ныне Шауляй), соответственно. 01 —06.1919 формально входили в состав Западного корпуса Северной армии. 1-й и 2-й Западные корпуса 05.09.1919 вошли в новую Западную Добровольческую армию. Кроме того большая часть немецких солдат VI германского резервного корпуса, дислоцировавшегося в Курляндии (Южная Латвия) и, перешедшего на русскую службу как «Балтийский Ландвер», также вошла в состав Западной Добровольческой армии. Таким образом к 10 000 русских солдат добавилось еще около 40 000 немецких, составив общую численность примерно в 50 000 штыков.

Здесь видимо следует напомнить, что до описываемых событий, с 1917 года, Латвия пережила достаточно сложный нестабильный период своей истории. 18.02—03.03.1918 войска немецкой 8-й армии и армейской группы «Д» оккупировали страны Прибалтики, нарушив условия ранее заключенного перемирия с Советской Россией. Оккупация Прибалтики продолжалась и после заключения Брест-Литовского мира 03.03.1918. Сепаратистские и другие амбициозные всплески различных буржуазных и антисоветских организаций и обществ создавали дополнительный фон дестабилизации жизни и государственного обустройства внутри Эстляндии (Эстонии), Лифляндии (Латвии) и Курляндии (Южная Латвия). Этому же способствовали и многие другие факторы. Так Курляндский Ландтаг 08.03.1918 объявил о создании «Курляндского Герцогства» самостоятельного, «независимого» государства. Используя этот прецедент, собравшиеся 12.04.1918 в Риге на объединенный Ландтаг Лифляндии представители Курляндского Герцогства, Эстляндии, города Риги и острова Эзель объявили о создании Балтийского Герцогства, в которое вошло и Курляндское Герцогство, а также было объявлено об отделении Эстонии и Латвии от России и установлении Унии с Пруссией. Во главе создаваемого Балтийского Герцогства стал Генрих Гогенцоллерн (брат Вильгельма II). После Революции в Германии и низложения Вильгельма 11(1918 — 1919), Балтийское Герцогство распалось. 18.11.1918 в Латвии произошла буржуазная революция и образованное в Риге (с помощью немецких оккупационных войск) Временное правительство возглавил Ульманис.

(Карл Ульманис (1877 — 1942) с декабря 1917 был заместителем комиссара Временного правительства Лифляндской губернии, возглавлял все антибольшевистские силы и повел борьбу против установления Советской власти в Латвии).

07.12.1918 правительство Ульманиса разрешило создать «Балтийский Ландесвер», военное формирование из немецких солдат и офицеров, перешедших на службу Латвии. Тем временем силы Антанты также предпринимали усилия для утверждения своего влияния в Латвии. Так, эскадра английских кораблей 09.12.1918 пришла в Либаву, а 18.12.1918 английские корабли вошли в Рижский залив и в порт Риги. Эти события и нажим на правительство Ульманиса как со стороны Германии, так и со стороны Антанты, с реальной демонстрацией своих военных сил, а также общее недовольство правлением Ульманиса, способствовали массовым выступлениям с требованием его смещения, а также ухода оккупационных войск из Латвии. Звучали призывы к повсеместному вооруженному восстанию. Во многих городах власть захватывали большевики и устанавливалась совдепия. 17.12.1918 была провозглашена Латвийская Социалистическая Республика, которая упрочняла И расширяла свою власть поочередным захватом городов, включая Ригу (03.01.1919). Правительство во главе с Ульманисом бежало в Либаву. Для свержения Советской власти и усиления оккупационных войск, 01.1919 в Либаву прибыл генерал фон дер Гольц, который возглавил общее командование всеми антисоветскими войсками в Латвии, включая солдат и офицеров Балтийского Ландесвера, Железной дивизии и Гвардейской Резервной дивизии. Но 16.04.1919 в Либаве также произошел антиульмановский переворот. Свергнутый Ульманис нашел убежище в Эстонии. Однако еще до этого, 02.1919 войска «Партизанского отряда имени генерала-от-кавалерии графа Келлера» полковника Бермондта П.Р. (с 09.10.1919 именовал себя князем П.М. Аваловым) изгнали большевиков и совдепы из Вентспилса и Кулдиги. (Указанный Отряд Бермондта образован 04.03.1919 на базе его же первоначального «Партизанского конно-пулеметного отряда», сформированного 08.02.1919 из интернированных солдат и офицеров Русской армии в Зальцведеле Германии). 22.03.1919 войска генерала фон дер Гольца, при участии белогвардейских отрядов полковников Бермондта-Авалова, князя Ливена («Русский Добровольческий антибольшевистский отряд») и Вырголича захватили Ригу, устранив от власти и изгнав большевиков. Германские части и Ландесвер продолжили продвижение в северную Латвию. Туда же начали наступать эстонские войска, так как Эстония не хотела отдавать эту территорию под полную немецкую оккупацию. Встреча обоих противостоящих групп войск произошла в районе города Вендена (ныне Цесис). В произошедшей схватке победа осталась за эстонскими войсками. 03.07.1919 было заключено перемирие. Правительство Ульманиса вернулось в Ригу, немецкие оккупационные войска отступили в Курляндию. Однако полностью покинуть Латвию немецкие солдаты не собирались, тем более, что в конце августа 1919 немцы получили поддержку от корпуса Бермондта-Авалова, игнорируя даже массовые антигерманские выступления в Митаве.

08.10.1919 Западная Добровольческая армия под командованием Бермондт-Авалова начала военные действия против Латвийской республики, которая с помощью союзной Эстонии, к тому времени (03.07.1919) вновь обрела свою независимость и восстановила власть правительства Карла Ульманиса. Одновременно Бермондт-Авалов предлагал начать переговоры о заключении перемирия и утверждал, что его целью не является захват Риги, а желание обеспечить проход своей армии в Эстонию для помощи Северо-Западной генерала Юденича. Также распространил о его якобы намерении нанести удар в направлении Двинска (Даугавпилса), а не в сторону Риги, с целью выйти в тыл войск Петрограда и отрезать его от Москвы. Все эти, говоря современным языком, «пиаровские» уловки показывали лишь неуверенность в своих силах и боязнь понести поражение. 18.10.1919, получив окончательный отказ Ульманиса от переговоров о перемирии, оказавшись заложником своих публичных намерений, Западная Добровольческая армия начала вынужденное наступление на Ригу. Несмотря на привлеченных немецких солдат из VI корпуса фон дер Гольца на русскую службу и Западную Добровольческую армию и поддержку контрреволюционных сил графа Палена К.К. (родственника генерал-лейтенанта графа Палена А.П.), 1-й Западный Добровольческий и 2-й Западный Добровольческий (полковника Вырголича) после полуторамесячных боев с минимальными успехами смогли подойти к пригородам Риги. Однако возросшее сопротивление войск Ульманиса, оборонявших город, начавшаяся революция в Германии, нажим Антанты на прекращение боевых действий, поражение войск Северо-Западной армии генерала Юденича, а также сомнения и неуверенность в окончательной победе, — заставили Бермондт-Авалова прекратить боевые действия и отступить в Южную Латвию.

19.11.1919 Западная Добровольческая армия Бермондта-Авалова вошла составной частью в немецкую оккупационную армию генерала Эберхарда.

12.1919 Бермонд-Авалов, не желая далее участвовать в военных операциях, эмигрировал в Германию. (Дополнительные подробности — смотри персоналий: «Бермондт-Авалов»).

7. ЗЕМСКАЯ РАТЬ (01.07-25.10.1922)

После поражений Белоповстанческой армии и обострения политической обстановки в Приморье и разногласий между «каппелевцами» и «семеновцамив» в войсках этого региона, «каппельцы» потребовали созыва «Народного собрания». Чтобы не допустить решения этого вопроса новым государственным переворотом с применением оружия, политическая элита и высшие офицеры каппелевских, семеновских войск и оккупационных войск интервентов Приморья пришли к соглашению созвать 07.07.1922 во Владивостоке «Земский Собор». Результатом работы этого Собора явилось создание «Приамурского Земского правительства» во главе с генералом Дитерихсом, который одновременно был назначен Главнокомандующим Приморским Народным ополчением — «Земской Ратью» в ранге «Земского Воеводы». Это экстравагантное название новой армии объединяло различные части остатков белоповстанческих войск в Приморье и, можно сказать, сбалансировало их равноправное сосуществование, значительно снизив в том числе давнюю неприязнь «каппелевцев» и «семеновцев» друг к другу. Это удалось достаточно успешно реализовать тем, что части новой армии (Земской Рати) формировались смешанными частями, как каппелевцами, так и семеновцами, именуя более крупные части «по географическому» принципу.

Так, все войска этого нового армейского преобразован — Приамурской Земской Рати получили следующий состав и наименования:

Якутская Народная армия, с 03.1921 (корнет Коробейников), к 08.1922 отступившая из Якутии в район Нерченска-Охотска и побережья Охотского моря (смотри «Якутская Народная армия»).

Сибирская (Добровольческая) дружина, с 15.08.1922, (генерал-лейтенант Пепеляев), прибывшая из Владивостока в районы Нельчин-Аян на побережье Охотского моря.

Поволжская Рать (генерал Дитерихс) и ее:

— Прикамский стрелковый полк, сформирован на базе бывшей Ижевско-Вотскинская бригады; (полковник Ефимов); численностью 900 штыков и 110 сабель;

— Приволжский стрелковый полк, сформирован на базе бывшей Поволжской стрелковой бригады; (генерал-майор Сахаров Н.П).; численностью 830 штыков и 245 сабель;

— Московский конный полк, вновь сформирован; (генерал-майор Хрущев); численностью 300 штыков и 450 сабель;

— Партизанский отряд (генерал-лейтенант Савельев), с 08.1922 вошел в состав Боткинской дружины; численностью всего — 20 штыков;

— Урало-Егерский отряд, с 1922, (полковник Доможиров); численностью 400 штыков.

— Поволжская артиллерийская дружина, (полковник Бек-Мамедов);

Всего в Поволжской Рати — 2 000 штыков и 800 сабель.

Сибирская Рать, (генерал-майор Смолин) и ее

— Западно-Сибирский стрелковый полк, сформирован на базе бывшего 4-го Омского стрелкового полка; (полковник Аргунов);

— Восточно-Сибирский полк, сформирован на базе части 2-й Сибирской стрелковой бригады; (генерал-майор Вешневский); часть полка перешла в дружину генерала Пепеляева;

— Сибирская артиллерийская дружина (полковник Смолянинов).

— Западно-Сибирская батарея (полковник Алмазов); Всего в Сибирской Рати — 1450 штыков и сабель. Дальневосточная Рать, (генерал-лейтенант Глебов) с основной массой прежних войск атамана Семенова и ее

— Забайкальская казачья дивизия, (генерал-майоры Эпов Г.Г., 12.1921-08.1922, Сабеев, 08-12.1922); численность около 200 штыков и 1100 сабель;

— Амурская казачья дружина; 200 штыков;

— Иркутская казачья дружина;

— Пластунская дружина, (полковник Буйвинд). Всего в Дальневосточной Рати 1800 штыков и Сабель. Сибирская казачья Рать, (генерал-майор Бородин):

— Оренбургский отряд, 220 штыков и 450 сабель;

— Сводный отряд; (генерал-майор Блохин); 465 штыков и сабель;

Всего в Сибирской казачьей Рати — 590 штыков и 550 сабель.

Резерв: небольшие отдельные отряды.

Всего в Земской Рати — около 15 000 штыков и сабель.

Поволжская и Дальневосточная группы войск оставались главной силой Земской Рати генерала Дитерихса. Против этого соединения и были направлены все устремления командования Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики, контролируемой большевиками и поддерживаемой огромными силами бесчисленных отрядов партизан.

09.1922 Народно-Революционная армия Дальневосточной Республики начала последние бои Гражданской войны в Приморье и Якутии. Это явилось ответом на попытки генерала Дитерихса сохранить и удержать остатки белогвардейских сил в этом отдаленном районе России, когда 02.09.1922 войска Земской Рати (около 13 000 штыков и 3000 сабель) предприняли наступление на Хабаровск. Дитерихсу удалось добиться некоторых успехов, продвигаясь вдоль Уссурийской железной дороги, и, захватив Рудовку, Ольховку и Успенку, достичь станции Свиягино.

Народно-Революционная армия (командующий — Уборевич) создала ударную группу для разгрома войск Земской Рати (около 8000, под командованием Ольшанского М.М.). Действуя совместно с партизанами (5000), 05.10.1922 большевики перешли в контрнаступление, возвратив Свиягино и отбросив земские войска к Спасску. 08 — 09.10.1922 штурмом был захвачен у Поволжской группы (генерал Молчанов) Спасский УР. С этого момента войска Земской Рати начали катиться вспять, ведя последние арьергардные бои с преследующими их войсками Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики. Войска Народно-Революционной армии одновременно нанесли удары по Сибирской (генерал Смолин) в районе станции Гродеково — Пограничная и Сибирской казачьей (генерал Бородин) Группам — к югу от озера Ханко, а также по Дальневосточной группе (генерал Глебов) — севернее Владивостока.

В результате этих последних боев Гражданской войны с колчаковско-каппелевско-семеновскими войсками Белых армий на Дальнем Востоке, части Земской Рати Воеводы — генерала Дитерихса были окончательно разбиты. Их остатки, во главе с командующим Дитерихсом, Молчановым, Глебовым, Бородиным и другими высшими офицерами и солдатами, отступили на юг к заливу Посьет.

В начале ноября 1922 из залива Посьет на кораблях Сибирской флотилии адмиряла Старка, генерал Дитерихс смог эвакуировать в Гензан (порт в Корее) около 7000 из оставшихся в живых солдат Белых сибирских армий. Вторая часть остатков Сибирской Рати, во главе с генералом Смолиным (около 3000) из Гродеково перешла границу с Китаем и была интернирована в Манчжурии.

25.10.1922 войска Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики вошли во Владивосток, а 26.10.1922 последние японские солдаты, оккупировавшие Южное Приморье, покинули Россию, эвакуировавшись из Владивостока.

Такова судьба основной массы войск Земской Рати, последних остатков колчаковско-каппелевско-семеновских войск Белых сибирских армий.

О судьбе еще одной небольшой части Земской Рати — Якутской Народной армии генерала Коробейникова и Сибирской Добровольческой Дружины генерала Пепеляева, которая действовала и вела бои в Якутии и на побережье Охотского моря в плоть до середины 1923 — смотри «Якутская армия».

8. КАВКАЗСКАЯ АРМИЯ (21.05.1919-08.02.1920)

Кавказская армия образована 08 (23).05.1919 в Вооруженных силах юга России — ВСЮР путем переименования Добровольческой армии в Кавказскую и выделением из Добровольческой армии Отдельной Крымско-Азовской армии. Кавказская армия создана на базе конных частей Манычского фронта Добровольческой армии, основу которых составляли Кубанские казачьи корпуса.

Командующие Кавказской армией:

генерал-лейтенант Врангель П.Н., 21.05 — 08.12.1919;

генерал-лейтенант Покровский В. Л., 09.12 —08.02.1920.

Начальники штаба:

генерал-лейтенант Юзефович Я.Д., 21.05 — 20.06.1919;

генерал-лейтенант Шатилов П.Н., 20.06 — 13.12.1919;

генерал-майор Зигель Д.М., 13.12.1919-08.02.1920.

Состав Кавказской армии на 01.06.1919:

1-й Кубанский корпус, 15.11.1918 — 03.1920; (генерал-лейтенанты Покровский В.Л., 20.06 — 08.1919; Писарев П.К., 08.1919-08.02.1920), объединявший:

— 1-ю Кубанскую дивизию, 05.05.1918-03.05.1920; (генерал-майоры Покровский В.Л., 05.05.1918 — 03.01.1919; с 07.01.1919 Крыжановский В.В., убит 21.02.1920); с ее 1-м Кубанским, 2-м Уманским, 3-м Запорожским, 2-м и 3-м Сводными Кубанскими полками;

— 2-ю Терскую (Горскую) дивизию, 25.01 — 02.09.1919, (полковник Земцов, 02.1919; генерал-майоры Николаев, 16.02-16.03.1919; Савельев В., 16.03-20.04.1919; полковники Барагунов И. П., 20.04 — 06.05.1919; Остроухов Т.И., 06.05-02.09.1919) с ее 2-м и 3-м Горско-Моздокским и 2-м Терским казачьими полками. 02.09.1919 2-я Терская дивизия переформирована в бригаду 1-й Терской казачьей дивизии.

2-й Кубанский корпус, 11.1918 — 02.05.1920; (генерал-майоры Улагай С.Г., 27.02-10.1919; Науменко В.Г., 10.1919-03.1920), объединявший:

— 2-ю Кубанскую дивизию, 06.1918 — 21.05.1920, сформирована на базе Отряда полковника Шкуро А. Г. (полковники Удовенко, 06.1918; Шкуро А.Г.,07.1918; Улагай С.Г., 22.07.1918-27.02.1919; генерал-майоры Репников Д.В., 04.04-04.08.1919; Мамонов П.П., 04-26.09.1919, убит; полковник Шляхов А.И., 10 — 11.1919; генерал-майор Фостиков М.А., 10.12.1919- 24.04.1920) и ее 1-й и 2-й Хоперские, 1-й Лабинский, 2-й Кубанский полки.

— 3-ю Кубанскую казачья дивизию, 11.11.1918 — 03.1920; (полковник Ренников, 12.1918-01.1919; генерал-майоры Бабиев Н.Г., 26.01-24.05.1919, тяжело ранен; Мамонов П.П., 06-08.1919); с 1-й бригадой (полковник Венков В.Ю.) и ее 1-м Кавказским и 1-м Черноморским казачьими полками; и 2-й бригадой (полковник Мамонов П.П., 26.02 — 24.05.1919, заменил раненого Бабиева; полковник Малышенко П.И., 06.1919 — 03.1920) и ее 1-м Таманским и 2-м Полтавским полками.

— 3-ю Кубанскую пластунскую бригаду, 14.11.918 — 03.1920; (генерал-майоры Ходкевич Д.И., 11.1918 — 05.1919; Говорущенко, 05 — 11.1919; полковник Цыганок С.Ф., 26.11.1919-03.1920) и ее 1-м и 11-м пластунскими полками.

2-й Кубанский корпус 03.05.1920 расформирован. 4-й Конный корпус (генерал-лейтенанты Шатилов П.Н., с 20.06.1919 — Топорков СМ.), объединявший:

— 1-ю конную дивизию; 06.06.1918-03.1920; (генералы-от-кавалерии Эрдели И.Г., 06.06-31.10.1918; Драгомиров A.M., 06-08.1918; генерал-лейтенант Врангель П.Н., 31.10.1918-03. 01.1919; генерал-майоры Шатилов П.Н., 10.01-26.06.1919; Успенский Н.М., 23.05.-23.10.1919; Муравьев В.В., 23.10.1919-03.1920) с 1-й бригадой (полковники Науменко В.Г., 06 — 11.1918; Муравьев В.В., 12.1918-23.10.1919) и ее 1-м Кубанским (Корниловским) и 1-м Черсским конными полками и 2-й бригадой (генерал-майор Топорков СМ., 02.11.1918 — 10.20.1919; полковники Жаров Е., 22.01-11.03.1919, умер; Растегаев М.Л., 03-04.1919; Тутов П., 04-05.1919; генерал-майор Павличенко И.Д., 23.10.1919 — 03.1920) с ее 1-м Кавказским и 1-м Черноморскими Кубанскими казачьими полками.

- Астраханскую дивизию, 27.06.1919-06.05.1920; (генерал-лейтенант Зыков, 06.-08.1919; генерал-майоры Савельев В., 08-10.1919; Колоссовский А.П., 10.1919 — 03.1920) с ее 1-м, 2-м, 3-м и 4-м Астраханскими казачьими; 1-м Инородческим конными полками.

(1-й) Сводно-Донской корпус (генерал-майор Савельев В.З., 27.08.1919 тяжело ранен в голову); объединявший:

— 4-ю Донскую конную дивизию, 06.1919 — 02.1920; (генерал-майор Калинин Н.П.);

— 13-ю Донскую дивизию, 06.1919- 02.1920, (генерал-майор Попов И.Д).

07.1919 Сводно-Донской корпус передан в Донскую армию.

В Кавказскую армию вошли также Отдельные пехотные: 6-я дивизия (генерал-майор Патрикеев, убит 17.05.1919; дивизия отведена на переформирование, потеряв в бою почти две трети состава), включавшая Сводно-Астраханский, Сводно-Саратовский, Сводно-Гренадерский пехотные полки; Атаманская (Донская) дивизия, (полковник Егоров); Отдельная Астраханская бригада (генерал-майор Зыков), включавшая: 1-й и 2-й Астраханские, 1-й Черкасский полки.

В июне —июле 1919 взамен разгромленной 6-й пехотной дивизии Кавказской армии была придана 7-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Бредова Н.Э. из 2-го армейского корпуса генерала Промтова, которая к 01.08.1919 была вновь возращена во 2-й корпус под Полтаву, на запад.)

Разгромив советские войска на Манычском фронте и прочно закрепившись в районе станицы Великокняжеской, войска Манычского фронта (называемые теперь Кавказской армией) продолжали наступать, преследуя противника в направлении (пока еще далекого) Царицына. 28.05.1919 войска Кавказской армии захватили Котельниково и форсировали реку Курмоярский Аксай. 1-й Кубанский корпус генерала Покровского при этом вырвался далеко вперед, что привело к его отрыву от 2-го Кубанского корпуса генерала Улагая. В этот разрыв 30.05.1919, удачно использовав ситуацию, значительными силами устремились войска Красной армии. В результате фактически была уничтожена 6-я пехотная дивизия, а ее командир, генерал Патрикеев — убит. 2-я Кубанская дивизия, бросившись на помощь, спасла положение и отбросила советские части на север. (При этом отличился и генерал Улагай, своевременно подойдя к месту боя со своим конвоем, показав личный пример мужества).

После упорных боев (до 03.06.1919) 1-й Кубанский корпус продвинулся еще примерно на 30 верст. Но 2-й Кубанский корпус за рекой Есауловский Аксай, встретив ожесточенное сопротивление, начал топтаться на месте. Бросив все резервы (4-й Конный корпус генерала Шатилова), генерал Врангель приказал 07.06.1919 атаковать Красную армию по всему фронту реки Есауловский Аксай. Этому приказу содействовало сообщение из штаба ВСЮР, что по восстановленной железной дороге на переправе через реку Сал движется 7-я пехотная дивизия, которую штаб ВСЮР временно передает Кавказской армии. В результате этих боев на Есауловском Аксае противник потерпел серьезное поражение и был отброшен еще далее к северо-востоку, к самому Царицыну. Но, подойдя к реке Мышкова и захватив деревню Ивановка, 1-й Кубанский и 4-й Конный корпуса генералов Покровского и Шатилова в свою очередь также понесли значительные потери. Потери понес и 2-й Кубанский корпус Улагая; при этом получил ранение в голову генерал Бабиев, которого сменил генерал Мамонов, а последнего на посту командира 3-й Кубанской дивизии — генерал Говорущенко.

К 10.06.1919 передовые части Кавказской армии вышли к реке Царица. Одновременно левый фланг установил тесную связь (2-я Терская дивизия) с Донской армией, через железнодорожный мост через реку Дон у хутора Рычкова. Советское командование, со своей стороны, принимало лихорадочные меры, чтобы удержать Царицын и разгромить Кавказскую армию. Вместо разбитой 10-й Красной армии к Царицыну перекинули 11-ю Красную армию из Астраханского региона. Срочно были пополнены части Конного корпуса комкора Думенко. На помощь подошел еще один Конный корпус комкора Жлобы. К Царицыну подошли также и корабли Волжской флотилии, включая два миноносца из Астрахани.

Но, невзирая на потери и усталость воинов Кубанских корпусов почти в течение года находившихся в непрерывных боях, войска Кавказской армии были полны решимости ворваться в Царицын. Они жаждали получить отдых и передышку от беспрерывных боев. В свою очередь, противник превращал Царицын в «Красный Верден». 12.06.1919 2-й Кубанский и 4-й Конный корпуса форсировали речку Червленую, и 1-й Кубанский корпус захватил станицу Кривомузгинскую. Противник между тем продолжал укреплять оборону. Рыли окопы, ставили проволочные заграждения; продолжали подходить резервы.

Но генерал Врангель в основном выполнил данное им генералу Деникину обещание: за три недели достичь Царицына. Войска Кавказской армии прошли 300 верст по малонаселенной Донской степи. Но взять «Красный Верден» без дополнительных сил пехоты, технических средств и достаточной артиллерии (и только конницей) — задача была весьма рискованной и чревата возможным жесточайшим поражением и огромными потерями (что, безусловно, понимал генерал Врангель). И все же войска Кавказской армии сжимали кольцо окружения. К 14.06.1919 2-й Кубанский корпус (генерал Улагай) стоял в Темных Водах (10 верст южнее Царицына), 4-й конный корпус (генерал Шатилов) — на реке Ягодной; 1-й Кубанский корпус (генерал Покровский) — у станицы Карповка.

Следует заметить, что 13.06.1919 генерал Деникин признал свое подчинение Верховному Правителю Государства Российского — адмиралу Колчаку. Этот акт поднял настроение высших офицеров ВСЮР (и Кавказской армии, в частности). Объединение, единство сил — фактор всегда положительный.

14.06.1919 ударная группа генерала Шатилова атаковала противника на реке Ягодной и, прорвав фронт, захватила станцию Басаргино и селение Червленно-Разное, неоднократно переходившее в боях из рук в руки, а также Воропоново и Крутень, станицу Крутенькую, все более приближаясь к городу. Ночь прервала сражение. 15.06.1919 атаки возобновились, но встретив еще более ожесточенное сопротивление красноармейцев и жесточайший артиллерийский огонь, включая огонь корабельных орудий, успеха не принесли. Эта вторая атака (оказавшись безуспешной) принесла лишь новые значительные потери. Генерал Врангель прекратил наступление и отменил третью атаку Царицына, еще раз убедившись, что без достаточного количества пехоты и инженерных войск штурмовать «Красный Верден» безнадежно. Более того, советские части 17.06.1919 сами предприняли контратаку против 4-го Конного корпуса и даже несколько потеснили его войска.

С другой стороны, 2-й Кубанский корпус (генерал Улагай) овладев Бекетовкой и Отрадным, приближался к городу с юга. 1-й Кубанский корпус (генерал Покровский) захватил хутора Бабурин и Алексеевский. Кольцо еще более сжалось. К тому же, наконец, прибыли первые части 7-й пехотной дивизии (генерал Бредов Н.Э.), а именно — ее первый полк.

В это время Донская армия проявила активность на северо-восточном направлении. 4-й Донской корпус (генерал Мамонтов) 04.06.1919 захватил станцию Медведицкую, приближаясь к железной дороге Поворино — Царицын.

Получив подкрепление (7-ю пехотную дивизию и 4 танка), 29.06.1919 генерал Врангель приказал начать новый штурм Царицына. Ударная группа 4-го Конного корпуса (генерал Шатилов) начала наступать силами 7-й пехотной дивизии (генерал Бредов Н.Э.). С левого фланга шли 4 танка и 3 броневика, справа — 3 бронепоезда. Танки быстро прорвали проволочные заграждения, и пехота устремилась в этот прорыв, преследуя противника, отступающего как в пригороды Царицына, так и к Воропоново. В разрыв устремилась конная лава корпуса Шатилова. Воропоново быстро было возвращено. Одновременно перешедшие в наступление с юга войска 2-го Кубанского корпуса генерала Улагая, после прорыва позиций советских войск, вернули станицу Бекетовка. Противник отошел в пригороды Царицына.

На севере начал наступление и 1-й Кубанский корпус Покровского, ударив на Котлобань. Но здесь его ожидало наиболее ожесточенное сопротивление, так как именно сюда подошли основные силы подкреплений, посланные на помощь Царицыну. Генерал Покровский вынужден был еще раз повторить атаку. Ему удалось прорвать фронт, захватить хутор Вертячий и взять в плен около 5000 красноармейцев. Генерал Улагай также вторично атаковал противника. В результате на всем кольце окружения Царицына войска Кавказской армии подошли к пригородам Царицына, загнав советские части в черту города. Предстояли уличные и баррикадные бои.

Генерал Улагай предложил отсрочить следующий штурм, мотивируя большими потерями и усталостью войск, а также боясь уличных поединков, которые таили возможность поражения. Но генерал Врангель приказал 30.06.1919 вновь штурмовать Царицын. После жестокой схватки все три кавалерийских корпуса Кавказской армии сломили сопротивление оборонявшихся. Первыми ворвались в город части корпуса Улагая. 30.06.1919 Царицын пал. Красные части спешно отступили на север.

Победа войск генерала Врангеля под Царицыном дорого обошлась Кавказской армии: были убиты и ранены генералы, непосредственно командовавшие боями, и в том числе — убит генерал Патрикеев (командир 6-й пехотной дивизии), ранены генералы Бабиев и Павличенко (командиры 2-й Кубанской дивизии). А если к этому добавить павших в боях на Северном Кавказе и на Манычском фронте в период 2-го Кубанского похода генералов Корнилова, Маркова, Дроздовского, Станкевича, Мурзаева, раненых Шатилова, Топоркова, Павличенко (у которого оказалось 19 ранений за весь период Гражданской войны!) и других, то станет совершенно очевидной ожесточенность боев и высочайший воинский долг указанных военачальников, не прятавшихся в штабах.

В результате победы под Царицыном произошли следующие изменения в Кавказской армии. Генерал Юзефович принял командование новым 5-м Конным корпусом, сдав пост начальника штаба Кавказской армии генералу Шатилову. 4-й конный корпус (вместо Шатилова) принял генерал Топорков. 7-я пехотная дивизия (генерал Бредов Н.Э.) была переброшена обратно в Добровольческую армию, во 2-й армейский корпус (генерал Промтов) на Полтавско-Киевское направление.

Но отдыхать после занятия Царицына, на что войска Кавказской армии очень надеялись, не пришлось: «Московская директива» генерала Деникина гнала армии ВСЮР далее, на север и северо-запад. Поэтому уже через два дня 1-й Кубанский корпус (генерал Покровский) в боях захватил Балыклею, преследуя отступающие красные войска и продолжая гнать их к Камышину.

Советские войска спешно пополнялись все новыми и новыми частями; их сопротивление усиливалось и ужесточалось. На помощь 1-му Кубанскому корпусу подошли и два других: 4-й Конный (генерал Успенский, заменявший генерала Топоркова до его прибытия из Добровольческой армии) и 2-й Кубанский (генерал Улагай). Но сопротивление Красной армии казалось непреодолимым. Бои за Камышин продолжались более 3-х недель, 04 — 28.06.1919. Камышин пал 28.07.1919. В плен попало около 13 000 красноармейцев. Захват Камышина фактически обессиленными войсками Кавказской армии был ее апогеем в боевых действиях на Дону, в Задонских степях и в Поволжье. Выполнить захват Саратова, Балашова и Лихой у Кавказской армии не хватало сил. Все ее части имели теперь одну треть первоначального состава, с которым они начали поход от Великокняжеской (21.05.1919, на Маныче) к Царицыну на Волге. В этих боях к осени 1919 был убит генерал Мамонов П.П. и генерал Савельев получил тяжелое ранение в голову.

Тем временем, советское командование спешно перебрасывало резервы и подкрепления, чтобы не только остановить, но и отбросить войска Кавказской армии генерала Врангеля от Камышина и возвратить Царицын. Части 2-й и 4-й Красных армий перебрасывались с Восточного фронта, так как необходимости их пребывания в Сибири уже не требовалось (колчаковские войска откатывались в Забайкалье). 10-я Красная и 1-я Конная армии, получив подкрепления, начали контрнаступление на Кавказскую армию.

Состав Кавказской армии на 10.10.1919:

Командующий — генерал-лейтенант Врангель П.Н.

1-й Кубанский казачий корпус (генерал-лейтенант Покровский В.Л.; с 05.10.1919 генерал-майор Писарев П.И.; с 26.11.1918 генерал-лейтенант Крыжановский В.В.), объединявший:

— 1-ю Кубанскую казачью дивизию (генерал-майор Крыжановский В.В., убит 27.02.1920), в составе:

— 1-й бригады (полковник Захаров) и ее 2-й (полковник Гетманов) и 3-ий (полковник Гончаров) Сводные Кубанские казачьи полки;

— 2-й бригады (полковник Малеванов В.Л.) и ее 2-й Сводный Черноморский (полковник Неподкупной) и 2-й Линейный (войсковой старшина Дейнега) Кубанские казачьи полки.

Резерв 1-й Кубанской дивизии: стрелковый полк этой же (1-й Кубанской казачьей) дивизии.

— Сводно-гренадерская дивизия, 09.09.1919 — 10.03.1920; сформирована на базе 6-й пехотной дивизии; (генерал-майор Писарев П.К.), в составе:

— 1-й бригады (генерал-майор Чичинадзе М.К., убит 02.1920) с ее 1-м и 2-м сводными полками прежних 1-й и 2-й Гренадерских дивизий;

— 2-й бригады (полковник Кочкин Б.П.) с ее Сводными полками 3-й Гренадерской и Кавказской Гренадерских дивизий.

СводноТренадерская дивизия 22.02.1920 была окружена и почти полностью уничтожена, остатки сведены в Сводно-Гренадерский батальон (полковник Кочкин), которые позже перешли границу Грузии и были эвакуированы кораблями Черноморского флота генерала Врангеля в Крым, вступив в ряды Русской армии.

В 1-й Кубанский казачий корпус входили также Отдельные

— Сводно-горская (конная) дивизия, 23.03.1919— 03.1920; (генерал-майоры Губин А.А., 03 — 05.1919; Гревс А.П., с 05.10.1919), в составе:

— Ингушской конной бригады с ее 1-м и 2-м Ингушскими и Карачаевским конными полками;

— Дагестанской конной бригады с ее 1-ми 2-м Дагестанскими конными полками. — 2-ю Кубанской пластунской (пехотной) бригады, 05.10.1919-03.1920; до 10.1919 входила в состав 3-го Кубанского корпуса и в Полтавский отряд Добровольческой армии; (генерал-майор Гейман А.А., 15.11.1918—05.10.1919; полковник Запольский Б., с 05.11.1919) в составе 2-го, 4-го, 8-го и 9-го пластунских батальонов. — 3-й Кубанской пластунской (пехотной) бригады, 10—11.1919, временно; (генерал-майор Ходкевич Д.И., 18.11.1918-18.11.1919; полковник Цыганок С.Ф., 11.1919—03.1920) с ее 1-м (полковники Серафимович, Цыганок С.Ф., 05—11.1919) и 11-м (полковник Мазанков) Кубанскими пластунскими полками.

2-й Кубанский казачий корпус (генерал-майоры Улагай С.Г.; с 11.10.1919 — Науменко В.Г.), объединявший:

— 2-ю Кубанскую дивизию, 06.1918-24.04.1920, сформирована на базе Отряда полковника Шкуро А.Г., (полковники Удовенко, 06.1918; Шкуро А.Г.,07.1918; Ула-гай С.Г., 22.07.1918 — 27.02.1919; генерал-майоры Репни-ков Д.В., 04.04-04.08.1919; Мамонов П.П., 04-26.09.1919, убит; полковник Шляхов А.И., 10-11.1919; генерал-майор Фостиков М.А., 10.12.1919-24.04.1920) в составе:

— 1-й бригады (генерал-майор Говорущенко С.Д.) с ее 1-м (полковник Муравьев) и 2-м Кубанскими казачьими полками;

— 2-й бригады (генерал-майор Шапринский Л.) с ее — 1-м Лабинским (полковник Жуков С.) и 1-м Полтавским (полковник Чекалов) казачьими полками.

Резерв 2-й Кубанской дивизии — стрелковый полк. 2-я Кубанская дивизия 24.04.1919 капитулировала, сдавшись в плен на Черноморском побережье Кавказа.

— 3-й Кубанской казачьей дивизии, 11.11.1918 — 03.1920; (полковник Ренников, 12-1918-01.1919; генерал-майоры Бабиев Н.Г., 26.01—24.05.1919, тяжело ранен; Мамонов П.П., 06 — 08.1919); с 1-й бригадой (полковник Венков В.Ю.) и ее 1-м Кавказским и 1-м Черноморским казачьими полками; и 2-й бригадой (полковник Мамонов П.П., 26.02 — 24.05.1919, заменил раненого Бабиева; полковник Малышенко П.И., 06.1919-03.1920) с ее 1-м Таманским и 2-м Полтавским, 2-м Лабинским и 2-м Кубанским казачьими полками.

4-й Конный корпус, 06.1919-03.1920, (генерал-лейтенант Топорков СМ.); объединявший:

— 1-ю Конную дивизию, 06.06.1918-03.1920; (генералы-от-кавалерии Эрдели И.Г., 06.06-31.10.1918; Драго-миров A.M., 06-08.1918; генерал-майоры Врангель П.Н., 31.10.1918-05.01.1919; Шатилов П.Н., 10.01-23.05.1919; Успенский Н.М., 23.05-23.10.1919; Муравьев В.В., с 23.10.1919), с ее 1-м Екатеринодарским (полковники Муравьев В.В., 12.08.1918-17.03.1919; Лебедев О., с 17.03.1919), 1-м Запорожским (полковники Топорков СМ., 06-11.1918; Рыжонков, 11.1918-03.1919; Волоши-нов, 03—06.1919, генерал-майор Павличенко И.Д., 22.06-23.10.1919); 1-м Уманским ( полковники Тупов П., 03-04.919; Золоторевский, 04-09.191; генерал-майор Павличенко И.Д., с 10.1919) и 1-м Линейным (полковники Муравьев В.В., 03-10.1919; Тутов П, 10.1919-03.1920) казачьими полками.

— 4-ю Кубанскую казачью дивизию, 29.07.1919 — 06.051920 (полковник Буряк; генерал-майор Косинов Г.Я., с 10.12.1919), в составе:

— 1-й бригады (полковники Рудько В.И.; Земцов, с 23.10.1919) с ее 2-м Запорожским (полковник Скворцов М.А.) и 2-м Кубанским (полковник Лопата) казачьими полками;

— 2-ю бригаду (полковник Скворцов М.А.) с ее 2-м Екатеринодарским и 2-м Кавказским (войсковые старшины Руцкий; Закрепа, с 23.10.1919) Кубанскими казачьими полками.

Резерв 4-й Кубанской дивизии — стрелковый полк (4-й Кубанской казачьей дивизии).

Кроме перечисленных корпусов в Кавказскую армию к 10.1919 входили Отдельные — Кабардинская конная дивизия, 15.12.1918 — 06.05.1920 (генерал-лейтенант, князь Бекович-Черкасский; с 20.10.1919 — генерал-майор Анзоров); и ее 1-й (полковник Ануфриев), 2-й (полковник Леус М.В.), 3-й (полковник, князь Крапоткин И.А.), 4-й (полковник Ходзинский) и 5-й Кабардинские конные полки.

— 2-я Терская казачья дивизия, сформирована 10.1919 на базе 3-й и 4-й Терских казачьих бригад; (генерал-майор Колесников), и ее 1-й (полковник Старицкий В.И.) и 2-й (Войсковой старшина Меняков) Волжские; 1-й (полковник Пересада Д.М.) и 2-й (генерал-майор Небродов А.) Горско-Моздокский казачьи полки.

Резерв 2-й Терской дивизии: стрелковый полк 1-й Терской казачьей дивизии. — 1-я Кубанская пластунская (пешая) бригада (полковник Фирсов).

Резерв Кавказской армии на 01.10.1919:

- Астраханская дивизия, 27.06.1919-06.05.1920; (генерал-лейтенант Зыков, 06 — 08.1919; генерал-майоры Савельев В., 08.1919, 27.08.919 тяжело ранен в голову; Ко-лоссовский А.П., 09.1919-03.1920) с 1-м (полковники Коваленко, Илларионов, 03.12.1919-03.1920), 2-м, 3-м (полковник Корнилов) и 4-м (полковник Зелио А.А.) Астраханскими казачьими и 1-м Инородческим (полковник Горбовский) конными полками.

01.08.1919 наступление Кавказской армии было остановлено. Красная армия, усиленная конными корпусами Буденного, Думенко и Жлобы, начала отдельные контратаки на 1-й Кубанский корпус у Камышина и 2-й Кубанский корпус у Черного Яра. Камышин вскоре был сдан (19.08.1919) без боя, и войска 1-го Кубанского корпуса (и соседних войск) начали отход к Царицыну. Генерал Покровский заболел, и 22.08.1919 в командование корпусом вступил генерал Писарев. Кавказская армия медленно начала отступать. 06.091919 красные морские части с кораблей, с левого берега Волги предприняли попытку штурмом захватить Царицын. Это им почти удалось. Но подоспевшие части кубанцев вытеснили красноармейцев из пригорода и занятого ими завода.

05.09.1919 советские войска 10-й Красной армии подошли к Царицыну и завязали бои в районе Котлобани. Бои длились до 09.09.1919, когда войска Кавказской армии перешли от обороны в контрнаступление. В результате двухдневных боев с переменным успехом, 11.09.1919 наступило затишье. (К тому же 1-ю Конную армию Буденного перекинули на запад, в Новохоперск, для разоружения советской 2-й Конной армии Миронова).

Боевые столкновения с переменным успехом (можно сказать — «бои местного значения») продолжались около трех месяцев, вплоть до нового, 1920 года. 28.12.1919 генерал Деникин отдал приказ на отход Кавказской армии за реку Сал. К этому времени войска 8-й и 9-й Красных армий форсировали Дон, подошли к Ростову и Новочеркасску. Левый фланг Кавказской армии оказался открытым, создавалась угроза удара в тыл и окружения всей Кавказской армии. Командующим Кавказской армией в это время стал генерал Покровский (заменив генерала Врангеля 08.12.1919, который принял пост командующего Добровольческой армией).

В январе 1920, оставив Царицын, войска Кавказской армии перешли на южный берег реки Сал. Теперь им ставилась задача прикрыть Ставропольско-Тихорецкое направление, удерживая фронт с северо-востока и востока. Если оборона Кавказской армии в январе 1920 опиралась на водный рубеж реки Сал, то к началу февраля 1920 остатки Кавказской армии вынуждены были вести оборону, перейдя уже на южный берег реки Маныч. На этом рубеже Кавказская армия (генерал Покровский) 08.02.1920 была упразднена и переформирована в Кубанскую армию (командующий — генерал Улагай).

За семь месяцев (21.05.1919-08.02.1920) Кавказская армия прошла от Маныча до Волги; от Великокняжеской до Камышина — более 350 верст. Одержала победы, участвуя более чем в 50 ожесточенных схватках и боях. Захватила более 100 000 пленных. Но эти победы были получены ценой огромных жертв, потерь и невероятных усилий и напряжения. Безлюдные Задонские степи, сквозные ураганные ветры, жестокие морозы, ураганный ружейно-артиллерийский огонь многочисленных войск Красной армии, изнурительные переходы, частые нехватки боеприпасов и продовольствия — все это пришлось испытать солдатам Кавказской армии. Армия удерживала Царицын до 10.01.1920 года и оставила его без боя, когда уже пали Ростов и Новочеркасск, которые были к этому моменту в 200 верстах от Царицына, в тылу Кавказской армии.

При этом следует отметить еще один из эпизодов боевого пути Кавказской армии. А именно — после захвата Царицына 2-я Кубанская дивизия под командованием генерал-майора Мамонова П.П. и его казачьи бригады 07.1919, переправившись на левый берег Волги и продвигаясь на юго-восток, встретились с отдельными разъездами Уральской армии, тогда входившей в состав Русской армии адмирала Колчака. Однако заболоченная огромная пойма устья Волги и оборонявшие Астрахань большевистские войска не позволили этой малочисленной группе Кавказской армии подойти к самой Астрахани и надежно, прочно установить связь и соединение с войсками Уральской армии, пытавшейся захватить Астрахань и, свою очередь слиться с войсками Северного Кавказа генерала Драценко. Используя случай установления контакта на левом берегу Волги войск Кавказской армии с войсками Уральской армии, генерал Врангель вновь и вновь пытался убедить генерала Деникина выделить достаточное количество войск, чтобы прочно и по всему Восточному фронту можно было бы слиться в единую линию фронта от Екатеринбурга через Волгу и Тихий Дон до Крыма и Одессы. Однако генерал Деникин уже в это время наступал на Москву и слышать не хотел о какой-либо альтернативе «Похода на Москву», включая и возможность создания единого фронта колчаковско-деникинских войск. История не может однозначно оценить альтернативное предложение генерала Врангеля — сперва объединиться в единый фронт и затем осуществить «Марш на Москву». Как всегда, надежда первым ворваться в Москву, исключая возможность поделить славу столь решающей победы с кем-либо еще. История исключила альтернативную возможность объединиться и не позволить разбить, разгромить, уничтожить по частям достаточно сильные отдельные сибирские армии адмирала Колчака и одновременно, «дифференцируя», то есть громя «по частям» уничтожать также и армии ВСЮР генерала Деникина в 1919 году. Деникинские части бежали от Москвы на юг; сибирские армии Колчака спешили добраться до Забайкалья. «Голодные» и «Ледяные» походы в конце 1919-начале 1920 оказались высшей наградой сотням тысяч солдат и офицеров Белой армии за их честь, достоинство и храбрость, проявленные в противоборстве с совдепией. Конкуренция и погоня за славой, как уже не раз упоминалось, в этот момент в Гражданской войне в России, показала истинную цену «фронтовому братству», и во что обходятся амбиции отдельных высших офицеров, командовавших полками, дивизиями, корпусами, армиями и фронтами.

К этому остается лишь добавить, что конница генерала Мамонова вскоре была отозвана с левого берега Волги и брошена в жернова катящейся волны наступления Красной армии в район Царицына и Дона. Здесь на «Тихом Доне» в ожесточенных осенних боях, точнее 27.09.1919 погиб и сам генерал Мамонов.

Как уже упоминалось, Кавказская армия 08.02.1920 была расформирована и ее части были переданы для формирования частей новой Кубанской армии.

9. КРЕСТЬЯНСКАЯ АРМИЯ (05.1919-01.1920)

Командующий - Монстров К.И., 05.1919-01.1920.

Советские власти в Туркестане, испытывая недостаток вооруженных сил для защиты русских поселений от набегов басмачей, решили вооружить население русских поселков. С этой целью были организованы отряды со штабами, которые были затем объединены и легализованы в Крестьянскую армию Ферганы. При этом Реввоенсовет, командующий армией, и его штаб формировались на выборных началах. В действительности, состав этой армии представляли бывшие поселенцы из царской России, которым предоставлялись земли, отобранные у местного населения. Это позволяло русским пришельцам обзавестись добротными (по сравнению с местным населением) хозяйствами и фактически превратиться в местных кулаков. Поэтому их идеология не совпадала с деяниями туркестанских властей во главе с большевиками, что, в конце концов, и вылилось в прямое вооруженное антисоветское выступление поселенцев и их отрядов Крестьянской армии. Последним фактором для этого послужило введение в Туркестане летом 1919 хлебной монополии и продовольственной разверстки.

Командующий Крестьянской армией Ферганы — Монстров К.И., избранный на эту должность Военным советом в мае 1919, еще раньше дважды (25.06.1919 и 10.07.1919) встречался с одним из наиболее известных и влиятельных руководителей басмачей — Мадамин-Беком (как называл он себя — «Командующим Мусульманской Белой Гвардией»), с целью заключить соглашение о совместных действиях против властей совдепии, частей Красной армии в Туркестане. 22.08.1919 такое соглашение между Монстровым и Мадамин-Беком было официально подписано обоими командующими (Крестьянской и Мусульманской) армиями. На базе этого соглашения при помощи и поддержке англичан было создано (09.1919) «Временное ферганское Правительство», главой которого (и Главнокомандующим) стал Мадамин-Бек, военным министром — царский генерал Муханов. Монстров получил пост «Заместителя» Военного министра. Недовольство своим положением и постоянные поражения басмачей (и полный разгром армии Дутова в конце 1919 в Туркестане) заставили Монстрова попытаться переметнуться к красным. 13.01.1920 Монстров прямо заявил о своем желании (с «вверенными» ему «русскими войсками») перейти на сторону совдепии. Узнав о намерениях Монстрова, Мадамин-Бек разгромил отряды Крестьянской армии. Монстрову удалось (17.01.1920) перебежать к большевикам. Однако это его не спасло: по приговору суда он и его приближенные были расстреляны (02.1920).

Таким образом, Крестьянская армия Ферганы, созданная в ноябре 1919, закончила свое существование 15.01.1920. За это время части этой армии (совместно с басмачами Мадамин-Бека) сумели нанести ряд чувствительных поражений Красной армии в Туркестане.

10. КУБАНСКЯ АРМИЯ (08.02-17.04.1920)

Кубанская армия образована 08.02.1920 путем переименования Кавказской армии и передачи ее войск Кубанской армии.

Командующие Кубанской армией: генерал-лейтенант Шкуро А.Г., 08 — 29.02.1920; генерал-лейтенант Улагай С.Г., 29.02 — 13.04.1920; генерал-майор Морозов Н.А., 13 — 18.04.1920, капитулировал.

Состав на 01.03.1920

(1-й) Сводно-Кубанский корпус (генерал-лейтенант Писарев П.К.), объединявший 1-ю и 3-ю Кубанские дивизии;

2-й Кубанский корпус (генерал-майор Науменко В.Г.), объединявший 2-ю и 4-ю Кубанские дивизии.

3-й Кубанский корпус (генерал-лейтенант Топорков С.Г.), объединявший Астраханскую и Горскую (Терскую) дивизии.

(Более подробный состав указанных корпусов и дивизий неоднократно перечислялся ранее — смотри «ВСЮР», «Добровольческая» и «Кавказская армия»).

Кубанская армия с начала 1920 занимала правый фланг войск ВСЮР, так как она представляла бывшую Кавказскую армию, которая, отходя от Царицына, все время занимала правое (восточное) крыло фронта армий ВСЮР генерала Деникина. Понеся огромные потери в конце 1919 — начале 1920 Кубанская (Кавказская) армия была весьма малочисленна и, придя на родную Кубань, окончательно потеряла желание продолжать войну, стремясь разойтись по местам своего жительства. И только огромная воля командного состава, жесткая дисциплина и воинский долг все еще заставляли кубанских солдат продолжать очевидно проигранную войну.

Так или иначе, 10-й Красной армии и 1-й Конной армии Буденного в течение 03 — 04.1920 Кубанской армией оказывалось достаточно сильное сопротивление, хотя кубанцам и приходилось отступать, сдавая советским войскам все новые и новые районы Кубани и Северного Кавказа. Даты захвата городов 10-й Красной армией говорят сами за себя; — к 16.03.1920 красные части вышли на реку Кубань по всему фронту. Тогда же (16.03.1920) ими была взята станица Усть-Лабинская. Еще ранее, 09.03.1920 пала Тихорецкая. 17.03.1920 советские войска вошли в Екатеринодар. 12.03.1920 кубанцы сдали станцию Кавказская. 17.03.1920 пали Армавир и станица Невинномысская. Еще ранее советские войска вошли в Ставрополь.

Кубанская армия рассеивалась и таяла. Небольшая надежда оставалась на Кавказские горы, где можно было (казалось) остановить катящийся вал Красных армий. Эту непосильную задачу взял на себя генерал Писарев, уводя остатки кубанцев в горы и к побережью Черного моря (Туапсе — Сочи). Но Красная армия 22.03.1920 вошла в Майкоп и устремилась к Грозному. С другой стороны, войска 9-й Красной армии, прорвав оборону в предгорьях Кавказа и рассеяв основную массу кубанцев, 17.04.1920 вошли в Новороссийск. Фактически это поставило точку в борьбе и сражениях на Северном Кавказе.

При этом небольшая часть Кубанской армии, частично сосредоточившись под командованием генерала Писарева, еще оказывала сопротивление до середины апреля 1920. Генерал Писарев и остатки его кубанских войск покинули район Туапсе — Сочи 17.04.1920, эвакуировавшись в Крым на судах и кораблях Черноморского флота, присланных Врангелем. В Русской армии генерала Врангеля (Крым) эти части вошли в Кубанский корпус под командованием генералов Абрамова и Улагая.

Основная часть Кубанской армии, оставшаяся на Кубани под новым командованием генерала Морозова Н.А., капитулировала и сдалась 18 — 20.04.1920 Красной армии, то есть фактически распалась после эвакуации последнего командующего этой армией — генерала Улагая из Новороссийска 15.04.1920.

11. НАРОДНАЯ АРМИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ (06-10.1920)

Народная армия Возрождения России создана на Северном Кавказе и Кубани из остатков Кубанской армии и добровольцев разбитых войск ВСЮР — Вооруженых сил юга России. Сформирована 06 — 07.1920. Всего армия насчитывала около 5500 штыков.

Командующий — генерал-майор Фостиков П.П.

Народная армия возрождения России в период Об — 07.1920 избирательно проводила партизанские налеты на отдельные части Красной армии, совершала диверсии на стратегических важных объектах, включая железные дороги, а 08.1919 пыталась помочь успеху боевых действий десанта Улагая на Таманском полуострове. Однако, как и десант Улагая, Народная армия Возрождения России потерпела неудачу в боях с частями Красной армии. После разгрома у Армавира остатки Народной армии Возрождения России эвакуировались в начале сентября 1920 в Крым, где были сведены в Кубанскую бригаду (около 1500 штыков) во главе со своим испытанным командиром — генералом Фостиковым. Судьбе и случаю было угодно расположить ее на Литовском полуострове Крыма за Перекопским перешейком к юго-востоку от последнего, на побережье Азовского моря. Именно по Литовскому полуострову и Кубанской бригаде генерала Фостикова в частности пришелся удар советских войск Красной армии, форсировавшей Сиваш и ворвавшейся в Крым 25.10.1920. Примечательно, что в авангарде этих войск пересекли Сиваш части армии Махно! И только за ее спиной на Литовский полуостров вошли в Крым войска 15-й, 30-й и 52-й стрелковых дивизий Красной армии. В этих боях генерал Фостиков был вторично ранен. (Подробнее — смотри «Русская армия» генерала Врангеля).

12. ОЛОНЕЦКАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ (04.1919-02.1922)

Олонецкая Добровольческая армия сформирована в начале апреля 1919 в Финляндии. Так как до 1917 Финляндия являлась составной частью России (с определенным статусом «суверенности», как Герцогство Финляндское со своим «сеймом»), многие ее жители, (как и во всей России) были активнейшими сторонниками Белого Движения. На базе части бывших войск Русской армии и добровольцев в Финляндии после революции стали формироваться добровольческие отряды «белофиннов», которые позже в частности были объединены в рамках Олонецкой Добровольческой армии. Всего Олонецкая армия насчитывала около 2000 штыков.

Командующий — генерал-лейтенант Скобельцын B.C.

В начальный период Олонецкой Добровольческой армии сопутствовал успех. Весной 1919 белофинны захватили всю Южную Карелию, в том числе Видлицу (21.04.1919), Олонец (24.04.1919) и 04.1919 подошли к Петрозаводску.

В июне —июле и сентябре 1919 6-я Красная армия (командарм Самойло) и десанты Онежской флотилии Панцержевского (500 — в Видлицу и 200 — в Тулоксу в июле 1919; а также десант в Лижму в сентябре 1919) дважды наносили поражения Олонецкой Добровольческой армии, окончательно изгнав ее из Карелии 10.1919.

10.1919 остатки Олонецкой армии были объединены с Войсками Мурманского района (прежней Мурманской Добровольческой армии) под общим командованием генерала Скобельцына. Эти войска, входя в состав Северной армии, продолжали оказывать сопротивление 6-й Красной армии до 02.1920. (Подробнее смотри «16. Северная армия»).

Следует, однако, заметить, что в октябре 1921 — феврале 1922 белофинны, объединив остатки бывшей Олонецкой Добровольческой армии и создав новые добровольческие отряды в Финляндии, еще раз попытались захватить южную часть Карелии. Но после временных незначительных успехов потерпели окончательное поражение, были разгромлены и вынуждены были уйти обратно в Финляндию.

13. ОРЕНБУРГСКАЯ АРМИЯ (17.10.1918-21.10.1919)

Оренбургская армия образована 17.10.1918 как составная часть Российской армии Уфимской директории, на базе отдельных отрядов оренбургского казачества, восставшего и вступившего в вооруженную борьбу с властью совдепии. Первоначально, 17.10 — 28.12.1919 именовалась как Юго-Западная армия; с 28.12.1918 — Отдельная Оренбургская армия.

Состав Оренбургской армии (первого формирования) на 01.01.1919:

Командующий Оренбургской армией — генерал-майор Дутов А.И.

1-й Оренбургский казачий корпус, 08.10.1918 — 09.1919, (генерал-майоры Жуков Г.П., 08.10.1918 —

17.07.1919; Акулинин И.Г., 17.07-09.1919), объединявший:

— 1-ю Оренбургскую казачью дивизию, 10.1918— 09.1919; и ее 7-й, 8-й, 13-й и 14-й Оренбургские казачьи полки;

— 2-ю Оренбургскую казачью дивизию, 08.10.1919 — 09.1919; и ее 9-м, 10-м, 15-м и 16-м Оренбургскими казачьими полками; — 4-ю Оренбургскую казачью дивизию; 08.10.1918-16.02.1919 и 24.05-09.1919; с ее 19-м, 20-м, 24-м и 25-м Оренбургскими казачьими полками; 24.05.1919 вместо 24-го и 25-го, вошли заменившие их 26-й и 28-й Оренбургские казачьи полки.

Части 1-го Оренбургского корпуса 09.1919 перешли в состав Уральской арми.

2-й Оренбургский казачий корпус, 16.02 — 24.05.1919; (генерал-майоры Шишкин В.Н., 16.02 — 07.03.1919; Акулинин И.Г., 07.03-24.05.1919), объединявший:

— 4-ю Оренбургскую казачью дивизию, 16.02 — 24.05.1919; и ее 19-й, 20-й, 24-й и 25-й Оренбургские казачьи полки;

— 5-ю Оренбургскую казачью дивизию, 13.01 — 28.03.1919; и ее 21-й, 22-й, 26-й и 28-й Оренбургские полки.

2-й Оренбургский казачий корпус 24.05.1919 расформирован.

4-й Оренбургский армейский корпус, 05.12.1918 — 04.03.1919 и 18.09.1919-01.1920; (генерал-майоры Шишкин В.Н., 05.12.1918-19.02.1919; Бакич А.С., 19.02.1919-05.1920); объединявший:

— 2-ю Сызранскую стрелковую дивизию, 24.07.1918-(полковники Махин Ф.Е., в составе Народной армии КОМУЧа и Уфимской Директории 08 — 11.1918; генерал-майор Бакич А.С, 12.1918—02.1919) с ее 5-м (ранее 1-м Добровольческим) и 6-м (Регулярным) Сызранскими, 7-м Хвалынским, 8-м Вольским стрелковыми полками; — 2-ю Оренбургскую казачью дивизию, 08.10.1919—09.1919; с ее 9-м, 10-м, 15-м и 16-м Оренбургскими казачьими полками;

— 5-ю Оренбургскую стрелковую дивизию, 16.02 — 28.03.1919; (полковники Крылов 13.01-05.03.1919; Смирнов, 06.03-03.04.1919) с ее 21-м, 22-м, 26-м и 28-м Оренбургскими казачьими полками. 5-я Оренбургская казачья дивизия расформирована 28.03.1919.

4-й Оренбургский корпус 04.03 — 23.05.1919 находился в составе Южной Группы Западной армии, а 23.05 — 18.09.1919 - в составе Южной армии. С 10.10.1919 - в составе Московской группы армий; с 06.01.1920 — в Семиреченской армии.

5-й (Сводный) Стерлитамакский армейский корпус, 03.02-04.03.1919 и 18.09-10.1919; (генерал-майоры Пе-ченкин В.И., Бобрик, 02.04-10.05.1919; Церетели, 10.05-23.07.1919; Эллерц-Усов А.В., с 23.07.1919); и его — 9-я Стерлитамакская (до 26.04.1919 — Сводная Оренбургская) стрелковая дивизия; с ее 33-м, 34-м (Ашкадарским), 35-м и 36-м горных стрелков полками; разгромлена и сдалась в плен Красной армии 09.1919 в районе Орск-Актюбинск; 34-й (Ашкадарский) полк, отступая, соединился с войсками Уральской армии.

— 10-я Верхнеуральская (Сводная Уральская до 25.05.1919) стрелковая дивизия (полковник Кононов, 03 — 09.1919); с ее 37-м (Миасским), 38-м, 39-м и 40-м горных стрелков полками. 09.1919 разгромлена и сдалась в плен Красной армии в районе Орск-Актюбинск; 37-й полк отступая соединился с войсками Уральской армии.

5-й Оренбургский корпус 04.03—23.05.1919 находился в составе Южной группы Западной армии, а 23.05 — 18.09.1919 — в составе Южной армии; затем — в Оренбургской армии. Разгромлен 09 —10.1919 в районе Орск-Актюбинск.

Башкирский корпус, 01 — 03.1919; (командующий башкирскими войсками — Валидов), в составе 4-х пехотных полков 15.02.1919 во главе с Валидовым в полном составе перешел на сторону большевиков. Мизерная часть Башкирского корпуса, оставшаяся в Белой армии и новые башкирские новобранцы 03.1919 переданы Южной группе Западной армии, где переформирована в 9-ю Башкирскую дивизию.

Кроме перечисленных частей в Оренбургскую армию входили:

— Отдельная 1-я Оренбургская казачья пластунская дивизия, 11.1918 — 12.1918, сформированная на базе оренбургских частей Поволжской Народной армии Уфимской директории; (полковник Махин Ф.Е.) и ее 1-й линейный, 1-й и 8-й конные, 1-й пластунский Оренбургские полки и отдельные отряды. 1-я Оренбургская казачья пластунская дивизия расформирована 08.09.1919.

В результате мятежа атамана Дутова 15(28). 11.1918 власть в Оренбурге перешла к белоказакам. В ходе дальнейших активных действий Оренбургской армии удалось захватить и распространить свою власть от Оренбурга до Челябинска (последний был захвачен 2-й чешской дивизией Воицеховского и передан войскам Дутова А.И.). К 01.1919 оренбуржцы, захватив Верхнеуральск, дошли до Троицка. Численность войск Оренбургской армии возросла до 7000 солдат. Зимой 1918—1919 годов армия атамана Дутова вела активные боевые действия против Южной группы Восточного фонта Красной армии, сопротивляясь на Бузулукско-Илецко-Орском участках фронта. В результате ударов советских войск Оренбургская армия потерпела ряд значительных поражений. Начав наступление, красные войска 16(29).01.1919 нанесли решительное поражение Оренбургской армии в боях под Каргалой. И с помощью восставших рабочих, под руководством большевиков, советские войска вошли 18(31).01.1919 в Оренбург. Орск пал 09(22).02.1919 Еще ранее, 06(19). 12.1918 Красная армия захватила Стерлитамак.

Однако атаман Дутов сумел собрать достаточно большие пополнения и, перегруппировавшись, уже 02.03.1919 начал контрнаступление на советские войска (включившись в общее «Весеннее наступление» войск Русской армии). Но сколь-нибудь заметных успехов ни на одном из боевых участков фронта генерал Дутов не достиг.

23.05.1919 Оренбургская армия была переформирована и переименована в Южную армию под командованием генерала Белова Г.А. (смотри «20. Южная армия»).

ОРЕНБУРГСКАЯ АРМИЯ, второе формирование (18.09.1919-06.01.1920)

Образована 10.09.1919 на базе западной части Южной армии генерала Белова. Командование Оренбургской армией второго формирования вновь возглавил генерал-лейтенант, атаман Дутов А.И.

Еще в составе Южной армии (генерал Белов) Оренбургские войска (генерал Дутов) были атакованы на 150-километровом фронте от Стерлитамака (захвачен большевиками 29.05.1919) до Актюбинска. С 14.08.1919 войска 1-й и 4-й Красных армий, наступая через Верхнеуральск — Оренбург — Лбищенск (и ранее захватив Верхнеуральск 21.06.1919), подошли к Орску. После двухнедельных боев Орск перешел в руки большевиков 30.08.1919. Актюбинск войска генерала Дутова сдали 02.09.1919.

Прижимаемая к Аральскому морю, отрезанная от баз снабжения, стоящая перед необходимостью форсирования пустыни и ухода в Туркестан, Оренбургская армия (прежняя западная часть Южной армии) генерала Дутова в составе 1-го Оренбургского (1-я и 2-я Оренбургские казачьи дивизии) и Яицкого (21-я Яицкая стрелковая дивизия и 29-й Оренбургский казачий полк) казачьих корпусов, оказавшись на грани полного уничтожения, в своем большинстве предпочла сдачу в плен. Около 50 000(1) оренбургских казаков попали в руки большевиков. Это произошло 11 — 13.09.1919 в районе Эмба — Мугоджарская — Иргиз — Челкар. Фактически это был конец прежней Южной и действующей теперь Оренбургской армий. При этом лишившись надежды на поддержку соседнего, вынужденного также отступать 5-го Восточно-Сибирского армейского корпуса (генерал Эллерц-Усов), небольшая часть 1-го Оренбургского корпуса во главе с генералом Акулининым И.Г. 09.09.1919 отступая, взяла направление отхода на город Уил, где могла рассчитывать на помощь Уральской армии. Около 2000 солдат генерала Акулинина 22.09.1919 достигли У ила и остались в рядах Уральской армии. Части корпуса генерала Акулинина обороняли Уилский участок фронта Уральской армии до 11.1919, когда корпус был расформирован и его войска раздельно направили на различные участи фронта Уральской армии и в район Лбищенска в частности. Оставшись не у дел, генерал Акулинин с небольшим отрядом вскоре на кораблях Каспийской флотилии ВСЮР из форта Александровска через Каспийское море были переброшены в Дагестан в распоряжение командующего ВСЮР генерала Деникина А. И).

Тем временем генерал Дутов с остатками преданных ему оренбургских казаков, продолжая отступать, решил уйти через пустыню Туркестана в Семиречье, где надеялся объединиться с войсками Семиреченской армии атамана Анненкова. Этот поход остатков войск генерала Дутова в Семиречье повторяет и аналогичен многим известным «Ледяным», но его еще называют и «Голодным Ледяным» походом.

К своему удивлению, к первоначально небольшому отряду Дутова, по мере удаления от Актюбинска и приближения к Сергиаполю, присоединялись многие небольшие отряды, беженцы (не желавшие оставаться с приближающимися большевиками), а также часть войск Южной армии генерала Белова, которые, отступая от Омска, устремились в направлении Сергиаполя. При подходе к району Акмолинск — Сергиаполь эта групп» достигла 120 000! В это время сюда подошел 4-й Оренбургский стрелковый корпус генерала Бакича А.С. — из отступающей Южной армии генерала Белова. Корпус Бакича влился в поход Оренбургской армии генерала Дутова.

Вследствие голода и холода эта масса людей в конце концов превратилась в голодную, озлобленную, озверевшую толпу. Командиры «куда-то» ушли («в сторону и вперед»). Когда эти толпы достигали Акмолинска, где уже «окопались» партизаны Анненкова (запасшиеся продовольствием путем грабежей соседних селений и аулов), последние, вместо того, чтобы накормить голодных, указывали лишь направление на юг, означавшее «дальше», не упуская впрочем возможности пограбить или отнять попадавшие на глаза ценности, которые беженцам удавалось чудом унести с собой.

То же повторилось и в Сергиаполе. И когда атаман Анненков Б.В. договорился с атаманом Дутовым А.И. о «структуре» Семиреченской армии, генерал Дутов (которого генерал Анненков боялся как конкурента) вынужден был согласиться на должность (назначенную генералом Анненковым) «генерал-губернатора Семиреченской области» с пребыванием в Лепсинске (к востоку от Копала, на границе с Китаем). Остатки Оренбургской армии и 4-го Оренбургского корпуса генерала Бакича А.С. были сведены в «Отряд имени Атамана Дутова» под командованием генерала Бакича, которого вскоре генерал Анненков назначил (одновременно) и командующим Северным фронтом Семиреченской армии. Всего в отряде генерала Бакича оказалось около 20 000 солдат. При этом генерал Дутов был фактически не у дел и изолированно жил в Лепсинске.

Семиреченская армия Анненкова была разгромлена Красной (Туркестанской) армией. Таким же оказался конец прежней Южной армии генерала Белова и Оренбургской армии генерала Дутова в целом. (Смотри также «17. Семиреченская армия».)

В заключение следует перечислить подчиненность Оренбургской армии за время ее существования в 1918 — 1920 годах:

17.10 — 28.12.1918 именовалась Юго-Западной армией;

01.01-23.05.1919 - Оренбургская армия;

23.05 — 18.09.1919— переформирована в Южную армию (смотри «20. Южная армия»);

18.09.1919-06.01.1920 - вновь переименована в Оренбургскую армию и включена в состав Московской группы армий;

После разгрома под Верхнеуральском и в районе Орск-Актюбинск 10.1919, совершившие «Голодный поход» 11.1919 — 01.1920 через Голодную степь Туркестана и пришедшие 06.01.1920 в Семиречье остатки Оренбургской армии были переформированы в Оренбургский отряд (1-я и 2-я Оренбургские казачьи дивизии, Сызранская егерская бригада) и вошли в состав Отдельной Семиреченской армии генерал-майора Анненкова Б.В. как Северная группа (командующий — генерал Бакич А.С; генерал Дутов А.И. при этом был назначен генерал-губернатором Семиреченской области).

14. РУССКАЯ АРМИЯ, КРЫМ (11.05-14.11.1920)

Русская армия сформирована 11.05.1920 на базе остатков Вооруженных сил Юга России, эвакуированных в марте — мае 1920 из Новороссийска, Кубани и Грузии, а также войск Новороссии, эвакуированных из Одессы в начале 1920, и 3-го (Крымского) корпуса, оборонявшего Крым на позициях Перекопского перешейка.

Главнокомандующий Русской армией — генерал-лейтенант Врангель П.Н. Начальники штаба:

генерал-лейтенант Махров П.С. (11.05-16.06.1920); генерал-лейтенант Шатилов П.Н. (16.06-14.11.1920).

Состав на 01.06.1920

1-й (Добровольческий) армейский корпус, 16.04-16.11.1920 (генерал -лейтенанты Кутепов А.П.; с 04.09.1920 Писарев П.К.), объединявший:

— Корниловскую пехотную дивизию (генерал-майор Скоблин Н.В.);

— Марковскую пехотную дивизию (генерал-майор Третьяков А.П.); Дроздовскую пехотную дивизию (генерал-лейтенант Витковский В.К.); 1-ю кавалерийскую дивизию (генерал-майор Крейтер В.В, 04 — 10.1920);

— 2-ю кавалерийскую дивизию (генерал-майор Морозов В.И., 04.04-16.09.1920, ранен).

2-й (прежний Крымский) армейский корпус (генерал-лейтенант Слащев Я.А.), объединявший:

— 13-ю пехотную дивизию (генерал-майор Андгуладзе Г.Б.);

— 34-ю пехотную дивизию (генерал-майор Теплов В.В.); — Терско-Астраханскую казачью бригаду (генерал-майор Агоев К.К.).

Донской (Казачий) корпус (генерал-лейтенант Абрамов Ф.Ф.), объединявший:

— 2-ю Донскую дивизию (генерал-лейтенант Калинин Н.П.);

— 3-ю Донскую дивизию (генерал-лейтенант Гуселыциков А.К.);

— Гвардейскую Донскую бригаду (генерал-майор Дьяков В. А.).

Сводный (Конный) корпус (генерал-лейтенант Писарев П.К.), объединявший:

— Сводно-Кубанскую дивизию (генерал-майор Бабиев Н.Г.);

— 3-ю Чечено-Астраханскую конную дивизию (генерал-майор Ревишин А.П.).

Состав на 20.09.1920

1-я Армия, создана 04 (17).09.1920; (генерал-лейтенант Кутепов А.П.), в которую вошли:

1-й армейский корпус; (генерал-лейтенант Писарев П.К.), объединявший:

— Корниловскую пехотную дивизию (генерал-майоры Скоблин Н.В.; Ерогин Л.М., 27.10-16.11.1920 );

— Марковскую пехотную дивизию (генерал-майор Третьяков А.П., 26.03-14.10.1920, покончил с собой (застрелился); с 15.10.1920 - генерал-майор Туркул А.В.); Дроздовскую пехотную дивизию (генерал-майоры Туркул А.В., 04.09-14.10.1920; Харжевский В.Г., 15.10-16.11.1920).

Донской (Казачий) корпус, 04.04-16.11.1920; (генерал-лейтенант Абрамов Ф.Ф.; с 01.10.1920 — генерал-майор Говоров А.В.), объединявший:

— 1-ю Донскую казачью дивизию (генерал-майор Дьяков В. А.);

— 2-ю Донскую казачью дивизию (генерал-лейтенант Калинин Н.П.; с 18.09.1920 - генерал-лейтенант Татаркин Г.В.);

— 3-ю Донскую (пешую) дивизию (генерал-лейтенант Гусельщиков А.К.);

— 1-ю Конную дивизию (генерал-майор Наумов).

2-я Армия (образована 17.08.1920; генерал-лейтенанты Драценко Д.П., снят; с 01.10.1920 - Абрамов Ф.Ф.), в которую вошли:

2-й армейский корпус (генерал-лейтенант Слащев Я.А.; с 16.08.1920 — генерал-лейтенант Витковский В.К.), объединявший:

— 13-ю пехотную дивизию (генерал-майор Андгуладзе Г.Б.; с 25.08. 1920 — генерал-майор Непенин П.П.);

— 34-ю пехотную дивизию (генерал-майоры Теплов В.В.; Звягин М.Г., 01.10-16.11.1920); Терско-Астраханскую бригаду (генерал-майор Агоев К.К.).

Отдельная Конная группа, 09 — 11.1920; (генерал-лейтенант Бабиев Н.Г., убит 30.09. 1920; с 01.10.1920 - генерал-лейтенант Науменко В.Г.) и ее:

— 1-я конная дивизия (генерал-майор Морозов В.И.; с 19.09.1920 — генерал-майор Выгран В.Н.); 2-я кавалерийская дивизия; (генерал-майор Шифнер-Маркевич A.M.); Терско-Азовская бригада (генерал-майор Агоев К.К.).

3-й армейский корпус (генерал-лейтенант Скалой М.Н.), объединявший:

— 6-ю пехотную дивизию (генерал-майор Келлер Н.К.;14.10-16.11.1929);

— 7-ю пехотную дивизию (генерал-майор Андгуладзе Г.Б.).

Экспедиционно-Десантный корпус, 04.04-10.09.1920; (генерал-лейтенант Улагай С.Г.), в составе:

— 1-й Кубанской дивизии (генерал-майор Бабиев Н.Г., убит 30.09.1920);

— 2-й Кубанской дивизии (генерал-майор Шифнер-Маркевич A.M.);

— Сводной Кубанской дивизии (генерал-лейтенант Казанович Б. И.). Всего — около 11 000 штыков и сабель; Отдельный отряд (генерал-майор Черепов А.Н.); 1500 штыков и сабель; и Отдельный отряд (генерал-майор Харламов П.Г.); 1000 штыков и сабель.

Резерв Русской армии: — Отдельная Горская (Терская) казачья дивизия (генерал-майор Агоев В.К., убит 25.08.1920; с 26.08.1920 - генерал-майор Шинкаренко Н.В.).

Всего к 10.1920 в Русской армии на линии фронта — около 50 000 штыков и сабель.

Наступление Русской армии на Северную Таврию с выходом через Перекопский перешеек из Крыма началось 08.06.1920. В центре, в направлении Каховка — Серогозы — Никополь, наступление вел 1-й армейский корпус генерала Кутепова. На правом фланге (с высадкой десанта в районе Кирилловки) действовал 2-й армейский корпус генерала Слащева (десант начал движение 05.06.1920 на кораблях из Феодосии). Сводный корпус генерала Писарева наступал в направлении Чаплинка — Александрове, оставляя Геническ к востоку. Донской корпус (генерал Абрамов Ф.Ф.) занял район на восточном фланге, имея своей целью наступать на Мариуполь, одновременно прикрывая главные силы от ударов красных войск с северо-востока, и побережье Азовского моря — с востока.

Этим силам противостоял Южный фронт советских войск и его 13-я армия. 08.06.1920 части 2-го корпуса генерала Слащева благополучно высадились в районе Кирилловки и начали теснить большевиков к Мариуполю. Корпуса генералов Писарева и Кутепова захватили Ново-Алексеевку и Чаплинку. 2-й корпус (генерал Слащев) 12.06.1920 вошел в Мелитополь. Но советские войска быстро оценили ситуацию и начали оказывать жесткое сопротивление. Контратаковав сводный корпус Писарева, красным частям удалось 09.06.1920 окружить Чеченскую дивизию генерала Ревишина и взять много пленных, включая генерала Ревишина, которого вскоре расстреляли. Контратаке подверглись и части 1-го корпуса генерала Кутепова у Чаплинки.

Дождавшись прихода резервов, пополнив и перегруппировав свои ряды, части Красной армий попытались сокрушить наступление Русской армии в самом его начале. Для этого в районе Большого Такмака к 16.06.1920 был сконцентрирован конный корпус Жлобы с целью ударом на Мелитополь выйти к Перекопскому перешейку Крыма и отрезать пути отступления основным силам 1-го и Сводного корпусов генералов Кутепова и Писарева (в районе Серогоз и Чаплинки). Если бы этот план был реализован, то уже в июне 1920 «с Врангелем» было бы покончено.

Но действительность всегда чревата факторами непредсказуемости. Получилось так, что конный корпус и приданные ему пехотные части комдива Жлобы сами попали в ловушку, спланированную Врангелем. Врангель повернул Корниловскую дивизию (генерал Скоблин) 1-го корпуса (генерал Кутепов) на восток, во фланг и тыл корпуса Жлобы. С севера его атаковал 2-й корпус (генерал Слащев), а с юга находился Донской корпус (генерал Абрамов). Двигаясь на юг, корпус Жлобы встретил сопротивление 2-й Донской дивизии (генерал Калинин). Медлительность действий красного комдива (боевые столкновения продолжались в течение трех дней, 20-23.06.1920) позволила генералу Врангелю перебросить 2-ю конную дивизию (генерал Морозов) из Крыма (!) на юго-западный фланг корпуса Жлобы. Окружение последнего последовало незамедлительно, тем более, что комдив все это время пренебрегал боевым охранением и вряд ли подозревал о сгущающейся над ним грозе. Ужесточение сопротивления конницы генерала Калинина и появление конной группы генерала Морозова на западе завершило окружение красных конников. Поняв, что его войска попали в ловушку, Жлоба повернул на север. Здесь его встретил 2-й офицерский Корниловский полк полковника Пашкевича (убит 15.07.1920). (Отступая от темы, желательно напомнить, что полковник Пашкевич в 1919 — 1920 был любовником известной певицы Надежды Плевицкой, которая после смерти полковника стала женой его командира — генерал-майора Скоблина. Втянув своего мужа в сети советской разведки, Надежда Плевицкая прославила этого боевого генерала похищением в сентябре 1917 в Париже генерала Миллера, возглавлявшего РОВС, которого доставили в Москву и расстреляли. Подробнее — смотри «Скоблин Н.В.» и «Миллер Е.К.»). Построив полк в ряды (первый ряд — «с колена», второй ряд — «стоя», штыками вперед), полковник Пашкевич приказал «стоять на смерть». Несущаяся конная лава корпуса Жлобы не имела возможности остановиться или повернуть назад, так как с юга и запада наступала конница 2-й Донской дивизии (генерал Калинин) и 2-я Конная дивизия (генерал Морозов). Значительная часть всадников (и лошадей) конницы Жлобы были убиты или ранены, напоровшись на концентрированный ружейный огонь и вытянутые в ряд штыки. (Сам комдив на автомобиле едва убежал от преследовавших его кавалеристов генерала Морозова.). 23.06.1920 разгром корпуса комдива Жлобы был завершен, подошедшие бронеавтомобили и самолеты Русской армии генерала Врангеля довершили уничтожение бегущей на северо-восток красной конницы. Энергичные и активные действия конницы генералов Калинина и Морозова так же, как и пехота Корниловской дивизии генерала Скоблина, сыграли весьма важную роль в разгроме Конного корпуса Жлобы. (Окружение и разгром кавалерийской лавы пехотой — редчайший случай в истории последних войн. Указанный эпизод Гражданской войны в России тщательно, вплоть до начала Второй Мировой войны, изучался Академией Генерального штаба в Сен-Сире, во Франции, а также во всех ведущих странах Европы).

Воспользовавшись поражением советских войск в районе Большого Такмака (разгром корпуса Жлобы), Врангель произвел перегруппировку Русской армии, переведя 2-й корпус генерала Слащева на запад, в район Никополь — Каховка и до устья Днепра. Корпус генерала Кутепова (и его преемника — генерала Писарева) занимал северо-западную часть фронта — от Александровска до Никополя. На востоке боевые действия вел Донской корпус генерала Абрамова. Вскоре (17.08.1920) этот район перешел под оперативное управление новой 2-й армии генерала Драценко.

С середины июля до середины августа 1920 шли непрерывные бои «местного значения» с переменным успехом, но все же продвижение войск Русской армии вперед шло по всему периметру фронта, от Азовского моря до Александровска и Днепро-Бугского лимана.

07(20).08.1920 Красная армия в очередной раз начала большое контрнаступление из района Никополь — Каховка. К 28.08.1920 оборонявшая этот район 13-я пехотная дивизия (генерал Андгуладзе), отражая наступление, потеряла треть своего состава и вынуждена была отступить. Войска советской армии тем временем, прорвав оборону 2-го корпуса (генерал Слащев), направились в район Серогоз, с целью выйти в тыл 1-й армии генерала Кутепова и отрезать ей отступление в Крым. Но генерал Врангель сумел, сконцентрировав конницу генерала Барбовича у Серогоз, перейти в контрнаступление и нанести сильный удар по центру группы советских войск. Красные части, оценив угрозу конницы Барбовича, остановили продвижение острия клина, нацеленного на Серогозы, ожидая развития ситуации. Удар конницы генерала Барбовича заставил эти части откатываться назад, к Каховке и переправам через Днепр. Но ни войска 2-го корпуса, ни подошедшие конные части генерала Барбовича не смогли прорвать оборону красных войск, отступивших к Каховке. Плацдарм у переправы через Днепр оставался в руках большевиков.

Приказы Врангеля генералу Слащеву отбросить советские войска за Днепр оказались тщетными. Потери росли. Продолжать атаки казалось неосуществимым и опасным, так как росла угроза контратаки противника. Генерал Слащев подал в отставку (14.08.1920), которую генерал Врангель принял, назначив командиром 2-го армейского корпуса генерала Витковского. Витковский принялся ретиво выполнять приказ Врангеля по захвату злополучного плацдарма у Каховки и переправ через Днепр.

Одновременно с боями у Каховки войска Красной армии начали наступать и на северном участке фронта. Из района Никополя удар нанесла 2-я Конная армия (командарм Миронов), которая имела целью выйти к Серогозам и далее — к перешейкам Крыма. В стык между 1-й армией (генерал Кутепов) и Донским корпусом (генерал Абрамов) в атаку хлынула армия Махно. (Махно вновь перешел на службу Красной армии.) Кроме того, с востока и вдоль побережья Азовского моря накатывались войска 13-й Красной армии. Частям Махно помогала 4-я Красная армия, в задачу которой входила блокировка правого (восточного) фланга войск генерала Кутепова и необходимость не допустить дальнейшего их продвижения в направлении Александровска, на север. Как это становилось очевидным, красные войска фактически наступали по всему фронту — от Каховки до Азовского моря и от Никополя и Александровска до Пологов и Бердянска. На всех участках завязывались ожесточенные бои. Часто они носили переменный характер — и белогвардейцам, и красноармейцам иногда сопутствовал успех, равно, как и поражение. Но ни одной из сторон не удалось добиться решающего перелома. И все-таки, в целом, наступление советских войск (совместно с Махно) осенью 1920 провалилось. Начальные успехи быстро были локализованы и, в результате, Красная армия вернулась на исходные позиции. Войска Русской армии генерала Врангеля перешли сами в контрнаступление по всему фронту — в районах Каховки, Никополя, Александровска, Пологи и Бердянска. Несмотря на достаточно большие потери в живой силе в предыдущих осенних боях с наступавшими войсками Красной армии, части Русской армии добились успеха на всех направлениях октябрьского наступления 1920, исключая схватки у Каховки.

Таким образом, к ноябрю 1920 в руках Русской армии Врангеля оказались: 01(14). 10 — Большой и Верхний Та-мак; 04(17).10 - Гуляй-Поле; 03(16).10 - Пологи; 08 (21).10 — Александровск; 08 (21).10 — войска вышли на Днепре к переправе Кичкас; 09(22). 10 — захвачено Синельниково; 15(28). 10 — Мариуполь; 16(29). 10 — налет на Юзово. Этот неполный перечень захвата перечисленных городов лишь подтверждает значительные успехи Русской армии. При этом отличились почти все части небольшой Русской армии. Так, громя 4-ю Красную армию, Марковская дивизия (генерал Туркул) овладели северовосточным регионом, включая Гуляй-Поле (отбросив «попутно» и армию Махно). Корниловцы (генерал Ерогин) вышли к Никополю и форсировали Днепр, захватив Александровск. Дроздовцы (генерал Харжевский) добрались до Синельникова и переправы Кичкас. Донцы продвинулись на восток от Пологи до Бердянска, захватив Мариуполь. Только 2-й корпус с новым его командиром — генералом Витковским не смог достичь больших успехов. Закрепившись на Каховском плацдарме левого берега Днепра, войска генерала Витковского за два месяца боев так и не смогли добиться развития успеха и перейти на правый берег. В этих боях 30.09.1920 был убит один из выдающихся кавалерийских командиров Белой армии, командир Конной группы генерал Г.Ф. Бабиев, который до этого уже был 19 раз ранен. Потеряв более трети личного состава в этих боях, 2-й корпус продолжал топтаться у Каховки до общего наступления советских войск, главные силы которых были сосредоточены здесь, в Каховке и на ее переправах.

Общее наступление 1-й и 2-й конных, 13-й, 6-й и 4-й Красных армий и армии Махно началось 13.10.1920. Основной удар нанесла 1-я Конная армия Буденного при поддержке 6-й Красной армии из района Каховки. Ей же помогла 2-я Конная армия Миронова, форсировавшая Днепр несколько севернее (в районе Никополя). 1-я Конная нацелилась не столько на Перекоп, сколько на Сальково и Мелитополь, чтобы выйти в тылы 1-й армии генерала Кутепова и Донскому корпусу генерала Говорова А.В. (генерал Абрамов Ф.Ф. 15.10.1920 принял пост командующего 2-й армией, вместо снятого с этого поста генерала Драценко) и перекрыть им вход на Крымский полуостров. От Каховки до Перекопа — всего около 100 километров. Фактически, «ворота Крыма» были в 24-х часах марш-броска противника. Завязались тяжелые бои. Войска Красной армии рвались к Сальково (и Перекопу). 2-й корпус генерала Витковского не выдержал такого удара, покатившись к перекопским позициям.

Тем временем Красная армия ликвидировала угрозу выхода войск генерала Кутепова (форсировавших Днепр севернее Никополя) в тыл группировке в районе Каховки. Конная бригада у Покровского, севернее Каховки ударила по передовым частям генерала Кутепова (вырвавшихся на правый берег Днепра) и заставила их спешно (28.10.1920) ретироваться обратно, на левый берег.

Войска 1-й армии генерала Кутепова и Донской корпус генерала Говорова, после прорыва их позиций конницей Буденного в направлении Перекопа, вынуждали войска 1-й армии быстро отступать к Сальково. Но, несмотря на прорыв позиций и угрозу неотразимого удара 1-й Конной с юга и нажим 2-й Конной армии (командарм Миронов) с севера, генерал Кутепов медлил с отходом на юг. (А поверни он своих корниловцев и дроздовцев быстро на юг и ударь во фланг 1-й Конной армии — возможно, командарм Буденный испытал бы такой же разгром, который достался ранее корпусу Жлобы!). Медлительность отхода и потеря момента для маневра и контрудара во фланг коннице Буденного, привели к тому, что войскам 1-й армии Кутепова теперь пришлось почти бежать к перешейкам Крыма.

В результате 01.11.1920 части 1-й Конной армии Буденного, а вслед за нею — 2-я Конная и 6-я Красные армии с северо-запада и 13-я Красная армия с востока подошли к Перекопу и Сальково. Однако ворваться «на плечах» отступавших в Крым войск Русской армии генерала Врангеля им не удалось. Завязались ожесточенные бои за Крым, на Перекопском перешейке. Но удача была уже явно на стороне советских войск. Части армии Махно, а за ними и 52-я стрелковая дивизия, обойдя оборону и позиции на перешейке, 08.11.1920 форсировали Сиваш и атаковали Кубанскую бригаду (остатки 1-й Кавалерийской дивизии) генерала Фостикова на Литовском полуострове. Войска батьки Махно и присоединившихся к ним части 52-й, 15-й и 30-й стрелковых дивизий Красной армии 10.11.1920 Литовский полуостров оказался в руках советских войск. Кубанская бригада генерала Фостикова была разбита и отброшена к Юшуни. Одновременно в районе западного берега Сиваша красные части потеснили Дроздовскую дивизию и прорвали оборону на Крымском (Перекопском) перешейке. Находящиеся в районе Юшуни кавалеристы Конного корпуса генерала Барбовича контратаковали прорвавшиеся с Литовского полуострова части 30-й, 15-й и 52-й стрелковых дивизий, остановив на некоторое время хлынувший на Крымский полуостров поток красных войск.

Тяжелые арьергардные бои вела и Дроздовская дивизия. На левом фланге удерживала наступавших от Перекопа Корниловская дивизия. Но с 11.11.1920 наступление Красной армии остановить уже не представлялось возможным. Генерал Врангель приказал спешным порядком готовить Черноморский флот к эвакуации войск (и желающих) из Крыма. Фактически без боя советские войска заняли 13.11.1920 Симферополь, 14.11 - Севастополь, 16.11 -Керчь, 17.11 — Ялту.

Генерал Врангель 14.11.1920 прибыл на борт крейсера «Генерал Корнилов» и, получив информацию из Феодосии, Севастополя и Керчи, что все части Русской армии, включая раненых (7000) и юнкеров (10 000), а также чиновники и все желающие покинуть Крым (около 60 000) посажены на суда и корабли Черноморского флота, 16.11.1920 убыл (из Феодосии) в Константинополь (Турция). Всего на судах и кораблях было эвакуировано 145 693 человека (из них — 40 000 солдат и офицеров). Гражданская война в Крыму, на юге России закончилась.

К сказанному следует добавить, что история Русской армии генерала Врангеля не может быть окончена без упоминания о десантных операциях Черноморского флота в борьбе за Крым.

Еще до образования Русской армии, приняв пост Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России от генерала Деникина (22.03.1920), генерал Врангель отдал приказ о высадке десантов на левом (Хорлы) и правом (Кирилловка) флангах позиций Перекопского перешейка, во фланги и тылы рвущихся в Крым советских войск. 01.04.1920 части Алексеевской бригады (генерал Звягин М.Г.) и 13-й пехотной дивизии (генерал Андгуладзе) десантировалась в районе Кирилловки (в 40 верстах северо-восточнее Геническа), захватив деревню Ефремовку. Однако почти сразу же они были атакованы советскими войсками. Наступление захлебнулось, дивизия генерала Андгуладзе понесла значительные потери. Но, собрав все возможные резервы, контратакой 02.04.1920 она прорвалась к Геническу.

Одновременно был высажен десант слева от Перекопа, в тыл правого фланга наступавших красных частей. Два полка Дроздовской дивизии десантировались в Хорлах (в 25 верстах по параллели от города Перекоп). Пройдя сквозь плотное окружение советских войск и захватив село Адаман, дроздовцы прорвали сжимающееся кольцо и вернулись в город Перекоп. Хотя Дроздовская дивизия при этом понесла большие потери в личном составе, немалый урон и панические настроения пережили и красноармейцы, встречаясь в бою с одной из наиболее стойких частей Белой Гвардии («Дроздовцы» славились своими «психическими атаками»).

Правый десант, захватив (после Геническа) станции Сиваш и Чонгар и отбросив красные войска на север, также соединились с частями, оборонявшими «ворота» (Перекопский перешеек) Крыма. Успех этих десантов (в Хорлы и Кирилловку) имел положительный результат, подготовив Русскую армию к последующему выходу из Крыма на просторы Северной Таврии. Вместе с тем, понесенные людские потери безусловно имели негативные последствия (при и так существующем дефиците в численности войск Русской армии Врангеля).

В августе 1920 генерал Врангель подготовил десант донских казаков под командованием полковника Назарова Ф.Д. Отряд в 800 штыков высадился в районе Азова 22.07.1920 и прошел (с боями) до станицы Константиновской. Однако 28.07.1920 был разгромлен подошедшими частями Красной армии и рассеян (уничтожен). В сентябре 1920 полковник Назаров, один (без сопровождающих), прошел линию фронта на участке 1-го корпуса и вернулся в Русскую армию.

Экспедиционно-десантный корпус под командованием генерал-лейтенанта Улагая начал подготовку и формирование частей для высадки десанта на Таманский полуостров в июне 1920. В задачу десанта входил захват плацдарма на Таманском полуострове и развитие наступления в направлении Екатеринодара, с целью поднять на борьбу с Советами кубанских казаков и подпольные контрреволюционные отряды на Кубани и Северном Кавказе.

В Экспедиционно-Десантный корпус (генерал Улагай) входили:

— 1-я Кубанская! (конная) дивизия (генерал Бабиев Г.Ф., 04.04-14.09.1920);

— 2-я Кубанская (пешая) дивизия (генерал Шифнер-Маркевич 04.04-27.08.1920, тяжело ранен; 01.10-05.11.1920, вторично ранен);

— Сводно-пехотная дивизия (генерал Казанович Б.И.);

— Отдельный отряд (генерал Черепов А.Н.);

— Отдельный отряд (генерал Харламов П.Г.). Кроме этих частей (общей численностью 30 000 штыков и сабель), предполагалось присоединить отряды на Кубани и Северном Кавказе, которые находились на нелегальном положении после эвакуации войск генерала Деникина из Новороссийска в Крым. В том числе Отдельную Народную армию Возрождения России (генерал Фостиков), созданную из оставшихся на Кавказе кубанских казаков прежней армии генерала Деникина, (около 5500) и ее авангардные отряды полковников Скакуна (около 1500) в районе плавней Ачуева и Менякова (в районе станиц С